Особое дело. Глава 2


Утром я проснулся, и первым делом еще раз взглянул на документы, и лишь еще раз убедился о своих планах на сегодня. Алдияр — отличный следователь, и если кто и сможет найти убийцу, так это он. Я же решил проверить другую теорию, касательно Жезтернак. Я перелазил кучу сайтов, нашел много полезной и неполезной информации о том, как огородиться от духов и всему подобное. Днем я съездил на рынок и купил химических фонарей, ведь во время событий электричество не работает. Взял соли, мел и прочее.

Днем мы созвонились с Алдияром, он и трое его людей будут охранять Айжан сегодня ночью. Он не мог взять меня с собой, но Айжан согласилась сказать, что она наняла меня как личного телохранителя.

Вечером мы все собрались в загородном доме Айжан. Четверо сотрудников КНБ, Айжан и Я находились в доме. С каждой стороны дома снаружи, патрулировал охранник, как и у всех входов. Мы нашли подходящую комнату: маленькая библиотека на втором этаже. В ней не было окон, и только одна дверь. Помещение сравнительно маленькое, поэтому, мы все были как на ладони. Я достал из сумки соль, баночку с землей, несколько оберегов. Попросил Айжан надеть их, высыпал в ровный круг вокруг нее соль и землю, и очертил третий мелом. Затем, я попросил Айжан проткнуть палец и капнуть кровью на круг. Я видел, как Алдияр всё это время качал головой, а его напарники посмеивались. Но я хотя бы что-то делаю. Затем, я приклеил в разных концах комнаты химические фонари, предварительно встряхнув их. Нежный свет розового и голубого оттенка начал дополнять электрическую лампу.

Часы пробили двенадцать. Ничего не произошло. Я видел напряжение на лицах присутствующих. Айжан дрожала как осиновый лист. Вдруг, свет начал мерцать, Айжан прижала руки ко рту в немом ужасе. Мы переглянулись с Алдияром. Свет погас полностью, и даже фонари светили не так ярко, будто темнота стала гуще. Мы начали оглядываться по сторонам, пока Айжан сдавливала визг. Вдруг, один из напарников Алдияра отлетел в стену. Затем, другой упал на землю, и не встал. Третий поднял оружие, но не мог стрелять, ведь мог попасть в нас, как вдруг, я увидел, как рука с железными когтями схватила за дуло оружие и ударила им по лицу беднягу. Тот упал без сознания. Алдияр направил в ту сторону оружие и начал стрелять, но только он успел выпустить одну очередь, как что-то откинуло его в стену с такой силой, что он сделал в ней вмятину. Он беззвучно упал на землю. Я приблизился к Айжан, которая уже рыдала и хваталась за голову. Тут, ее телефон зазвонил, и, не дождавшись пока она возьмет его, оттуда донесся хриплый голос: «Шесть сердец для Жезтернак, и семь душ для Демона врат».

Разговор оборвался, и тут, почти в полной темноте, я увидел ее. Она была среднего роста, в белом простом плетье. Ее черные волосы были распущены и доставали ей до пояса. У нее было красивое лицо, если бы не нос, он был неестественно длинный и крючковатый. Стальные когти были продолжением ее пальцев. Она устремилась по направлению к Айжан. Я не раздумывая достал свой пистолет и начал стрелять в нее. Я выпустил всю обойму, и готов поклясться, что не одна пуля не прошла мимо, и я даже попал ей в голову. Но это лишь слегка затормозило ее. Она беспрепятственно вошла в круг и на моих глазах, за какие-то пять секунд, разорвала на части обезумевшую от страха Айжан. Она проглотила ее сердце и повернулась ко мне.

— Шесть сердец для Жезтырнак, и семь душ для Демона врат. Мы придем за твоей душой через два дня, — сказала она тихим мелодичным голосом, а затем ушла в темную часть комнаты, и исчезла. Спустя пять секунд, свет снова включился.

Я стоял как вкопанный от ужаса и не мог поверить в то, что я только что увидел.

Я не мог оторвать взгляд от останков Айжан, снова и снова прокручивая в голове момент, как она была растерзана. И снова и снова лицо Жезтырнак представало передо мной, предвещая мою скорую смерть.

