Мы и Слова 4. Идеи или знания


Идеи и их производные (теории, идеологии, прорывные проекты, стратегии...) — это формы красивые и манящие, но далёкие
от жизни, не самодостаточные и требуют больше, чем дают. — Им всегда нужны агитаторы, толкователи, верховные жрецы.., направляющие силы, лозунги, заклинания, слепая вера, человеческие жертвы... Чем они красивее, тем скорее обращаются в криминальные режимы. — Так было с коммунизмом-социализмом, то же происходит сегодня с демократией и либерализмом.
История доказала, что даже самые красивые идеи, попадая в несознательную, непонимающую, противоречивую, несвязную массу-среду, обращаются в жутких монстров уничтожающих всё вокруг и в конце-концов себя.
История доказала, что сплочённые общей (классовой, религиозной, национальной...) идеей люди становятся опаснее зверей.

На многих «революционных» примерах прошлого можно сказать, что идея поднимает рабов с колен, но не делает их людьми.
Идея обращает людей в толпу, которой для своего счастия-единства-схожести-идентичности всегда нужен какой-нибудь враг.
Она делает их силой, но силой, которая себя не сознаёт, собой не управляет и которой нужен направляющий идейный вождь.
Идея выводит из круга нарастающих противоречий, но ведёт в другой, ибо Каждый Вкладывает в Недодуманное нечто Своё. (То, что никому до конца не понятно, всегда кто-то переиначит, сделает по-своему, извратит...)
Идея помогает народу, нации уничтожить бывшую власть, чтобы отдаться новой, поначалу такой народной, близкой, Своей...
Идея создаёт пусть Массовый, Но Круг Своих, в котором начинают зреть новые противоречия.
Классовой, религиозной, национальной, государственной или Отделяющей, Круговой может оставаться только Идея, то есть недодуманная, недоказанная массовая гипотеза, теория, предположение, мнимая форма-мечта...

Идеи-теории-идеологии всегда противостоят. Идеологию, как любого вождя, может свергнуть, изгнать иная идеология. За идею вечно надо бороться и страдать; её надо вечно отстаивать, доказывать, быть бдительным...

Идея — туманная цель, путь к которой никому не ведом до конца и потому полон опасностей, страхов, взаимных подозрений.
Идея не терпит равенства, даже если это идея равенства-братства, ибо всегда находятся Братья Верящие и Мыслящие Иначе.
Идейной массе нужны не знания, а лишь Вера В Тех, Кто Выше в идейной иерархии-пирамиде, ближе к «Высшему Знанию».
Идея становится неоспоримой догмой, неприкасаемым идолом-божеством, которое не велит думать, а велит верить-шагать.

Идея — это всегда борьба и противоречия, это всегда стремление к какой-то цели одних и сопротивление-несогласие других.
Идейность — устремлённость в будущее без смелого, честного, спокойного общественного разговора о прошлом и настоящем.
Идеи для тех, кто не хочет сам искать, обретать знание, делиться им, а для тех, кому проще идти за «гениальными» вождями.
Идея объединяет людей только потребностью жить по-человечески, но не Со-Знанием что делать.

Ещё ни одна идеология не стала общим знанием, не приобщила к себе Всех людей. Идеи всесторонней связности не дают, а дают исключительно стадную-однонаправленную, для круга чем-то уже похожих, подобных и на что-то Нацеленных людей.
Идеи, теории, стратегии, идеологии... — это превосходный материал для культового строительства.
Была идея коммунизма, трудились советские идеологи-агитаторы-пропагандисты, была теория-школа-наука коммунизма, но познать Что Это Такое так и не сумели. Коммунизм остался непонятой, воинствующей идеей. Что с нею стало — видят все.

Идея нужны разобщённым, зашедшим в тупик, и не знающим, кто виноват, что делать и как жить дальше. Идея — это самый скорый ответ на национальные вопросы, но Идеи — Это Не Знания, а нам нужны именно знания.
Пора бы понять, что без всеобщего Знания любая идея, теория, стратегия общественного благополучия-развития выродится в тайную, затем в открытую форму присвоения власти кругом «идеологов» и олицетворяющим идею национальным «лидером».
Поиск идеи и есть доказательство того, что в государстве нет связности всех наций, классов, конфессий... и что у народа нет Знания жизни, а академии, университеты и прочие институты власти дать ему этого не способны! ...........................................

