Совсем рядом.


 

10 тысяч лет до наших дней. У побережья Туранского моря[1].

 Изнемогшие от труда люди из последних сил сооружают огромную насыпь. Вождь, наблюдая страдания своего народа, полон скорби. Но им и этими несчастными людьми движет страх. Вся земля пропитана ужасом: почва умирает, нет корма для скота, море уходит из этих мест.

- Отец, это последний защитный знак,- произносит юноша, подошедший еще несколько минут назад, но не смевший прервать раздумья вождя.

- Зло будет закрыто, но не потеряет своей силы, в отличии от нашего народа. Нам придется покинуть Кенгир[2] навсегда. Двинемся к Двуречью[3]. Путники говорят, там благодатная почва и нам не нужно будет кочевать, чтоб прокормиться.

- Но сколько же займет этот переход? Люди измождены, отец. Выдержат ли они?

- Зло высосало из нас все силы. Да, немногие из стариков увидят те земли, но это ради будущих поколений, а не для нас. Тебе, сын мой, предстоит основать в землях Двуречья первое поселение, способное жить не кочуя, получать пропитание от земли не только для скота, но и для народа. В той земле благословение Тенгира[4], здесь останется только обозленное зло, запертое, но не уничтоженное.

                                                                ***

 Наши дни. Костанайская область[5], Торгайская степь[6].

 Ночную мглу разрезает свет от фар внедорожника. Парень очень обеспокоен. Уже долго он блуждает по ночной степи.

- Как же это возможно? С того момента, когда  случайно в темноте потерял дорогу, я все время ехал, ориентируясь на компас. И вот снова отклонился от направления,- недоумевал он.- Здесь прямая степь, я ни куда не сворачивал, но уехал в сторону. Нет, пора остановится. Сколько же уже времени…

Водитель удивленно присматривается к секундной стрелке на наручных часах. Она двигается, но словно замедленно.

- Ну, вот! Батарейка села. Так в ноутбуке, точно есть заряд.

Он полез в рюкзак на заднем сидении внедорожника, достал компьютер. Поставил его перед собой на приборную панель и нажал кнопку включения. Началась загрузка оперативной системы. В этот момент парень заметил, что стрелка компаса неистово дергается из стороны в сторону, а потом и вовсе начала раскручиваться, словно какой-нибудь вентилятор.

- Так. Заблудился я благодаря компасу. Теперь точно нужно ждать рассвета. Сейчас посмотрим на карте, где в степи повышенные электромагнитные возмущения. Наверное, я где-то в районе курганов «Уштогайского квадрата»[7]. Хотя может и возле других насыпей. Значит не так далеко от исследовательского лагеря. Сейчас … три часа ночи! Куда же в сторону я мог уехать, и на сколько далеко? Надо поспать, а утром по солнцу сориентируюсь. Глядишь, завтра к вечеру доберусь до ближайшего поселка.

  Он выключил ноутбук и немного откинул спинку сидения. Казалось, сон вот-вот придет, но что-то все время напрягало парня. Странные ощущения. Какое-то беспокойство, как будто кто-то наблюдает за ним из темноты. Жутковато…

И тут ноутбук внезапно включился. Сам!

- Что за…-но от изумления парень застыл, боясь даже сделать вдох.

Пиксели экрана начали четко прорезаться, двигаться и словно, нет действительно, выгибаться наружу, образуя подобие головы. Проявились очертания глаз, носа и рта. Это компьютерное лицо начало хохотать! Таким жутким смехом, что паралич внезапного впечатления был разорван диким испугом.

Парень выскочил из автомобиля и бросился бежать так быстро, как только мог. Он не разбирал дороги. Кругом был такой мрак, что с трудом можно было различить почву под ногами. А смех не становился тише, сводя с ума.

Такого чувства страха он не испытывал никогда. Вот и силы уже покидают тело, ноги заплетаются и парень падает, сильно ударившись плечом. Смех прекратился, оставив еще долго затухавший звон в ушах. Странное ощущение на левой ноге, как будто… точно, ботинок слетел.

- Ну и драпанул,- словно бы, очнувшись от сна, произнес парень.- Может и в правду, все это лишь почудилось. Теперь главное найти машину. Хорошо, хоть фары оставил включенными.

Он поднялся на ноги. Когда падал, то несколько раз перекувыркнулся, поэтому теперь парню невозможно было определить, с какой стороны прибежал сюда. Оглядевшись, он увидел, казалось не далеко, мерцающий свет и медленно побрел к нему…

                                                               ***

 Пять дней спустя. Город Костанай.

 Телевизор нарушает тревожно повисшую тишину, всегда оживленного и внезапно замершего холла института. Мой мозг медленно и четко, словно суфлер, доносит до разума весть о пропаже друга, который всегда был рядом с самого детства.

- «Со слов очевидцев, более четырех суток назад, студент третьего  курса Института Естественных Наук (ИЕН)[8] Жунусов Сапар Васильевич поздним вечером уехал из полевого лагеря на личном автомобиле в направлении ближайшего населенного пункта, но до места назначения так и не добрался. В его поисках задействовано два вертолета, более десяти автомашин Вооруженных Сил Республики Казахстан и местные жители. Также к поискам подключаются военные летчики, неоднократно участвовавшие в поисках космических посадочных капсул, производивших посадку в этой местности.»

Сапар должен был вернуться в Костанай вчера, но ни я, ни кто-либо не придал значения его опозданию. Дорога вполне могла занять больше времени, да и, вообще, он легко увлекался работой, что часто задерживало его. Для моего друга любовь к загадкам Торгайской степи, часто перевешивала все остальное. Но все мы прощали ему  эту слабость и всячески поощряли эти исследования и экспедиции.

Мой друг, как никто другой знает коварство этих мест. Это обстоятельство и пугает, рисуя в мозгу самое худшее.

                                                             ***

После окончания всех дел в ИЕН, я позвонил маме, предупредив, что задержусь, собираясь заехать к родителям Сапара. Автомобиль движется по оживленной улице, слегка урча словно тигренок, готовый бросится вдогонку за возможной добычей. Но это лишь домашний кот, который боится выехать из города. Поэтому, когда мы компанией ехали за город, Сапар дружелюбно вез нас на своем внедорожнике. У него нет разных продвинутых примочек, типа навигатора и бортового компьютера, зато всегда есть компас и вода. Единственное к чему из современных технологий привязан мой друг это ноутбук, где находятся все карты и исторические привязки к любой местности. Он жив. Я уверен в этом.

И это первое, что сказала мне, открыв дверь, Айсулу, сестра Сапара. Ее лицо сияет не просто надеждой, а уверенностью. С сердца начинает скатываться гора, но что-то мешает радости.

- Его нашли?- с надеждой спрашиваю я.

- Нет. Но он отправил маме сообщение! – ее глаза сияют, а слезы лишь усиливают их блеск.

С минуту  нахожусь в смятении, я точно помню, что Сапар не брал с собой мобильный телефон. Неужели ему удалось отправить сообщение с ноутбука через Интернет? Размышляя об этом, я вхожу в комнату, где на диване сидит мама Сапара, сжимая  в руке свой мобильник. Василий Иванович разговаривает с кем-то по телефону в соседней комнате.

- Так, что же он написал? Там сказано, где он?

- В сообщении пусто. Но это точно он отправил,- произносит Айя. Так ее всегда называют друзья и родные, за невероятную способность попадать в неприятности и непоседливый характер. – Кто же еще…

- Антон, ты уже приехал. Здравствуй,- сказал, войдя в комнату, Василий Иванович, отец Сапара. – Я сейчас разговаривал с начальником поисковой группы. Они постараются отследить место, от куда было отправлено это смс. Надеюсь, это не чья-то глупая шутка.