Не знаю сколько прошло времени, но я очнулся только тогда, когда почувствовал, как Алдияр трясет меня, и говорит, чтобы я пришел в себя. Я даже не заметил, когда он очнулся.

— Эй, да приди же в себя! — кричал он, я осмотрелся по сторонам, двое его напарников очухались и помогали третьему. В этот момент забежали охранники и увидели картину.

— Да, я в норме, — соврал я, — нам нужно это обсудить, — Алдияр посмотрел на меня и затем кивнул.

— Сначала, мне надо разобраться с отчетами, через пару дней смогу с тобой увидеться.

— Нет, не могу. Она дала мне только два дня, — наши взгляды встретились, и я увидел боль в его глазах.

— Завтра утром. Я приеду часов в семь к тебе в офис.

— Отлично. Назовем это допрос свидетеля для отчета, да? — я постарался улыбнуться.

— Да, пожалуй, так и сделаем. А сейчас иди и проспись.

Я кивнул, затем еще раз огляделся вокруг, а потом пошел на прямых ногах к своей машине.

Я не помню, как я доехал до дома, и как открыл дверь. Я не помню, как поужинал с женой, как поцеловал нашего годовалого ребенка и как лег в кровать и уснул. Но я отлично запомнил тот первый сон. Я снова вернулся в дом Айжан, в ту самую комнату, но в этот раз, там не было никого, кроме меня. Я стоял посреди комнаты, увешенный амулетами, оберегами, внутри множества кругов, один из них даже был из золотой стружки. Вдруг, свет снова замерцал и выключился, но я это понял лишь интуитивно, так как я всё также отчетливо мог видеть в темноте. И я увидел, как из того самого угла вышла она. Она медленно шла в мою сторону, перебирая своими ужасными когтями, с которых стекала кровь. У меня началась паника, я пытался сдвинуться, но никак не мог. Она медленно подошла ко мне, затем аккуратно раскидала ногой круг за кругом, пока не приблизилась ко мне впритык. Затем, один за другим, она начала срезать амулеты своими когтями. Я не мог отвести взгляда от ее чёрных, как пустота глаз. Когда она сорвала последний амулет, она воткнула свои когти мне в живот. Боль была просто невыносимая. Я и до этого получал ранения, но её когти были словно пропитаны каким-то ядом, который делал боль от ран просто невыносимой. Я закричал. Она повернула свою руку внутри, и казалось разделила позвоночник пополам. В тот момент, когда боль достигла самой высшей возможной точки, я проснулся весь в поту. Моя жена тоже проснулась и начала меня успокаивать, говоря, что это всего лишь сон. Я обнял ее крепко-крепко, как только мог. И она тоже обняла меня, так сильно, что спина начала болеть от ее пальцев. Затем, еще сильнее, пока ее пальцы не вонзились мне в спину, и я почувствовал ту же боль. Я в ужасе открыл глаза и увидел, как обнимаю Жезтырнак. Я снова закричал, и снова проснулся. Я посмотрел на жену, она спала. Я встал с кровати, и пошел в ванную. Я посмотрел в зеркало, мои глаза были красными, дыхание не могло успокоиться, а руки дрожали. Я сходил на кухню и выпил зеленый чай. После этой кружки, вся усталость прошедшего дня снова навалилась на меня тяжелым грузом. Я знал, что ждет меня, если я пойду спать снова. Но я так же осознавал, что моему телу нужен сон, если я хочу быть хоть немного способен к действиям завтра. Я медленно подошел к кровати, и лег на свое место. Я собрал все силы, что у меня были, всю выдержку и терпение и закрыл глаза. Я не знаю, сколько прошло времени, но всё же, я смог уснуть. Я твердил себе, что всё это сон, что боль — лишь игра воображения, и что я смогу её стерпеть. Сначала, было темно, затем включился свет, и я был в своем офисе. Всё было перевернуто с ног на голову. А за моим столом сидела она. В ее руке было еще бьющееся сердце Айжан, которая смотрела на меня пустым взглядом, стоя рядом. Пытка началась снова. Не уверен, сколько времени она продолжалась, но я терпел, хотя боль было не просто реальная. Я кричал, я бил руками по полу, даже зарыдал, пока она резала меня на части. Но я не проснулся. Спустя бесконечность, она остановилась, уже в момент, когда я думал, что больше не смогу выдержать. В кабинет вошла Старуха в чёрном капюшоне. Она была уродлива. Просто олицетворение смерти. Она посмотрела на меня, и подошла поближе.

