Тонкая грань Продолжение


Глава 5 Заброшенный дом

— Вот те на. Даже спросить не успел. — Почесал себе затылок Арман, увидев проехавших мимо троих велосипедистов, и, нахлобучив на лоб кепку, взяв свой рюкзак, пошел по своим делам. Рюкзак был легкий и совсем не оттягивал плечи. Мог бы даже вполне обойтись и без него, но взял его сам не знает зачем, так, на всякий случай, забросав туда что-нибудь перекусить в дороге, да бутылку воды, спички, пару полотенец, да ножичек, чтобы открыть консервы. Воду уже выпил, еды почти нет, пока добирался до Кызылкумов незаметно съел всё, таская по одной. Арман шел, куда глаза глядят, совершенно не зная, что теперь делать. Пустые, узкие, кривые, пыльные улочки аула петляли, образуя большой, запутанный клубок нитей. Поняв, что совершенно заблудился, Арман посмотрел по сторонам, пытаясь найти хоть кого-то, чтобы спросить если не о Кристинке и ее родителях, то хотя бы о том, как выбраться, наконец, отсюда и убраться поскорей. Жара сильно изматывала его. Горячее, пылающее, ослепительное солнце висело прямо над макушкой. Ни одного захудалого деревца, даже колонки, чтобы напиться нет. Всё как-будто вымерло. Маленькие, приплюснутые к земле, покосившиеся домики соседствовали бок о бок с большими, просторными, богатыми особняками, возле которых цвели вовсю модные нынче зеленые пальмы и маленькие цветущие лужайки. Разве только фонтанов не было. А зря! Они бы очень украсили ландшафт, создавая впечатление прохладного, спасительного оазиса посреди песков... Но там, в конце улицы, стоял совсем не вписывающийся в общую атмосферу заброшенный, большой особняк с остатками былого величия. Полуразрушенный, с заколоченными напрочь окнами, он всё еще притягивал к себе внимание. Бывший, цветущий некогда сад возле него, был беспощадно выжжет палящим солнцем так, что от него остались только чахлые, голы, совершенно без листьев, деревца, торчащие из под земли обугленными, кривыми палками то тут, то там. Знойный ветер завалил его песком почти аж до второго этажа. Движимый неудержимым любопытством, Арман, сам не зная как, очутился у самой входной двери. К его счастью ( или несчастью?) окно, находящееся рядом в метре от двери, было не заколочено, только лишь прикрыто полугнилой фанерой. Отодвинув ее, он забрался внутрь. Прохладный полумрак в пугающей тишине дополнял картину вопиющего ужаса. Оказавшись в просторном холле, Арман, включив фонарик, поднялся на второй этаж. Пройдя по узкому коридору, он увидел дверь, ведущую в комнату. Он тронул её, но та не поддалась. Поняв. Что она заперта на ключ, он подошел к другой двери, но и та была тоже заперта наглухо. Тогда Арман, спустился вниз и заметил небольшую тумбу с зеркалом. Порывшись в ней, он нашел маленький ключик. Взяв его, снова поднялся на второй этаж, пытаясь открыть двери. Но ключ, ни к одной из них подходил. — " Странно" -подумал Арман. Спустившись вниз, он снова подошел к тумбе и стал рыскать в ее утробе., надеясь найти еще что-то. Но ничего, кроме огромного черного паука с крестом на спине, затаившегося в одном из ящиков, не обнаружил. Он хотел было уже уходить, как его вниманию привлек один странный предмет, видневшийся под тумбой в куче песка. Арман нагнулся и поднял его. Это была страница из дневника:

" Она целый день разговаривает сама с собой и уже неделю не выходит из своей комнаты. Я не знаю, что делать.... Пробовала с ней поговорить, но она не отвечает. Может, вызвать снова доктора? Только поможет ли это? В прошлый раз он так и ушел ни с чем... " - было написано старательным, но немного взбитым, неровным почерком, показывающим волнение написавшего это человека.