- Нет, пап, - заявляет Айя.- Это от него, его найдут.

- Мой сыночек умный,- тихо сквозь слезы произносит мама Сапара.- Он нашел способ подать знак и ждет помощи.

 

Побыв с семьей моего друга еще около часа, я отправляюсь домой. В дороге размышляю об этом странном сообщении. Неужели Сапар действительно смог подключится к Интернету с ноутбука. Но как? Есть, конечно, вероятность, что он попал в зону действия одной из вышек сотовой связи. В таком случае, почему сообщение пусто? Может, разрядился аккумулятор ноутбука и это все, что он успел сделать? Как хочется в это верить, но червячок сомнений медленно пожирает мое сердце.

                                                                ***

 Мелодия телефонного звонка вывела меня из состояния сна так неожиданно, что некоторое время я не мог определить источник звука. Когда, после нескольких нажатий по кнопке будильника, мелодия продолжает играть, я, наконец, соображаю, что это мобильный. С трудом дотянувшись до висевшей на стуле рубашки, достаю из кармана телефон. Это Айсулу. Время шесть утра.

- Ало,- еще неуверенным полусонным голосом произношу я.

- Антон, прости, что так рано. Есть важная новость.

Сон смахнуло, как пух с одуванчика.

- Неужели нашелся?!

- Нашли машину Сапара. Самого его там нет. Им не удалось определить точно от куда было отправлено сообщение. Поисковикам удалось лишь обозначить зону в степи радиусом около 70 км. Так они и нашли его внедорожник. Все поиски теперь сосредоточены там.

- Значит, не сегодня-завтра его найдут. Это отличная новость.

- Да, я знаю. Военные просят приехать родных к месту, где найдена машина. Но ты ведь знаешь, отцу не позволит здоровье. В общем, он хочет, чтобы ты поехал со мной. Маму отец не хочет отпускать, мало ли каким его найдут…

- Я уверен, все будет хорошо. Когда нужно выезжать?

- Едь к нам прямо сейчас. Папа приготовит свой джип, твое авто не для степи, сам знаешь.

- Хорошо. Сейчас, только быстро соберусь и лечу к вам.

 

У Василия Ивановича новый «MITSUBISHI», в отличном состоянии. Он хорошо ухаживает за своим автомобилем, хотя уже редко куда-либо выезжает. За час, что у меня ушел на сборы и дорогу, в машине было уложено все необходимое для длительной поездки. В том числе и две канистры с запасом горючего. Там же, в багажнике, спрятан от солнца бутыль с питьевой водой. Но это на непредвиденный случай, который может произойти в такой поездке. Надеюсь, все эти предосторожности окажутся излишними.

Нам дали координаты того места, где нашли внедорожник Сапара, что поможет быстрее ехать, когда окажемся в степи. Дороги там, как принято выражаться «сельские», но я не понаслышке знаю, что в отдалении от населенных пунктов множество мелких дорог связываются между собой в огромную паутину, в которой легко запутаться. Ну, а уж если случайно съедешь в сторону с такой пыльной колеи, то заблудишься в однообразном пейзаже степи. Скорей всего, именно это произошло с Сапаром. Уже темнело, когда он выехал из лагеря. Загадка в том, почему на утро ему не удалось найти верный путь. Он прекрасно должен был понимать, что ночью ездить по степи бесполезно. С рассветом он мог бы легко сориентироваться по солнцу, хотя у него всегда был компас, а уж карту он знал, чуть ли не наизусть. Хорошо, что Айя забила в навигатор и распечатала карту местности с домашнего компьютера, где Сапар также хранил свои документы. Думаю, к вечеру мы уже будем на месте.

                                                           ***

 - Признай, ты свернул не туда!- не унимается  девушка.

- Ты же у нас штурман, я тебя, между прочим, слушал,- спокойно произношу я.

Уже темнеет, а мы так и не приехали на нужное место. Мобильный не работает, а навигатор, словно, играет с нами. То приближаемся к месту назначения, то удаляемся. Думаю, это все из-за этой трудно поддающейся логике сети пыльных, узких, а иногда и еле заметных степных дорог.

- Хорошо,- смиренно говорю я.- Поедем напрямую по степи, ориентируясь по навигатору.

- А я тебе уже час назад это предложила!- раздраженно отвечает Айсулу.

Она вся на нервах. Это объяснимо. Мы тут блуждаем по степи без связи с внешнем миром, а Сапара, возможно, уже нашли.

 

И вот, солнце спряталось за горизонтом. Нас обступила непроглядная мгла. Фары выхватывают однообразный ровный рельеф. Навигатор показывает, что осталось проехать еще около километра. Никаких признаков присутствия поблизости других людей. Нас должны ждать военнослужащие. На месте, где авто Сапара, устроен лагерь. Я думаю, никто там не сидит в полной темноте. Какой-то источник света мы должны заметить.

- Вы прибыли на место назначения,- неожиданно разорвал тишину компьютерный голос.

Я даже вздрогнул. Хотя сейчас меня больше беспокоит другое.

- Они нас что, не дождались?- недоуменно произносит Айя.

- Не думаю,- я задумался.- Скорей всего координаты даны с погрешностью. Это где-то рядом. Сейчас выйду, осмотрюсь по сторонам.

 Знойный сухой ветер, который сопровождал нас весь день, сейчас сменился колючей прохладой. Я встал возле открытой двери. Оглядываюсь, но свет фар отвлекает, не давая глазам различить что-либо в темноте.

- Фары выключу, да и машина мешает обзору,- говорю, просунувшись в салон.- На крышу залезу, хорошенько присмотрюсь.

- Я сама, а то еще продавишь.

Эта девушка не может сидеть просто так. Если бы надо было пройтись по округе и проверить, нет ли где мин, она тоже пошла бы первая. Хотя, я и в правду могу случайно оставить вмятину на крыше, что не обрадует Василия Ивановича.

Тем временем мои глаза уже привыкли к ночи, и теперь начало казаться, что вокруг не так уж темно. Хорошо видно автомобиль и Айю, забравшуюся на крышу. Даже степь стала выглядеть приветливее. Недалеко от нас тянется куда-то в темноту холм.

- Слушай, может тот холм скрывает от нас лагерь военных,- говорю девушке.- Взгляни, левее.

- Антон, ничего я не вижу,- раздраженно произносить Айсулу.- Что за ерунда!?

- Не психуй, ладно. Мы где-то рядом. Садись, сейчас въедем на тот холм и посмотрим от туда.

Фары я включать не стал, они резко сужают нам «обозримый мир». Автомобиль легко взобрался на этот, непонятно откуда взявшийся посреди степи, холм. Поставив машину на ручник, я снова вышел. Айя, естественно, последовала за мной. Она очень напряжена. Ее эмоции копятся, как раскаленная лава, а легкая дрожь по телу, как дрожь вулкана, предвещает скорое извержение. Но в один момент ее лицо засияло, и она указала мне куда-то на горизонт:

- Смотри, там!

Действительно, далеко в стороне от нас поблескивал какой-то свет.

- Ну, вот. Это, наверное, и есть лагерь. Едем.

Теперь Айсулу охватил, ни как не сдерживаемый, приступ нетерпения. Мне приходится изрядно разогнать авто, чтоб хоть немного ее утихомирить. Нас то и дело подкидывает на каком-нибудь ухабе. Я время от времени выключаю фары так, как их свет сразу же поглощает наш «маяк». Но уже скоро в этом отпала необходимость. Источник света явно приближался.

