О книге и культуре постсовременности


Эссе

о книге и культуре постсовременности

Подари книгу!

До крайности банальным стал факт того, что старшее поколение граждан при обсуждении вопроса о любви к литературе, изрекают фразы: «молодежь совсем не читает книг, не увлекается художественной литературой», «детей не заставишь читать, не любят читать», что книга для современного читателя — это отстой. Замечу, что данная тенденция прослеживается на любом уровне: будь то «собрание библиофилов» либо беседы простых обывателей на остановках, в общественном транспорте, на рынке, дома за «кухонным столом» или на «педсовете», всюду, где бы ни затрагивалась данная тема. А ведь «дискурс» о любви или нелюбви к литературе, о неприятии или приверженности к книге подавляющей частью молодёжи небезоснователен и это неопровержимая реальность. Под старшим поколением я разумею людей, достигших некоторой зрелости в мировоззрении либо мировосприятии с точки зрения «родителей», которые осознают важность и необходимость чтения классической, элитарной, общепризнанной, высокой, общемировой художественной литературы.

Здесь же возникает вопрос, а чем же отличается классическая литература от массовой литературы? В литературном мире возникают дискуссии между авторитетными научно-литературными мужами, которые часто доходят до полемики, приводятся многотомные доводы. Я же простым, доступным для читателя языком выражу идею о том, что произведения классической литературы уникальны, оригинальны, исключительны в своей первичности, первозданности, первозначности, первоисходности, первоидейности, первотипичности, первообразности, первоформенности, первовоспринятости читателем, инвариантности, историостойкости. Вся же остальная литература — это вариант классической литературы. Кстати говоря, есть исключения к определению, к примеру, классический роман " Дон Кихот" Сервантеса, т.к. являлся пародией на рыцарские романы.

Я частично согласен с мнением старшего поколения, что чтение книг непопулярно среди молодёжи. Ещё в советскую бытность книга была лучшим подарком юбилярам, книгу приносили в дар на торжествах. В настоящее же время при обсуждении вопроса «Что подарить?» с иронией произносят «Подари книгу» в таком значении, что вопрос более не подлежит обсуждению и подумай сам. Усмешка в крылатом выражении «подари книгу» стала уже не сарказмом, который подразумевает «лютого супостата», а простым безобидным юмором, который уже даже не несёт в себе смысла предмета — книги. И это уже проблема.

Насчёт данной проблемы, дорогие читатели, позвольте мне как литературоведу попытаться предложить вам некоторые доводы, которые помогут менее строго подходить к вопросу о книге — художественной литературе.

Мы утрачиваем книгу и этот факт однозначен и бесповоротен так же, как мы утратили наскальный момент передачи информации, глиняно-скребковый, пергаментный, но в рамках виртуального мира печатное слово ещё долгое время будет служить людям. Виртуальные книги стали доступны и приятны для слуха. Они также шелестят, благодаря современным компьютерным технологиям, ими также можно размазать по стенке муху, устройство также сгибается, даже свет при чтении этих книг подменяет реальное освещение.

Всё дело в том, что на дворе XXI век — век тех процессов, которые происходят под общим понятием — постмодернизм, термином, который обозначает структурно сходные явления в мировой общественной жизни и культуре 1современности.

Прежде чем говорить о явлении постмодернизма в литературе, да и в общем, в нашей жизни, необходимо произвести для понимания некую деконструкцию слова в лингвистическом и других отношениях.

Пост — это приставка, которая эквивалентна значению «после», корень —модерн- в переводе с французского языка «новый, современный» и , наконец, суффикс —изм- в значении " направление мысли, стиля«.

Для начала мы оставим суффикс в покое и рассмотрим постмодерн в контексте социально-исторических парадигм, то есть совокупностей фундаментальных установок в науке.

Ведь логично то, что если есть приставка пост -, обозначающая «после», в данном случае модерна, то не исключаем противоположного момента, обозначающего слово «перед», квазибинарную оппозицию или антонима. И получилась у нас парадигма премодерн, то есть то, что было перед модерном. Данная идея предполагает развитие человеческой истории. Историческое развитие человеческого общества- это движение, равное метаморфозам человеческой жизни — рождение, детство, юность, молодость, зрелость, старость... Теперь у нас есть три закономерных парадигмы, тождественные метаморфозному предположению: премодерн, модерн и постмодерн. Это история человечества, история взлётов и падений, история войн и мирных процессов, история проб и ошибок, история осознания своего бытия, история поиска смысла жизни, история поиска счастья, история поиска истины, история обретения образа.

