Родительская ласка (Каблан 1)

  • 16 Августа 2019
  • Вне жанра

Скучное и унылое занятие под названием универ закончилось. Каблан вышел за пределы альма-матер, втянув голову в плечики.

Быстро пошел к остановке, огибая группки других студентов, стоящих и веселящихся возле кладези знаний.

Но проскользнуть, подобно крадущемуся коту, мимо Тентека не удалось.

— Оу, братишка! — свистнул согруппник — Ты че мимо нас проплываешь, вниманием обделяешь?

Каблан вздохнул, покорно подошел поближе к здоровому, толстому парню и его четырем собутыльникам. Поздоровался, пожав двумя руками небрежно поданные пятерни.

— Ну че, Кабаченок, как поживаешь? — Тентек спрашивал, а сам смотрел на стоящих неподалеку девчонок в коротких юбках. Девушки смеялись, отбрасывая назад длинные волосы — Куда пропал? Мы тебя потеряли, хотели в розыск подавать?

— Да так, учеба... — пожал плечами Каблан.

— Ну, молодец. Знания — наш путь к светлому будущему — Тентек оторвался от созерцания девушек, посмотрел на собеседника — Только про друзей не забывай. Че бабки не заносишь? Знаешь, сколько у тебя накапало уже?

— Нету у меня сейчас. Давай я на днях отдам?

Один из соратников Тентека дал парню под дых. Быстрым, незаметным движением. Каблан согнулся от боли, выронив надетый на плечо рюкзак.

— Ты, Кабаченок, зазнался совсем. Забыл о друзьях ненаглядных. А нам обидно — Тентек притянул парня к себе за шею, широкое лицо с узкими глазенками очутилось прямо перед Кабланом — Сделай одолжение, не клади на нас свой маленький прибор. Все отстегивают и ты плати. Завтра чтобы занес две сотни бакинских. Понял? А то по-другому говорить будем.

По-другому с Тентеком говорить не хотелось. Одного парня, который отказался платить положенную месячную таксу, избили в туалете универа. Ковыляет до сих пор с костылем и на левое ухо глуховат стал.

Поэтому Каблан кивнул.

— Вот и ладненько — жиробас потрепал собеседника по щеке — Давай, гуляй отсюда.

Парень поднял рюкзак, пошел дальше.

***

День рождения оказался испорчен. Не то, чтобы Каблан собирался праздновать восемнадцатилетие, но все же. Как-никак, а теперь он полностью совершеннолетний. И может сам отвечать за судьбу. А после встречи с жирным вымогателем и его дружками градус настроения упал ниже плинтуса.

Первым делом он собирался переселиться из дома. Уйти и снять комнату где-нибудь. Для этого копил последние полгода необходимую сумму, подрабатывая после занятий официантом в закусочной. Неужели отдавать теперь деньги этой самодовольной скотине?

— Да пошел ты! — пробормотал Каблан, выходя из автобуса — Хер тебе, а не бабки!

Вошел в квартиру, шмыгнул в свою комнату. Из гостиной слышались визгливые выкрики, шум музыки. Родители, как всегда, набухались. Пригласили пьяниц со всего двора, бренчат стаканами.

Каблан перекусил самсой, купленной утром на перемене, запил минералкой без газа. В кухню идти не хотелось, чтоб не привлекать внимание родаков. Да и вряд ли там было что-нибудь съедобное.

Потом, следуя наставлениям Тентека, позанимался. Все-таки, учеба действительно прежде всего.

Сам не заметил, как задремал над учебниками.

Проснулся от крепкого удара по затылку.

Отшатнулся.

Посмотрел назад.

Ну конечно. Пахан нетвердо стоял сзади, покачивался, как корабль в штормовую погоду.

— Фы сево спись, а? — передние зубы у предка давно выпали, новые вставить не удосужился — Усись дафай, тупийса!

— Учусь я, учусь — недовольно пробурчал студент, потирая голову.

— И фот есе што... Сходи-ка за отной путылошкой! Вот тьефе фафки.