Вот только меня стало беспокоить одно сомнение, которое постепенно перерастает из предположения в уверенность. Тот свет движется. Меня беспокоило не его неровное мерцание. Это объяснимо. Но когда я еду по прямой, через какое-то время источник света оказывается немного в стороне. И вот я твердо решаю остановиться.

- В чем дело!?- чуть ли не с ненавистью спрашивает меня Айя.

- Слушай. Это не лагерь военных.

-Почему? Что же это еще может быть!?

- Мне кажется, это просто какая-то другая машина.

- В этой-то глухомани? Ночью.

- Ну, ни такая это уж и глухомань, знаешь. Тем более, что она может быть в десятках километрах от нас.

- Но, тот свет не движется. Сам присмотрись.

Действительно, уже минут десять слежу за источником света вдалеке и не замечаю, чтоб он двигался.

- Может, он едет нам на встречу?- делаю последнюю попытку переубедить Айсулу.

- Тогда, он становился бы ярче.

Я согласился с этим доводом, но вовсе не уверен в этом. И чем дольше мы едем вперед, тем больше меня гложут сомнения в правильности этих действий. И вот, стало совершенно четко видно, что объект, дающий этот призрачный свет, явно движется. Это стало хорошо заметно. С этим не могла поспорить даже Айя. Но, успокоится она не могла, и, стоило мне остановить машину, начала доказывать, что нужно ехать навстречу той машине, ведь люди в ней могут знать, где нужный нам лагерь поисковиков.

Несмотря на отсутствие аргументов, я настаиваю на том, что нужно просто дождаться утра. С рассветом будет гораздо легче увидеть стоянку военных или, хотя бы, какую-нибудь машину, а возможно, вертолет, занимающийся поиском.

Но тут, с левой стороны, мы заметили другой свет. Он ярче, значит, по логике, ближе. Я поддаюсь уговорам Айсулу и еду к нему, убеждая самого себя, что это лагерь поисковиков. Но чем дальше мы продвигаемся по степи, тем больше тают наши надежды. И этот источник света движется, не становясь ближе.

Уже глубокая ночь. Силы на исходе. Я весь день ехал без остановок. Мы слишком далеко в сторону удалились от того места, куда изначально приехали по навигатору. В общем, давно стоило признать – дальнейшее движение в ночи усугубляет наше положение. Не хочется поддаваться панике, но мы заблудились.

За все время, что наш внедорожник проехал по степи за призрачными огнями, его колеса не разу не выезжали на какую-либо дорогу. Если верить карте, их здесь много. Но ночью мы вполне могли не заметить одну из них, проехав даже в десяти метрах от нее. Навигатор ни как не может определить наши координаты, постоянно выдавая ошибку. Единственное, что мы сейчас можем сделать – это выспаться.

Торгайская степь показывает нам свой характер. Сапар часто говорил о ней, как о живом существе, сравнивая с женской коварностью. Он сам стал ее жертвой, и с нами она затеяла свою игру. Надеюсь, моего друга уже нашли. Ведь теперь поисковикам, по всей видимости, придется искать и нас. Во всех этих размышления мой разум постепенно проваливается во власть беззаботного сна.

                                                             ***

 Первое, что начало меня пробуждать – медленно нарастающий гул. Сначала это было частью сновидения, но постепенно он разбил грезы комфорта и заставил открыть глаза. Меня сразу ослепил яркий солнечный свет. Видно, утро настало уже давно. Айсулу еще спокойно дремлет.

Я потягиваюсь, пробуждая закаменевшее тело. Непонятный гул становится все ближе, и тут меня осенило – это вертолет. Выскакивая из машины, разбудил Айю. Она бурчит что-то, но ее уже не слышно. Огромная механическая стрекоза зависает над нами. Я машу руками и кричу, но понимаю, что моего голоса, естественно не слышно. Наверное, такова природа человека или, просто, в голове отложились сцены из фильмов, где все герои в такой ситуации делают именно это.

Через несколько минут вертолет приземлился недалеко в стороне и из него выбежал молодой солдат. Свист двигателей стал немного тише, но все равно приходится кричать:

- Здравствуйте, - обращаюсь я к парню.- В какой стороне лагерь поисковиков? Мы от семьи Жунусова, заблудились вчера. Направляемся к месту, где нашли его машину.

- Я в курсе. Нам с утра по рации сообщили, что вы не доехали до места, и попросили любого, кто вас заметит, проводить.

- Мы очень рады,- включилась в разговор Айсулу.- А брата еще не нашли?

- Простите, но у меня нет информации по этому поводу,- смущенно отвечает солдат.- Нас лишь сегодня вызвали, чтоб забрать груз из лагеря,- он сделал паузу, слегка задумавшись.- Возможно, это будет машина вашего брата. Как видите птичка у нас крупная. Бензина у вас достаточно?- обратился ко мне.

- Да, а как далеко до лагеря?- спрашиваю я.

- Вы ребята «промахнулись» на пятьдесят километров. Следуйте за нами за нами.

Солдат направился к вертолету, рев двигателей снова усилился. Мы садимся в авто.

- Как ты думаешь, Антон,- тихим голосом произносит Айя.- Этот солдат действительно не знает, нашли ли Сапара, или намеренно не сказал, чтоб оттянуть неизбежное…

- Вполне возможно, что ему ничего не известно. Он ведь не участвовал в поисках. Не теряй надежды,- пытаюсь ее утешить.

Но в глазах девушки ясно читается – надежда покинула ее сердце. Может, это тяжелая ночь так повлияла, но и у меня на душе тяжко. От того и в правдивость слов солдата  разум отказывается верить. Мы уже приняли то, чего еще не знаем, но четко ощущаем.

                                                          ***

 Когда оказались в лагере, все стало очевидно. Да, Сапара нашили вчера к вечеру. Он далеко ушел от своего внедорожника и, по всей видимости, дня два или три еще бродил по степи. Все указывало на то, что мой друг покинул машину в спешке. Сапар не взял с собой свой рюкзак. Ничего, в чем могла бы быть спасительная вода, при нем не нашли. Непонятно также было и отсутствие ботинка на левой ноге. От кого он мог убежать из машины. Уходить в степь пешком  при наличии исправного автомобиля – это как минимум не имеет смысла. Никто нам этого так и не смог объяснить.

Внедорожник Сапара не трогали до нашего приезда. Даже переднюю дверь не закрыли, а она, когда машину нашли, была открыта. Второе, что бросилось в глаза – ноутбук лежал с открытой крышкой под передним пассажирским сидением. Корпус и экран были в небольших трещинах. Скорей всего он упал с приборной доски. Его пытались включить, но, наверное, что-то повредилось при падении.

Айсулу забрала ноутбук брата и, когда мы уже оказались на аэродроме в городе, отдала мне, чтоб я  его отдал моему хорошему знакомому Жене, который, в общем-то, меня и встречал. Обратное путешествие для нас с Айсулу прошло практически незамеченным. Нас доставили в Костанай на вертолете. «MITSUBISHI» Василия Ивановича обещали доставить чуть позже. Внедорожник Сапара прибыл вместе с нами, но на аэродроме его сразу же забрали полицейские.

К счастью, Айя еще не видела тело брата. В ночь, когда мы блуждали по степи, его уже доставили в городской морг. И маме Сапара выпала тяжелая доля процедуры опознания. Сложно представить себе, что она испытывала за мгновение до открытия простыни с безжизненного тела частички самой себя. Разум замутнен, сердце рвется на части в надежде на чудо, на ошибку. А потом все обрывается.