Премодерн — архаичная эпоха, продолжавшаяся примерно до века 16 в Европе. В парадигме премодерна господствовал «Бог», то есть сакральное — основные понятия: священный, святой, религия... Хотя уже тогда были философы — люди зарождающейся науки, которые на много веков опередили своё время — исключения, один из них сказал: «Дайте мне точку опоры, и я переверну Землю». Слова великого физика и математика классической античности Архимеда Сиракузского (287–212 до н. э.) Это люди, которые и двигали колесо истории, но в подавляющем большинстве своём люди премодерна были глубокими архаиками. Здесь человек был тварью божьей, общество , как было сказано, религиозным, где человек верил, что после смерти наступит жизнь настоящая, райская, а для этого нужно страдать в земном мире. Здесь общество, где господствуют традиции, обычаи, иерархическая беспрекословная подчинённость, кастовая дифференциация и прочее... Здесь появляется (УНТ) фольклор, миф, античное искусство — первые театры... Литература духовно-мифологическая, сакрально-философская.

Всё это продолжается до тех пор, пока французский философ Рене Декарт не утверждает: «Я мыслю, значит, я есть», а чуть позднее Фридрих Ницше выводит, что «Бог умер», или «Бог мёртв».

Наступает эпоха модерна, которая противопоставляет человека мыслящего, творца богу. То есть возникает «Я — человек, я могу всё сам». Демократию противопоставляет иерархии, где на первый план выходят буржуа, торговец, а не священник и воин. Где наука, разум, рассудок довлеют над идеализмом, религией. Где религиозное общество становится секулярным. Где человеческая жизнь становится высшей ценностью и, так как Бога убили, значит нет и загробной жизни. Человек ищет счастье уже не в загробной сказке, а в реальности, в жизни, которая заканчивается с наступлением смерти. Люди того общества думают, что путь к счастью лежит через прогресс, науку. Здесь приходят и сменяют ( а иногда и параллелизуются) друг друга в литературе такие направления, как классицизм, сентиментализм, романтизм, реализм и собственно модернизм ( не путать с модерном).

На смену модерну приходит постмодерн и устанавливается уже к середине ХХ века. Почему он приходит, что способствует смене парадигмы? Человек к середине века ХХ после двух мировых войн и многочисленных революций, холокоста, ядерной бомбы оглядывается назад и видит, что прогресса в науке он достиг громадного, ведь конец XIX и начало XX вв. ознаменовались научно-техническим прорывом, скачком, революцией. Но счастья как не было, так и нет. Человек осознаёт, что бога в нём нет, его нигде нет, ведь бога он убил, идти и плакаться то не к кому. То есть человек утратил своё внутреннее содержание. Философы утверждают, что и действительности, возможно, тоже нет и дороги вперёд нет, впереди тупик. У человека не осталось ничего и он сам попал в ничто. Все, что можно было открыть изучить, он уже открыл и изучил. Тогда человек начинает искать всевозможные пути смысла жизни. И находит смысл в мифе о Сизифе. Отсюда и неразумный текст, абсурдная литература. Разбирает и анализирует свою историю и понимает, что философия на протяжении более чем 2000-летней истории уделяла внимание всему, что имеет характеристику «быть» в этом мире, включая и сам мир, но забыла о том, что это значит. Об этом напоминает немецкий философ М. Хайдеггер в своей работе «Бытие и время», «Дазайн» (нем. присутствие или бытие вот тут). Он же требует от всей западной философии проследить все этапы становления этого понятия с самого начала, называя процесс «деструкцией» (Destruktion) (разрушение) истории философии. И человек начинает деконструировать всё, экспериментировать, переосмысливать то, что было в истории, того, что не было в истории и называет это постмодерном .

Теперь мы пришиваем суффикс —изм- и получается у нас «постмодернизм», как культурное составляющее парадигмы постмодерна. Ну вот, вкратце доказательно, научно-обосновано и простенько о парадигмах. Да, здесь необходимо обозначить нотой бене тот особый факт, что в современную эпоху мы с вами живём в ассорти, смеси, миксовом обществе, где 60 % — это люди с сознанием премодерна, 30% — люди с сознанием модерна, но все они пользуются благами постмодернистской цивилизации. Далее я изложу своё виденье постмодернизма,

Также как и модерн отвергал, очищал себя от премодерна, так и человек постмодерна критикует, атакует модерн, очищаясь от прошлой современности. Человек решает, если нет предмета, если нет реальности и если своё «Я» оставил в модерне, то значит вся наша жизнь — воображение, то есть виртуальная реальность . И здесь ему открывается настоящая свобода в этой самой подмене — в виртуальной реальности. Если нет моего «Я», то ведь могу дать себе другое имя — ник. Отрицается научная гендерная основа, потому что отрицается пресловутая модернистская наука вообще. Значит, если есть неограниченная свобода и нет разницы между мужчинами и женщинами, то могу поменять пол, ведь все толерантны.