Внизу была приписка:

" Она точено кого-то видит! Когда проходила в зал, то сначала вежливо пропустила кого-то вперед себя, и прежде чем сесть в кресло, предложила кому-то сесть на свободный стул, говоря «Прошу, присаживайся» хотя никого рядом с ней не было. Я подсмотрела это, прячась за шторой. Потом, она позвала меня и попросила, налить чая ее гостю! Так и сказала: " принеси, голубушка, чай моей гостье и кивнула на пустой стул, стоящий рядом..." — последнее предложение было еще более корявистее, выходившее за пределы строчек в тетрадном листке. Арман положил его на место, где взял, и решил посмотреть все остальные двери. Все двери были заперты. Из конца коридора, откуда-то снизу доносился женский голос. Он пошел на голос, хотя ему это не очень нравилось, но проклятое любопытство одержало верх над страхом и вот, он стоит перед дверью, ведущей, сюда по всему в подвал. Он тронул ее, и... она открылась тихо, без скрипа. Он спустился вниз по узкой, разбитой каменной лестнице. Потолки и стены были полностью усеяны паутиной и ему пришлось пробираться сквозь них, заслоняя лицо руками.

— Помогите... — стонал тонкий девичий голосок.

" О, Боже, там ребенок!" — с ужасом подумал Арман и бросился на помощь с еще более большим рвением, но когда он спустился вниз, то увидел черную ползучую, плывущую тень, которая нарастала всё больше и больше, заслоняя собой единственный тусклый свет, который оставляла открытая настежь входная дверь.

— Сейчас, сейчас...- Я иду! — кричал Арман и перепрыгнув одним махом через наваленные набитые чем-то коробки, заслонявшие ему путь, наконец, увидел тонкий силуэт молодой женщины в капюшоне. Он осторожно тронул ее за плечо, как она... рассыпалась в прах и прямо перед его носом выросла огромная, желтая змея с витиеватыми узорами, Раздуваясь в капюшоне, она вытащила свое жало и хотела проглотить свою добычу, но Арман, нащупав какую-то железяку, с острым концом, похожую на пик, воткнул ее в брюхо змеи. Но железка только поцарапал ее, не причинив ей существенного вреда словно это была тонкая иголка, и она продолжила свою атаку с еще большей силой, пылая адской злобой и местью, преодолевая расстояние одним махом.

— А-а-а! — заорал Арман, унося свои ноги, но чудище опередило его. Оно словно играла с ним в кошки — мышки. Не съедая его сразу, но и не давая ему уйти. Арман выбрался из подвала и помчался к входной двери. Там, должно быть окно, через которое можно было выбраться. Но... оно было заколочено! Арман стал шарить по другим , пытаясь оторвать доски от окон, но поранился от воткнутых острием наружу, больших, почерневших от времени, цыганских игл. Эти кем-то оставленные иглы здорово растерзали его руки, когда он пытался ухватиться за косяк. Одному Богу известно как , но ему удалось выбраться оттуда живым и здоровым, если не считать раны на руках и ногах. К тому же старая царапина на руке долго не заживала и уже гноилась. Рука начала опухать. Арман долго еще бежал без оглядки, пока, наконец, выбившись из сил, не свалился на землю., но как бы далеко он не убежал, в какую бы сторону он бежал, ото всюду виднелись мрачные очертания проклятого дома. Арман потерял сознание.

Очнулся он от того, что незнакомый аксакал плеснул ему на лицо прохладной воды. Вокруг него была толпа зевак. Напившись воды, Арман спросил старожила о заброшенном особняке. Старик только покачал головой, сказав. что это нехорошее место и что хозяева его давно переехали и что ему лучше туда не соваться, а одна нестарая еще женщина добавила, что первый хозяин дома был директор маслозавода, но потом, что-то случилось. Дом менял своих хозяев, но больше чем на месяц там никто не задерживался. Просто в один прекрасный день все куда-то исчезали.

Арман спросил:

— А где теперь живут его первые хозяева?

— Вон там, за первым поворотом крайний дом на двух хозяев. Там спросите... — ответили ему.

Арман поблагодарил их.

Указанный ему дом, оказался домом, в котором жила Кристинка. Он был старый, саманный, вросший в землю под самую крышу. Забора не было. Вернее, были две-три палки, торчащие то тут то там, всё, что осталось от забора. Входная дверь было приоткрыта.

Глава 6 Начало конца. Предки.



  • Поделиться

Похожие произведения