Я не мог ничем утешить заплаканную Айсулу по пути домой. И уж тем более, невозможно было подобрать слов для сломленных горем родителей Сапара, которые встречали нас на аэродроме. В итоге, я поехал вместе с ними, чтобы хоть на долю процента облегчить их непомерную ношу и помочь в организации похорон.

Ноутбук я сразу же отдал Жене. Никому не давал покоя вопрос, действительно ли Сапар отправил это сообщение и как. Возможно, удастся узнать еще что-нибудь. Хотя, некоторое время спустя, мне и уж тем более родным погибшего, это стало совершенно неважно. Я никогда не участвовал в столь скорбном, но необходимом процессе подготовки к погребению. Да, приходилось бывать на похоронах, но это совершенно другое.

И вот теперь, стоя у могилы друга детства, сердце снова начинает взаимодействовать с разумом. Мысли перестают блуждать в тумане горести. Теперь я готов к действию. Мне, словно глоток свежего воздуха, необходимо разобраться в причинах произошедшего с Сапаром. И когда мой взгляд встречается с огоньками глаз Айсулу, я понимаю, что и она пришла к тому же.

Когда все уже рассаживались по машинам на стоянке, я подошел к ней:

- Завтра я хочу заехать к Жене, узнать, не удалось ли ему что-нибудь выяснить. Ты со мной?

- Да, конечно. Заедь за мной, только сначала позвони, чтоб я была готова.

Она подавлена и разбита, словно хрустальная ваза, но полна решимости. Пусть и шрамы от склейки на сердце останутся навсегда. Сколько же еще таких шрамов появится на сердце каждого человека за его не столь уж долгую жизнь?

                                                              ***

Сегодня выходной, но возле здания ИЕН полно людей. Проезд на стоянку перекрыт полицейскими.

- Что-то случилось,- с напряжением произносит Айсулу. – На учения не похоже.

- Думаю, ты права. И Женьке дозвонится, не могу. Отключен.

Все это мне очень не нравится. Что-то темное, нехорошее копошится на сердце.

- Сейчас попробуем где-нибудь припарковаться,- принимаю я решение.- И пойдем в толпу. Вон там журналисты. Может, узнаем, в чем дело.

Найти место для остановки было нелегко, но еще хуже пробиваться сквозь огромное количество зевак. Наконец, мы подошли к месту, где одна из журналисток отчаянно боролась с полицейским, который отбирает видеокамеру у оператора ее телекомпании.

- Вы не имеете права!- возмущается она.- Есть закон о свободе слова!

- Говорить вам я не запрещаю,- грубо отвечает ей патрульный.- Но снимать нельзя. Вы что, совсем забыли о человечности. Парень вот-вот спрыгнет, а вы хотите на этом нажиться, выложив видео.

Я чувствую, как Айсулу тянет меня за рукав, неотрывно смотря на крышу студенческого общежития, находящегося немного  дальше здания ИЕН. Какой-то парень сидит там, свесив ноги. Я приглядываюсь и понимаю – это Женя! Шок ввел меня в оцепенение. Все происходящие вокруг поражало своей безразличностью. Я даже забыл на мгновение о том, что на крыше мой друг. Мне резало глаза, происходящее здесь – в толпе.

Та журналистка, что спорила с полицейским, забралась в гущу людей и направила камеру мобильного телефона вверх. Патрульный направляется к ней, крича:

- Убрать мобильники! Всем, быстро!

Но его никто не слушает. Из общежития на шум выбежало еще несколько людей в форме. Они начинают понемногу оттеснять толпу еще дальше. Слышны проклятия в адрес полицейских, призывы прыгать скорей, обращенные вверх.

Во мне кипит злость, но тут я понимаю, что должен быть вовсе не здесь, а рядом с Женей. Нужно что-то делать.

- Простите,- обращаюсь я к ближайшему патрульному.

- Назад, назад,- отталкивает меня.

- Он мой друг, - кричу, показывая вверх. – Я могу помочь, поговорить с ним.

- Не врешь?- полицейский пристально смотрит на меня.

- Это Женя, программист института. Его невеста внутри? Она подтвердит.

Он задумался. Вижу в глазах патрульного огонек надежды.

- Иди за мной,- говорит, отодвигая ограждение.

Бегом приближаемся ко входу и заходим в холл общежития. В этот момент я вспомнил об Айе и нашел ее взглядом среди толпы. Сквозь отблески стеклянной двери она кажется ангелом, окруженным ревущими бесами. Она напугана и растеряна, но вернутся за ней, я не могу, понимая ценность каждой секунды.

В холле вижу много людей. Среди них мечется молодая девушка. Я узнаю ее. Это невеста Жени. Она в истерике. Возможно, поэтому ее не пускают наверх. Заметив меня, девушка бросилась в мою сторону:

- Антон, поговори с ним. Пожалуйста! Меня не пускают…

К нам подходит человек в штатском. Полицейский, пропустивший меня, что-то быстро ему сказал и уже быстро выходил на улицу.

- Вы  хорошо знакомы с тем парнем на крыше?

По всей видимости, он здесь главный.

- Да, мы хорошие друзья,- отвечаю ему.

- Когда вы виделись с ним последний раз?

- Дня четыре назад…

Человек в штатском странно посмотрел на невесту Жени.

- И эта девушка, говорит, что видела его два дня назад. Он не пустил ее в свою комнату и был чем-то очень раздражен. Не знаете, чем это могло быть вызвано?

- Не знаю,- задумался я.- Наш общий знакомый трагически погиб недавно. Были его похороны, но Жени на них не было. Вчера дозвонится до него, у меня не получилось, но я знаю, что он редко покидает территорию института, и сегодня решил заехать к нему.

- Возможно, смерть вашего общего знакомого и стала причиной всего этого. Не будем терять времени. Я вас провожу к выходу на крышу. Переговорщики уже полтора часа ничего не могут добиться, а сидит он там, по всей видимости, с ночи.

                                                              ***

 - Знаете, я не хотел говорить этого при невесте этого парня,- обращается ко мне человек в штатском, когда мы поднимаемся по лестнице, уже почти добравшись до выхода на крышу.- Но он явно не в себе. Бурчит все время о каких-то инопланетянах, которые копаются у него в голове. Нашим людям наверху пришлось убрать все рации и мобильники, якобы с помощью них ему лезут в мозги. Так что давайте-ка свой телефон мне. Вдруг начнет звонить, и тогда вашего друга точно ничто не остановит.

Я протягиваю ему свой смартфон.

- Крыша на уровне шестого этажа. Это, конечно, не та высота, с которой обычно прыгают, чтоб убить себя. Но облегчения от этого родным не будет. Как минимум останется инвалидом, прикованным к кровати. В общем, молодой человек, сделайте все, чтоб его вытащить. Рядом с вами будет переговорщик. В случае чего, сразу уберут от туда.

Уже виден уличный свет, заслоняемый силуэтами людей.

                                                                 ***

 Женя, конечно, увлекался инопланетянами, но до фанатизма не доходило. Обычный интерес. Даже проводил мелкие самостоятельные исследования, в пределах разумного. Но чтоб так помешаться, я совсем этого не ожидал.

Он сидит на углу здания, так что ему виден выход на крышу. Переговорщик стоит у меня за спиной. Я чувствую его напряженное дыхание. Прошло уже около минуты, как я показался в дверном проеме и застыл. Что сказать другу, который хочет покончить с жизнью и, возможно, совершенно лишился рассудка? И вообще, он меня словно бы и не заметил. Человек сзади слегка меня подпихнул, и я невольно сделал шаг вперед, полностью выйдя из дверного проема.

- Стойте, не подходите!- громко, но словно в полусне произносит Женя.