Виртуальный мир — это ризома, бесконечное количество возможных путей, вариантов, обретения счастья человеком. Здесь реальна и действует теория трёх рукопожатий — «каждый знаком с английской королевой».

Постмодерн — это конечная станция, кладбище человеческой истории, мы приехали в этот огромный и интереснейший, резиновый, безграничный, иррациональный город сизифового счастья, теперь нам нужно налаживать быт и начать жить. Процессы в резиновом городе , а как известно резина имеет свойство растягиваться, будут расширяться до бесконечности. Литература достигла своего апогея, вершины в ХIХ веке, который был назван золотым веком, а с вершины все тропы ведут вниз, как некогда сказал писатель Михаил Веллер ,вслед за золотым веком в литературе наступил серебряный, за серебряным веком наступит век бронзовый...

В культуре восторжествует направление постмодерна, именуемое на данный момент как сингулярность, которое придёт на смену постмодернизму, где основной гипотезой появления сингулярности будет объяснение того, что прогресс станет настолько быстрым и сложным, что окажется недоступным для понимания, предположительно следующий после создания искусственного интеллекта и самовоспроизводящихся машин, интеграции человека с вычислительными машинами, либо значительного скачкообразного увеличения возможностей человеческого мозга за счёт биотехнологий...

Дошёл ли хотя бы запах постмодернизма до нас, до города, в котором я живу, до моего дома? Видите ли, в научном мире существует понятие «синхронизация культурного времени», есть понятие " глобализация«... Думаю, что объяснять никому ничего не нужно, итак всё понятно.

Мой начальный глагол уже затерялся, так вот почему же молодёжь не любит читать книги, художественную литературу? Выходит так, что книга — детище науки, а наука — это область модерна. Значит книга — это модерн, а модерн — вчерашняя современность. Им, нашей с вами молодёжи, хватает и программных общеобразовательных классических произведений по литературе , выше крыши, для чтения. Отвечаю на вопрос, ваша молодёжь уже в постмодернизме, в виртуальном мире, где они и живут. Там они смотрят фильмы, снятые, в лучшем случае, по сюжету классических произведений. Радуйтесь хотя бы этому факту. А вот расстраиваться нужно, если ваш дитятя подсел на иглу «Синего кита» или какого-нибудь из множества вариантов этого идейного истребления, с которого соскакивают только в гроб. Расстраиваться нужно тогда, когда ваш дитятя женится в этом виртуальном мире, и женится он не на девушке, а на компьютерном разуме или на вертуальной книге, или же на симулякре ... Понаблюдайте за нашим обществом, оно читает как никогда много, в советскую бытность так много не читали даже ленинградцы. У молодёжи свой язык, сленг, где много заимствований, сокращённо-упрощённых понятий, свои символы, к примеру, средневековая аудио-визуальная культура уже на постмодернистском уровне обретает свой смысл, вспомните иконки, смайлики, каомодзи. Приобретает свой новый смысл забытый эпистолярный жанр. Молодёжь на современном этапе больше пишет в WhatsApp, она пишет так много, как никогда в истории человечества не писала, даже больше того поколения, который задаётся вопросом о чтении книг. В эпоху постмодернизма каждый — уникальный писатель и уникальный читатель одновременно. Никогда в истории человечества не было так много уникальных писателей и уникальных читателей как в постмодернизме. Ведь каждый человек, индивид уникален и талантлив в своём роде. И последнее не стоит рассматривать постмодернизм как, к примеру, модернистский бардак или модернистский хаос. Мы должны попрощаться с культурой модерна, а вместе с ней и смыслами, и понятиями этой величайшей эпохи, так же как и модерн прощался с архаикой. Тех, кто не понял, что такое постмодерн, хочу предостеречь от модернистской вседозволенности, модернистской анархии. В культуре постмодернизма хаос и абсурд, да и все термины, понятия приобретают новое нравственное значение, новый высокий ценностный сизифовский или камюниановский смысл.

— Что подарить?

— Подари книгу :) :) :)!

Вы, мой уважаемый читатель, поняли, ощутили новый ценностный смысл?



  • Поделиться

Похожие произведения


Алма Джуманбаева 12 Января 2018 12:13

Вы правы, что молодёжь стала меньше читать, но всё же читают, хотя бы на сайтах))

Орал Сабитов 12 Января 2018 15:10

Спасибо Вам, что откликнулись, уважаемая Алма. :) Творческих успехов и удач!