— Не пойду — Каблан упрямо уткнулся в учебник — Сам иди.

— Есе получьить хочеш? Пысто ушуршал за путылкой!

— Не хочу и не пойду.

— Ах ты змеенысс! — пахан замахнулся было снова.

Но парнишка отскочил в сторону, оттолкнул родителя. Отошел к двери от греха подальше.

Батяня от толчка завалился на пол, неуклюже поднялся.

— Ах ты-ж душегуп фроклятый! На роднофо отса рукху фоднял!

— Не отец ты мне! — заорал Каблан — Вы оба мне не родные! Я все знаю, видел справку из Дома ребенка!

Отец ошеломленно остановился, опустил руки, захлопал ресницами.

— Вы меня взяли, чтобы двухкомнатную квартиру получить! — продолжал парень — Только ради этого! Теперь я понимаю, почему вы ко мне так относитесь!

Оглянулся на стук двери. Вошла мать, отекшая, опухшая после многодневных попоек. Растрепанные волосы разметались по лицу.

— Чего расшумелся?

Пахан указал на Каблана.

— Слышиш, што он фазарит? Увнал фро усынофление.

Мать нахмурилась и уперла руки в бока.

— Тебе кто разрешил в документах шариться? Еще раз узнаю, руки поотрываю.

— Я от вас ухожу — ответил Каблан — Осточертело с вами жить. Прямо сегодня, прямо сейчас.

И стал лихорадочно собирать вещи из шкафа.

— А кто тебе разрешил, спрашивается? Ишь ты, паскуда! Мы его вырастили, выкормили, а он бросить нас решил! Всю жизнь на тебя потратили, и вот тебе благодарность! Пригрели змею на груди!

— Этьо ни ф какие рамки не льезет — добавил пахан, еле стоя на месте.

Каблан продолжал засовывать манатки в рюкзак.

— Да ладно. Всю жизнь, говоришь, потратили? Это когда, интересно? Когда скалкой отлупили до полусмерти в четыре года? Или когда я сотрясение мозга получил, упав с лестницы, убегая от тебя, милая мамочка? Вы мне хотя бы раз в жизни день рождения отпраздновали?

— Прорезался голосочек — процедила в ответ мамаша.

Каблан закончил сборы, огляделся по сторонам. Чуть не забыл! Открыл ящик стола, достал из дальнего угла припасенные деньги. Двести пятьдесят долларов, на первое время хватит. Потом еще заработает. Сунул в карман.

Повернулся было к двери, но получил оглушительный удар по голове. Судя по грохоту, табуреткой.

Парень свалился лицом вниз, чувствуя, как по лицу струится что-то теплое. Скосил глаза на пол, оказывается, это кровь.

— Смотри-ка, какой ты у нас богатенький Буратино! — где-то позади проворковала ненаглядная мамочка.

— Есе сфалить хотьел, нефблаготарный! — поддакнул папаша.

А потом Каблан закрыл глаза и потерял сознание.

***

Очнулся от падения на землю.

Разлепил глаза, огляделся.

Он лежал на дне ямы, со связанными руками и ногами, с кляпом во рту.

Вверху, в прямоугольном вырезе отверстия ямы, синело небо.

«Что за херомантия?» — подумал Каблан и попробовал освободиться от пут.

В это мгновение сверху на него посыпались комья земли.

Парень отряхнул голову.

— Вон из той кучи копай, идиот! — послышался голос матери — Не видишь, что ли, там земли больше?

— Та вишу я, вишу — огрызнулся батяня.

Сверху посыпалось еще больше земли. Нос забился пылью, глаза ничего не видели. Каблан завертелся, как уж на сковородке, стараясь вытащить руки из веревок. Одновременно убирая голову от потока почвы сверху.

Судя по всему, дорогие родители решили похоронить его живьем.

— Миленький мой сыночек, жеребеночек мой! — запричитала мать — Зачем так сильно треснул его по голове? Убил моего ненаглядного сыночка! За какие-то двести баксов!