- Это я, Антон,- мой голос слегка дрожит, да и тело все колотит.

- А, хорошо. Только не надо подходить. Я плохо собой владею.

- Ты, наверное, переработал, устал.

- Да, двое суток где-то не спал. Или трое. Какой сегодня день?

- Суббота. Слушай, так может, пойдем, отдохнешь,-  слышу, что переговорщик за спиной вздрогнул. Я и сам понимаю – сильно нажал.

- Я не могу позволить! Они копаются в мозгах! Просматривают мои мысли, словно файлы в компьютере. Я чувствую, мне внушают страшные вещи, давят на самые похотливые слабости. У меня нет сил бороться,- Женя начинает вставать.

Его мышцы застыли от долгого бездействия. Он встает на ноги, находясь на самом краю крыши, при этом явно с трудом держа равновесие.

- Жень, мы вместе сможем!- в отчаянье выкрикиваю я.

Меня предупредили, если все будет выглядеть критически, как сейчас, нужно его отвлекать, чтоб он не видел, как внизу  пожарные натягивают тент.

- Мы сможем, правда,- я едва ли не физическим усилием пытаюсь удержать его взгляд на себе.

- Правда?- в голосе Жени зазвучали нотки надежды.

- Конечно, мы ведь друзья.

Он медленно начинает отворачиваться от края крыши, тяжело переставляя ноги. Я понемногу, без резких движений иду ему навстречу. Внезапно Женя, потеряв равновесие, пошатнулся назад. В этот момент из его тела будто вырвалось что-то темное, похожее на тень. Но испугало меня другое, мой друг начал падать. Он окончательно теряет равновесие и оказывается за краем крыши.

Все происходит словно в замедленной съемке, время растянулось будто резинка. Одним прыжком я оказываюсь на краю и успеваю схватить Женю за брючину. Смешно, но вся моя надежда сейчас на то, что с моего друга не снимутся штаны. Но через доли секунд меня волнует другое. Я сильно перевалился за край и начинаю чувствовать, как съезжаю вниз вместе с Женей. Мои ноги уже  дергаются в воздухе, всем телом ощущаю начало свободного падения.

И тут в мои ноги кто-то вцепился. Позже я увидел, что это переговорщик. Через секунду нас вытягивало уже несколько полицейских. Мне удалось хорошо ухватиться за Женю. Уже на крыше в окружении людей он произнес:

- Будто с тарзанки прыгнул.

Это всех рассмешило, что стало знаком всеобщего облегчения. Теперь, казалось, передо мной совсем другой человек. Не тот, который всего минуту назад пытался свести счеты с жизнью.

                                                                     ***

 Сейчас хочется забыть эти события, но не получается. По телевидению и радио только и говорят про утренние события. Есть множества видео, где мы с Женей едва не падаем с крыши. Со стороны это выглядело даже забавно.

Правда мне не дает покоя одна деталь. Что же то была за тень, которая словно бы вырвалась из Жени? Если можно доверять моей памяти, это даже и не тень или обман зрения из-за солнца, а больше некая субстанция… Похоже, я тоже начинаю втягивать себя во всякую мистическую ерунду, из-за которой Женя временно лишился рассудка.

Похоже у него было кратковременное помутнение сознания. Ведь, когда его укладывали в скорую он выглядел абсолютно вменяемым психически. Да, заметно моральное и физическое истощение, но он уже не выглядел сумасшедшим, как на крыше.

Ход моих размышлений прерывает телефонный звонок. И, надо признать, я обрадовался этому. Подобные мысли давят на мозг и навевают ненужное беспокойство.

Беру трубку и слышу голос Айсулу. Она поинтересовалась моим состоянием и рассказала, что творилось внизу, пока я разговаривал с Женей на крыше общежития:

- Это было невыносимо. Люди, словно, бесами одержимы. Хохотали, сочиняли анекдоты. Будто кино смотрят, а не на живого человека!

- Самое страшное, Айя, что все это называется развитием цивилизованного человеческого общества. Мир не развивается, а деградирует,- я иногда позволяю себе быть философом.- Но это трудно увидеть сидя перед телевизором, в Интернете или в мониторе офисного компьютера.

- Ах, уж эти твои заумности,- в ее голосе теперь нет напряжения, чего мне и хотелось достигнуть на протяжении всего нашего разговора.- Антон, завтра заедем к Жене, к нему ведь уже можно?

- Да, я узнавал. Он в полном порядке.

- Хорошо. Мне хочется узнать, посмотрел ли он ноутбук Сапара.

- Мне это тоже интересно. Да и хотелось бы узнать от Жени о причинах его поведения. Много странностей во всей этой истории.

- Я сейчас хочу полазить в домашнем компьютере брата. Мне хочется знать, что за знаки они там изучали в степи.

Огромные насыпи в Торгайской степи в виде знаков, различимых лишь с огромной высоты, начали изучать только в последние годы, с образованием Института Естественных Наук (ИЕН). Более определенного я о них ничего не знаю. На факультете экологии больше интересуешься будущим, вникая в настоящее. А причуды древних строителей меня мало заботят.

                                                             ***

 Женя выглядит вполне бодро. Ему в общем-то можно было бы уже отправится домой, но врачи решили подержать его еще пару дней. К счастью, журналисты от него уже отстали. Сегодня в городе произошла мелкая авария, но пострадавший водитель оказался каким-то психом. Он избил виновника железякой от собственного автомобиля, а затем начал кататься по асфальту в припадке, извергая нечеловеческие вопли. В общем, для газетчиков появилась новая сенсация – «одержимый за рулем».

Атмосфера в больничной палате друга была непосредственной, пока Айсулу не задала вопрос, ради которого пришла:

- Женя, а ты просматривал ноутбук Сапара?

Тот мгновенно меняется в лице. Затем внимательно прислушался, не ходит ли где рядом дежурная сестра, и, наконец, тихо произнес:

- С этого все и началось.

Меня прямо таки передернуло:

- Что именно?- но тут же опомнился.- Если не хочешь, ничего не говори.

А вот лицо Айи выражало лишь жгучий интерес. Женя, видя это, начинает говорить:

- В общем, мне не удалось запустить ноутбук Сапара. Я даже не смог просмотреть данные на жестком диске,- его голос понизился до шепота.- Мне не дали этого сделать.

- Кто? Ты о чем говоришь?- неожиданно громко с нетерпением спрашивает Айсулу.

- Как только подсоединил диск Сапара , я заметил, что в мой компьютер влезает какая-то программа,- продолжает Женя.- Думал, что это просто вирус. Но мне не как не удавалось его поймать. Эта программа действовала, как независимая оперативная система, захватывая контроль над моим компьютером. Как только я находил алгоритм для ее отключения и начинал его вбивать, исходный код менялся, загоняя меня в тупик. Целые сутки не отходил от монитора. Отключил Интернет, перезагружал систему, управлял всем вручную, но мой компьютер в итоге стал жить собственной жизнью! И этот вирус начал стремиться вырваться во всемирную паутину. Я успел выдернуть телефонный шнур из модема. И тут мне четко все открылось – компьютер самостоятельно мыслит!

- Подожди,- перебил его я.- Ты хочешь сказать, что твой компьютер обрел искусственный интеллект?!

Я задержал дыхание, войдя в состояние шока. Айсулу, вообще, не понимала ни слова:

- Объясните мне, что все это значит. Как вся это бессмыслица относится к гибели моего брата?

- Мой компьютер стал лишь инструментом. Корневой код вируса не просто имел набор алгоритмов действий, он их производил… Вел себя, как живой виртуальный организм.