Знание не может быть чьим-то. Кто бы его ни нашёл, — оно станет общим. Знанию не нужна реклама и куча паразитирующих на нём агитаторов, социологов, разпространителей... Знания сами разпространяются и сливаются в Общественное Со-Знание.
Идея, в силу разного её понимания, меняется и трансформируется. (Национальная обращается в Национализм и Уничтожение Инородцев, Религиозная — в уничтожение уже каких-нибудь Иноверцев, Классовая — в уничтожение классовых Оппонентов...)
Знание делится-разпространяется без изменений и трансформаций, но Меняет Людей вокруг себя.

Идеи вооружают. — Знания обезоруживают. Идеям нужен вождь-носитель, а знаниям вожди и лидеры-носители не нужны.

Идея порождает Культ. Иногда Идея переходит в Знание, Культ — в Культуру.., но вероятность такой Эволюции очень мала.
Если Идея не станет знанием, она умрёт, но перед смертью ещё не раз во что-нибудь трансформируется и натворит «чудес»...
Поэтому, несмотря на научные звания вождей, никак нельзя им верить и проверять их предвидения на себе. Нельзя идти в будущее, полагаясь на их идеи-призывы-намерения и веря, что недостающие знания они найдут в пути. — Им это Невыгодно!
Кто бросает идеи в народ, — никогда не шёл по пути поиска знаний и уже не поймёт, Что Это Такое.

Поэтому не нужны идеи (как и не нужен сверхточный математический расчёт, учитывающий всё возможное-невозможное), а необходимо неопровержимое, обезоруживающее, простое, понятное каждому знание каждого слова в языке нашего общения.

Реальное Человеческое общение и мышление не строится из идей, из неточных форм, инициатив, подразумений, намерений...
Для здравого мышления и общения надо всё называть своими именами и всему давать точную форму, избегая подразумений. Поэтому Власть обязана общаться с людьми словами понятного содержания и давать им проверенную и точную информацию для размышления, а не идейные-миражи! Когда масса слышит от вождей слово «национальная», она не думает о том, кто там и что Подразумевает под словом «национальная», и каждый додумывает нужное ему сам, ибо Идея — это недодуманный сырой материал. Национальная идея лишь подразумевается как Общая, но не будет таковой ни в сознании, ни в подсознании нации, что бы Там ей ни объясняли. В умах массы слово работает, как и звучит. Национальная Идея — это именно Национальная, и она определяет и Объединяет В Круг людей одной нации, Чтобы Отделить Его От Инородных. .............................................

Обычно говорят — «Национальная идея», но оговариваются, что под ней подразумевают ОбщеНациональная. А почему сразу не сказать, что нужна ОбщеЧеловеческая Идея!?.. Видимо, «Национальная» звучит понятнее конкретному кругу людей, ибо содержит в себе более понятный план-объём воплощения, — то есть велит Нации позаботиться о себе, а то, что она общая или человечная, обычным образом под-разумевается, ибо подразумевается, что Каждый из нас — Человек! ...То есть, если заявить, что нужна «Идея Человечности», то придётся признаться, что мы — не люди и живём по-скотски.

Идея Человечности... — звучит пространственно, непонятно, пугающе... Нет обычных кругов из единоверных, единокровных, одиноплеменных, некого делить на своих-чужих, не с кого брать дань уважения, покорности, страха.
Видно, жить лучше Всем человечеством нереально, — не с кем сравнивать, некого обвинять, побеждать, превосходить; некого называть национальными героями, вождями-лидерами; некому подчиняться, чтоб не думать самим. Невозможно гордиться за свою нацию, иметь преимущество, превосходство, власть над чужими... Если у всех будет Идея — Человечность, то с кем тогда бороться За Своё Национальное Счастие, свободу и жизнь, за Национальную независимость!?..

Никто не озвучит Человечность как Идею, ибо считается, что мы уже Человеки. Но это не так!.. Вот и молчим, ибо Слишком Явно Встанет перед всеми Выбор Между Человечностью и Скотством. ...А может, пусть Идеей побудет какой-нибудь «Изм»?..


  • Поделиться

Похожие произведения