— Сама финофата! — пыхтя и звеня чем-то металлическим, ответил отец — На тапуретку хто покязыфал? Ты, хнида толстомортая! Фот я и не расщитал маленьхо.

— Где деньги-то, кстати? Вытащил?

— Ну естесстфенно! Я ж тепе их дал!

— Ах да, точно, вот они. Ладно, давай заканчивай побыстрее, я устала. В машине подожду.

Пока они болтали, папаша успел накидать полную яму земли. Каблан перевернулся лицом вниз, скрючился, прижав колени к подбородку. Так осталось немного воздуха. Кричать, вернее, мычать с законопаченным ртом, сил уже не было. Руки, связанные сзади, остались торчать кверху.

Мать наверху охнула и выругалась.

— Что это такое? Какие-то кости валяются. Чуть ноги себе не переломала...

— Тай сюды, тоше захину.

Вместе с землей на спину Каблана со стуком упали легкие продолговатые предметы.

Наверху еще какое-то время слышалось тяжелое дыхание отца, шорох его ног, позвякивание металла, видимо, лопаты. На спину падало все больше земли, тяжесть сжимала, так что парень еле дышал.

А потом все затихло.

***

Похороненный заживо студент сначала как будто окаменел.

Дышать становилось все труднее.

Глаза ничего не видели.

Видимо, эта яма действительно станет его могилой.

Пальцы уже потеряли чувствительность. Каблан пошевелил ими для проверки и уперся в продолговатый тонкий предмет. Пощупал, оттолкнул немного в сторону. Видимо, это одна из тех костей, о которых толковали те двое наверху.

Машинально парень еще подвигал кистями. В связанные руки полезла земля. И что-то еще, плотное, небольшое, округлое. Похоже на гладкий камешек. Только почему-то теплый на ощупь. В середине камня юноша нашел маленькое углубление. Потер пальцем.

И вдруг что-то поменялось. Он ощутил себя так, как будто растет во все стороны, превращается в великана, возвышается над ямой, деревьями... Горы вровень с плечами. Вот он вырос до небес и упирается макушкой в небеса. Рядом темной тенью пролетел беркут, недовольно посмотрел на перегородившего дорогу студента.

А потом Каблан снова ощутил себя в душной яме. Задыхающийся, ослепший, неподвижный. Все еще сжимающий в правой руке найденный предмет.

«Вот и видения из-за недостатка воздуха начались» — подумал парень.

Нос нестерпимо зачесался. Хотелось чихнуть, но пыль не давала вздохнуть. Ну и ладно, чего терять.

Быстрым движением Каблан рванул левую руку, пробурил сквозь землю к носу, остервенело почесал.

А потом остолбенело пощупал руку и обрывки веревки на ней. Каким-то образом он сумел освободиться из пут.

Протер глаза, отпихнул землю в сторону от головы. Сверху нескончаемым ручьем посыпалась еще.

Тогда в отчаянном усилии Каблан развел руки в стороны. Перевернулся. Задержал дыхание.

И погреб вверх, помогая связанными ногами. Как ныряльщик, который поднимается с глубины на поверхность моря.

Как ему удалось раздвинуть землю, было совершенно непонятно. Видимо, не утрамбована после погребения. Но спустя несколько энергичных гребков он вытащил голову из могилы.

Жадно вдохнул воздух свободы. Освободил забитый грязью рот. Разлепил глаза. Заработал руками и полностью вылез наружу.

Хрипло дыша, устало повалился на землю. В правом кулаке все еще крепко сжат странный камень. Каблан откинул голыш в сторону.

И зарыдал было от облегчения.

Но потом заткнул рот грязной ладонью.

Среди стволов деревьев неподалеку в темноте плясал огонек фонарика. Слышался тихий мужской голос.

Парень быстро схоронился за ближайшим деревом и прислушался к незнакомцу. Луч света в темном царстве медленно приближался.



  • Поделиться

Похожие произведения