- Виртуальный организм!- Айя взорвалась.- Ты хочешь сказать, Сапара довела до гибели компьютерная программа?!

- В общем, да,- поникшим голосом отвечает Женя.

- Ты спятил! Вот и все объяснение,- она резко встала и направилась к выходу.- Антон, я жду тебя в машине, отвези меня домой.

В палате воцарилось молчание. Тишина начинает давить:

- Ты уверен, что той программой никто не управлял из вне?- наконец спрашиваю я.- Например, другой хакер? И как она вообще попала в ноутбук Сапара?

- Я уверен, это виртуальный организм. Причем он имеет свою энергетическую волну, как и все живые объекты.

- Почему ты так решил?- это уж, действительно, похоже на бред.

- Помнишь, я приобретал датчик «охотника за приведениями»? Я им еще пытался искать призраков в заброшенных зданиях на окраине города. Так вот, сначала он сработал на ноутбук Сапара, но я не обратил на это внимания, давно считая датчик неисправным. Но затем возмущение перешло в мой компьютер, а еще чуть позже,- Женя тяжело проглотил слюну.- Оно было уже во всей комнате и постепенно начало влезать в мой мозг. Это существо способно синхронизироваться с волнами, излучаемыми нашим мозгом и воздействовать,- его тело стало содрогаться дрожью.

- Слушай, ты не переживай,- как ребенку говорю я.- Мы потом со всей этой историей разберемся, а сейчас отдыхай.

Все это похоже на сумасшествие, но почему-то у меня  не самые лучшие ощущения. Я чувствую, что есть что-то важное, чего мы еще не понимаем, но уже столкнулись с этим. Интуиция это или бред, пока не знаю.

                                                                 ***

 В машине царит гнетущая тишина. Айсулу на взводе, я углубился в размышления. Если верить словам Жени, есть некое мыслящее существо виртуального происхождения. Мне, конечно, приходилось слышать от компьютерщиков байки про всяких там Интернет домовых. Якобы, одни любят удалять или искажать информацию на сайтах, другие запутывать, меняя ссылки, а третьи и вовсе ссорят людей в социальных сетях, искажая тексты в чатах. Есть даже такие Интернет сущности, которые затягивают или заманивают человека в виртуальную паутину, вызывая у него нежелание жить в реальном мире, что подразумевает под собой, зависимость. Интернетманы, как я сам называю некоторых своих знакомых, которые разве что не едят в виртуальном пространстве. Все остальное время: работа, отдых, общение и даже сон – у них происходит на просторах всемирной паутины.

Несмотря на свою некоторую осведомленность, я не могу сложить в единую картину все разрозненные кусочки событий последней недели. В гибели Сапара многое неясно. Также непонятна причина наших блужданий по Торгайской степи. И вот теперь внезапное помешательство Жени.

Тут вспоминаю, что Айсулу вчера собиралась просмотреть компьютер брата, узнать побольше про эти древние насыпи, что изучат в степи люди из ИЕН.

- Айя, ты узнала что-нибудь о тех огромных знаках, что исследовал Сапар?- решился я наконец, обратится к девушке.

- Да, но там тоже много сказок,- со скепцизмом отвечает она.- «Уштогайский квадрат», «Торгайская свастика» и «Екидинский крест» превосходят по размерам и по возрасту перуанский аналог - геоглифы[9] в пустыне Наска. Один только  «Уштогайский квадрат» состоит из 101 кургана, его площадь превышает восемь гектаров,- у Айсулу феноменальная память.

В школе она запоминала практически слово в слово не то, что стихи, целые рассказы. И вот сейчас слушаю ее, словно аудио запись какого-нибудь докладчика на научной конференции.

- Считается, что эти геоглифы представляют собой обозначение родины шумеров – самой первой цивилизации на Земле,- продолжает Айя.- Все фигуры находятся вдоль Торгайской ложбины. 10–12 тысяч лет назад там было Туранское море, которое соединяло Каспий, Арал, Черное море и Средиземноморье. В общем, это были прибрежные строения. Несколько тысяч лет назад по каким-то причинам шумеры покинули территорию Центрального Казахстана и направились в Междуречье. И согласно легендам шумеров, их прародина называется Кенгир. До сих пор так называется местность, где расположены эти фигуры. А верховное божество шумеров называлось Тенгир. Аналогию, надеюсь, проводить не надо?

- Нет, я понял,- но все же на секунду призадумался.- Ты имеешь в виду Тенгри[10] – верховное божество в казахской мифологии.

- Помнишь все-таки со школы,- похвалила меня Айя.

- Как видишь, - движение по улице застопорилось. – Так для чего шумеры сделали эти насыпи. Можешь не спешить, излагай все догадки. Похоже, мы все равно застряли в пробке.

- Да какие здесь могут быть догадки?- пожимает плечами.- Я же сказала, они так отметили свою родину перед уходом. Кстати, впервые оседлали лошадей шумеры именно на просторах Казахстана. Но такие, как твой Женя, считают, что эти знаки специально соорудили для навигации летающих тарелок.

- Если учесть, что их видно только с огромной высоты, то это даже логично. Помнишь, ночью в степи мы заезжали на холм. Так вот это и был какой-то из этих геоглифов. С земли их абсолютно ни как не видно.

- Ага,- насмешливо произносит девушка.- И те огоньки, за которыми мы пол ночи катались тогда, и есть НЛО.

- Между прочим, я потом в Интернете прочитал кучу историй, когда люди терялись и погибали именно из-за них. Стоит задуматься,- делаю небольшую паузу.- Но всякие там «блуждающие огни» могут быть лишь причиной, по которой Сапар сбился с дороги. Почему он убежал от машины, вот это вопрос.

- Думаешь, Женя прав на счет этого живого вируса в ноутбуке брата?

- Не знаю. Когда ты ушла, Женька говорил что-то насчет того, что эта программа вовсе не компьютерная, похожая по свойствам на радио волну, способную воздействовать на мозг человека, завладевая им.

- Это бред! – вскрикивает Айсулу.- Вы насмотрелись фантастических фильмов.

- Как «Жена астронавта»[11]? От кого-то я уже слышал такую теорию. Пришельцы перемещаются радиоволной по вселенной...

Меня прерывает гудок стоящей сзади машины. Полностью погрузившись в разговор, я даже не заметил, что ряд передних автомобилей бодро ринулся вперед.

- Отлично, движение восстановили,- обрадовался я.

- Да, да,- дразнится Айя.- Или в том фильме, где ученые случайно открыли новое волновое излучение, оказавшимися живыми существами, от которых можно было спастись только там, где нет спутниковой связи и Wi-Fi. Что все голливудские фильмы на эту тему будем вспоминать?

- Нет, я тут начинаю припоминать от куда мне что-то подобное приходилось слышать. Когда ИЕН только открылся, на кафедре истории работал какой-то доктор наук. Сапар с ним даже общался. Так тот мужик и двигал тему об радиоволновой жизни. Ты его точно не знаешь. Потом, кажется, он переехал в какую-то глухую деревню, где,- я запнулся,- нет сотовой связи, радио и телевидения.

- Вот круто! Хочешь повидать настоящего психа?- задыхаясь от смеха, говорит девушка.

- Я думаю он что-нибудь может знать о тех знаках в Торгайской степи. Помнится, этот мужик тоже ездил на эти самые насыпи шумеров.

- Ладно, все равно завтра выходной. Ты узнай, где это. Хоть прокатимся…

Ее прерывает звонок мобильного. Айя шарится рукой в своей сумочке, пытаясь найти телефон. Наконец ей это удается, она с удивлением смотрит на дисплей.

- Какой странный номер,- недовольно бурчит себе под нос.- Из Африки, что-ли?

Она нажимает  на кнопку ответа, поднося мобильник к уху, но тут же с криком отдергивает его и роняет на пол под сидение. Даже мне слышен резкий визжащий звук, доносящийся из трубки.

- Что за тупые шутки,- Айсулу пытается нащупать телефон и, наконец, выключает его.- У меня аж голова разболелась.

Мне этот звук тоже подействовал на нервы.

- С ума можно сойти от всего этого,- возмущается девушка.

- Не переживай, сейчас уже будешь дома,- успокаиваю ее.- Уже почти приехали.

- Надеюсь, в завтрашней поездке мне удастся развеется.

                                                              ***

 Денек сегодня действительно выдался еще тот. Стены моего дома теперь кажутся спасительным замком спокойствия. Хотел было посмотреть телевизор, но наткнулся на новости. И снова мистика. Репортаж «Одержимые на наших улицах» оказался последней каплей в чаше моей нервной системы. Еще одно упоминание о чем-либо необъяснимом и я, наверное, взорвусь, подобно атомной бомбе. Это будет тотальное разрушение психики.

Иду в душ, где потоки прохладной воды вымывают напряжение из тела. Даже дышать стало легче. Выхожу из ванны, направляясь к своей комнате. И внезапно замечаю парящее под потолком нечто. Я даже вскрикнул. Это темное, похожее на облако, движется на меня… Что это?

- Сынок, у тебя все в порядке?- раздается мамин голос из другой комнаты.

Я перевожу взгляд в ту сторону, затем снова на потолок… Ничего нет.

- Все нормально, мам,- отвечаю.- Просто… Чуть не поскользнулся.

- Будь внимательней.

Да уж. Нужно быть повнимательней к свом нервам. Совсем уже туго. Привидится же. Прямо как тогда на крыше.

Обзвонив пару знакомых, мне удалось узнать, где именно поселился тот профессор, боящийся «радиоволновых пришельцев». Теперь я вспомнил  его имя - Серик Сагандыкович. В общем, завтра с Айей съездим к нему. Насколько мне помнится, именно после экспедиции в Торгайскую степь он начал открыто продвигать свою теорию.

Неужели в смерти Сапара виноваты пришельцы. Наверное, стоило бы отпустить все это и просто спокойно жить дальше. Так бы оно и было, если б не Женькина история. А если его напугала обычная новая компьютерная программа, которая, скажем, заглючила. Хотя, как она могла попасть в ноутбук Сапара? Он не сторонник всяких современных компьютерных примочек. Я его все время корил за использование уже давно устаревшей оперативной системы.

Ладно, нужно спать. А то все мысли уже движутся, словно заржавевшие ролики – тяжело и со скрипом. Не успеваю коснуться подушки, как полностью отключаюсь.

Не знаю, сколько я был в этом блаженном состоянии сна, но в сознание меня вернул какой-то странный тоненький смех. Спросонья плохо соображаю, но различаю на спинке кровати над головой небольшую тень, обладатель которой явно хвостат. Неужели мышь или, чего хуже, крыса?

При этой мысли я окончательно просыпаюсь. И боюсь пошевелиться. Над моей головой, дрыгая тоненькими ножками с копытцами, сидит маленьких, хвостатый чертик! Я ясно вижу поросячеобразную мордочку с бородкой и крохотными рожками на голове. И это хохочет надо мной, едва ли не падая на спину за кровать.

Неужто сон. Вот к чему приводит чрезмерная увлеченность мистикой. У Жени, наверное, именно так и случился срыв. Ничего, чертик, сейчас я тебе покажу. Аккуратно, без шума и резких движений крепко сжимаю кулак. И когда мой глюк снова начинает ухахатываться, едва не падая, я молниеносно наношу ему удар прямо в его маленькое рыльце. И в этот же момент ощущаю яростную боль на своем лице.

Я вмазал сам себе! Никакого тоненького смеха. Обшариваю всю комнату, надеясь, что это была хотя бы мышь. Ничего! Теперь уже я ухахатываюсь над собой, держась за правый глаз. Иду на кухню достою из морозилки замороженный в пакете кусок мяса и прикладываю к лицу. Синяк точно останется. Как это объяснить маме?

                                                              ***

 К счастью, мой фонарь виден не столь отчетливо, как я предполагал. Благодаря этому мне удалось быстро прошмыгнуть из дома утром незамеченным. А вот, Айя, конечно же, сразу на это обратила внимание. Мне даже пришлось надеть очки, чтобы повод ее истерического смеха был скрыт под темным стеклом.

Еще до нашего выезда из города Айсулу выпросила все подробности моей «веселой» ночи. К концу моего повествования, ее лицо, неожиданно для меня, выражало полную озабоченность.

- Тебя что, так впечатляют мои глюки?- спрашиваю я, пытаясь воскресить веселое настроение девушки, царившее в машине минуту назад.- Это все от нервов.

- Конечно, но просто,- она тяжело проглотила слюну.- Ночью меня тоже напугало нечто подобное.

- Только не говори, что у тебя на спинке кровати…

- Нет, нет. Я спала. Вдруг из темноты откуда-то сверху на меня начало наползать что-то темное, словно тень. Я испуганно проснулась, облегченно вздыхая, что это лишь кошмар. В комнате было темно, но мне казалось, что со мной есть кто-то рядом. Оглядываюсь во все стороны, но темно. Не вижу ни одного предмета рядом. И тут меня что-то хватает за руку! Так четко и ясно, даже след остался! Я закричала так сильно, как только могла. Родителей разбудила. Успокоилась только, когда отец свет в комнате включил, и мама обняла крепко-крепко. А утром я приняла это все за сон, ведь мне никто ничего не сказал.

- Наверное, они не хотели тебя еще раз пугать,- заключаю я.- Хорошо, моя мама не слышала мою ночную «битву». А то разволновалась бы.

- Ты, действительно, думаешь, что все это только от нервов?

- Знаешь,- мне не сразу удается из себя это выдавить.- Я уже не очень-то в этом уверен.

Понятно, что моя последняя фраза нас только напрягла. Больше часа мы ехали молча. Нас слегка потряхивало, так как я уже давно съехал на проселочную дорогу. Сельский пейзаж с пшеничными полями, начинает сменяться лесными посадками. Через несколько километров дорогу с обеих сторон обступили деревья. Слышен перезвон птичьих голосов, жужжание стрекоз, шум ветра, гуляющего меж стволов, и такой чудесный запах живой природы.

Как хорошо вырваться из каменных джунглей! Эта прекрасная картина и невероятные ощущения действуют на нас, словно целебный бальзам для души. Все мрачное в памяти потускнело, потеряло смысл. Наше настроение заметно поднялось. И когда нашу дорогу легкой трусцой пересекла рыжая лисица, мы не смогли удержать в себе улыбку и звонкий смех.

                                                                 ***

 Серик Сагандыкович живет один на старой лесной базе. Теперь это не профессор естественных наук, а всего лишь лесник. После скандала, связанного с его теорией радиоволновой жизни, он обратился к религии, и уехал в эти места, где до сих пор нет даже электричества.

С большим трудом нам удается найти дорогу к его дому. Мобильной связи здесь также нет, поэтому мы стараемся запомнить как можно больше, чтоб не заблудиться на обратном пути.

И вот, наконец, видны ветхие строения лесной базы. Кажется, здесь никого нет. Мы вышли из машины, внимательно осматриваясь. Дверь небольшого дома скрипнула, и на улицу выходит уже немолодой мужчина. Одет он опрятно, тщательно выбрит. В общем, не скажешь, что перед нами одинокий «дикий» житель.

- Вы здесь ребята как? Заблудились что ли?- обращается к нам лесник.

- Здравствуйте!- отвечаю.- Вы Серик Сагандыкович?

- Он самый,- мужчина явно нервничает.

- Вы помните Сапара Жунусова?- спрашивает Айя.

- Да, мы общались с ним, но это было уже давно.

- Я его друг, Антон,- киваю в сторону девушки.- А это его сестра, Айсулу. Он погиб недавно в Торгайской степи, занимаясь изучением шумерских геоглифов. И у нас есть вопросы к вам. Мы столкнулись с некими явлениями, которые может объяснить ваша теория.

- Моя теория,- ухмыляется лесник.- Ну, заходите. Рассказывайте, что у вас там.

Обстановка в доме весьма уютная, никакого хлама, в общем, сразу видно, хозяин интеллигент. Он усадил нас за стол. Предложил чай, который, надо заметить, источал невероятно приятный аромат и обладал восхитительным вкусом.

- Природа,- пояснил Серик Сагандыкович.

В такой вот, истинно сельской обстановке, мы рассказали ему все, что нам стало известно и с чем пришлось столкнуться.  Мужчина совершенно не удивляется всем этим странностям, давая понять, что знает объяснение всему услышанному.

- Знаете, ребята,- произносит он, после непродолжительной паузы по окончанию нашего рассказа.- Вы соприкоснулись не просто со странными событиями, но и с доказательством их реальности. Как и я в свое время.

Мое сердце начало бешено колотиться, и, кажется, что оно бьется где-то в пятках, а не в груди.

- А вы не могли бы пояснить,- выдавливаю из себя.

- Все подобные явления объясняются лишь одним: и вы, и ваш друг, и, по всей видимости, Сапар, столкнулись с реальной сущностью.

У меня внутри все оборвалось. Айя, думаю, ощущает то же.

- Вы уже сами поняли, что столкнулись с чем-то реальным, но не видимым для глаз. Только ощущения. А какие же это доказательства, верно?

- Даже сейчас у нас нет никаких материальных доказательств, чтобы вам верить,- начинает возмущаться Айсулу.

- Ну, ваш друг компьютерщик видел их своими глазами. Вопрос лишь в том, верите ли вы ему,- мужчина пронзительно на нас посмотрел.

Мы с Айей переглядываемся. Действительно, стоит ли верить словам Жени. Хотя есть моменты подтверждающие их.

- В свое время, я тоже обнаружил нечто живое и разумное в моем компьютере. Смог засечь его излучение. Наш мозг тоже излучает сигналы. И эти существа способны подстраиваться под них, проникая в мысли человека и начиная им управлять.

- Неужели вы говорите про инопланетян в радио волне?- с усмешкой спрашивает Айсулу.

- По началу, я так и думал. Меня подняли на смех. И дорога к науке для меня оказалась закрыта на всегда. Я был в жесточайшей депрессии, а еще меня терзали открытые мною сущности. Они издевались надо мной, порождали в мозгу самые отвратительные и извращенные желания. Я сопротивлялся, но моя психика была истощена. От отчаяния мне виделся лишь один выход, сбежать туда, где нет радиосигналов, телевидения, мобильной связи.

- И вы оказались здесь?- спрашиваю.

- Не сразу. Я был на грани безумия, бродил от деревни к деревне, словно одержимый. И однажды, наткнулся на старую церковь, где жили священник и его жена. Они приютили меня. И начали бороться за мою душу. После недели адских болей в голове, я почувствовал себя свободным. Я мог спокойно спать! И тогда ко мне пришло озарение, мне стало понятно, что же это за сущности.

- Вы хотите сказать, - я не смог договорить.

- Да, это бесы. Приведения, домовые, русалки или инопланетяне – называйте, как хотите, суть не изменится. Наука веками ищет доказательства их существования, а все это уже давно открыто и доказано для верующих. Они всегда были рядом, от самого грехопадения в Эдеме[12].

- Подождите, эти демоны, что живут в компьютерах?- нахмурилась Айя.- И как знаки в Торгайской степи с этим связаны.

- Эти сущности могут использовать наши бытовые приборы, как усилитель. Так сказать, они таким образом ретранслируют себя. А эти геоглифы – это символы, запирающие подобных существ в одном месте. Думаете, почему шумеры внезапно ушли из этих земель. И они сделали все, чтобы это зло не преследовало их. Думаю, эти знаки сдерживают большую силу, стремящуюся внести в жизнь людей как можно больше страданий.

- И от этого всего реально спрятаться здесь, в глуши?- с нескрываемой надеждой спрашиваю я.

- Однозначно, нет!- жестко отвечает Серик Сагандыкович.

- Но вам ведь удалось?- недоумевает Айсулу.

- Дело не в средствах связи, телевизоре или Интернете. Все это лишь дополнительные средства, используемые против нас. Бесы проникают повсюду. Даже стены церкви не могли меня защитить. Это всего лишь здание,- он делает многозначительную паузу.- Единственное, что может им противостоять, наша вера душой в Того, Кто создал нас. Только Бог способен защитить человека от нечистой силы.

- Вы уверовали и стали православным христианином?- не удерживаюсь я.

- Да, я уверовал. И только Создатель спас меня. Ведь я сунул нос в тот мир, который смертному лучше не задевать. Но я не смог остаться в христианской церкви. Меня воспитали, как мусульманина. Им я и остался. Тот священник был весьма образованным и мудрым. Он не принуждал меня остаться. Путь у всех разный, но есть только один, Кто нас создал. Не так важно, как мы Его называем. Доверяем ли мы Ему свои души – вот главный вопрос.

                                                                     ***

 Была ли это проповедь мудрого отшельника или речь обычного сумашедшего? Как относится ко всему, что он сказал? Верить ли в существование Бога и дьявола? В ад или рай? И еще огромная куча вопросов, мучает нас сейчас. Мы едем по дороге, которая скоро выведет нас в, казалось, такой знакомый город.

Но теперь все окружающее видится другим. Собственные мысли в голове временами кажутся чужими. Множество сомнений одолевают со всех сторон. Будто внутри тебя борется две противоположные силы. Хочется определенности и, главное, спокойствия. И как становится легко, когда ощущаешь на себе Чей-то заботливый взгляд и теплые, мягкие, обволакивающие руки Вселенской Любви.

 


[1] 10–12 тысяч лет назад  Туранское море соединяло Каспий, Арал, Черное море и Средиземноморье. Сегодня на его месте степь.

[2] Кенгир – прародина шумеров.

[3] Двуречье (Междуречье) - область в среднем и нижнем течении рек Тигр и Евфрат (в Западной Азии).

[4] Тенгир – главное шумерское божество.

[5] Административная единица современного Казахстана.

[6] Тургайская степь — степь, лежащая между Уралом и Аральским морем

[7] «Уштогайский квадрат», «Торгайская свастика» и «Екидинский крест» - геоглифы обнаруженные на территории Торгайской степи в Костанайской области Республики Казахстан.

[8] Институт Естественных Наук – вымысел автора.

[9] Гео́глиф — нанесённый на землю геометрический или фигурный узор, как правило, длиной свыше 4 метров.

[10] Тенгри - верховное божество неба в казахской мифологии.

[11] «Жена астронавта» (англ. The Astronaut's Wife) — фантастический фильм 1999 года с Шарлиз Терон и Джонни Деппом в главных ролях.

[12] Эдем - в Библии (книга Бытия) райский сад, место первоначального обитания людей.


  • Поделиться

Похожие произведения