— Ты сильнее предыдущих, — сказала она голосом, который я сразу узнал. Это она звонила Айжан за секунду до ее смерти, — в награду, я покажу тебе, что случилось с Шестью. Ты ведь так сильно хотел это узнать.

В мгновение, мы оказались в кабинете Айкына, первой жертвы. Он сидел за своим столом и что-то писал. Перед ним стояла кружка с кофе. Я видел, каким уставшим и измотанным он был. Свет выключился, и Жезтырнак отошла от меня по направлению к Айкыну. Он увидел ее, и испугался. Он вскочил со своего места, перевернув стол, и попытался убежать через дверь, но она остановила его, и выкинула через всю комнату на то место, где его нашли. Зазвонил телефон, и я услышал голос старух: «Шесть сердец для Жезтырнак и семь душ для демона врат, да начнется жертва». Жезтырнак подошла к нему и начала раздирать его на части с такой силой, что пробила его насквозь и поцарапала пол. Затем, она достала его сердце и проглотила.

Спустя секунду, мы оказались На шумной дискотеке, я видел, как невменяемый Алексей шел в сторону танцующей толпы. Он оказался в самом ее центре, когда свет отключился, и поднялся шум недовольной молодежи. Именно в этот момент, в полной темноте, Алексей упал на землю и встретился лицом к лицу с Жезтырнак. Он оцепенел от страха. Его телефон зазвонил, но никто не услышал в таком шуме, те же слова. После звонка, его разорвали на части, там же на полу. Еще через секунду, я оказался в просторной квартире. Обстановка сразу давала понять, что мы где-то за рубежом. Жена Алексея сидела одна, в комнате с ножом в руке. Свет, телефон, съеденное сердце, всё повторилось.

Так я увидел все смерти. А затем я проснулся от будильника. Я вскочил, посмотрел на часы, и увидел, что сейчас 6.30 утра. Я быстро оделся, выпил кофе и поехал в офис. Ровно в семь часов зашел Алдияр.

— Ну как ты? — спросил он меня. Я заметил, что он слегка прихрамывает.

— Не очень. Кошмары, — ответил я.

— Тот же самый? Жезтырнак? — спросил он с надеждой на отрицательный ответ. Но я только кивнул в ответ, — ты не выглядишь таким уж усталым.

— Да, я заставил себя терпеть, чтобы выспаться. Ведь недосыпание приходит не от кошмаров, а от того, что мы просыпаемся по десять раз за ночь, и потом долго не спим. Вот я и терпел, чтобы выспаться.

— Да, хороший способ, — он положил руку мне на плечо и сел на сиденье клиента, — мне нужно, чтобы ты мне рассказал, что вчера произошло, так как ты единственный свидетель.

— Ты знаешь, что произошло, — ответил я.

— Да, но тяжело верится. И потом, для отчетности, не пойдет старая сказка.

— Тогда придумай новую, одну из тех, что вы часто сочиняете у себя там, — ответил я слегка грубо, но потом, успокоившись, сказал, — извини. Просто я оказался в этой самой сказке.

— Я всё понимаю. Нет причин извиняться. Просто расскажи, что там произошло.

— Хорошо,- ответил я, — я даже расскажу больше. Я расскажу, как произошли все остальные убийства, — ответил я.

Я рассказал ему всё, что было вчера, и что мне показала та старуха во всех деталях. Он хмурился всё больше.

— Ты уверен, что это не была очень сильная девушка? — спросил он.

— Полная обойма, Алди, полная обойма! Я выпустил полную обойму, ни одна пуля не прошла мимо, а две попали прямо в голову а на ней не было и кофты, не говоря о бронежилете. Проверь комнату на наличие моих пуль и ты не найдешь не одной, потому, что они все в ней, — он снова нахмурился.

— Но кто же тогда это старуха? — спросил он меня, и мне стало намного легче, ведь он поверил, и решил помочь.

— Мне тоже это интересно. Я и хотел это сегодня узнать.

— Могу ли я чем-то помочь? — спросил он.

— Да, думаю, неплохо было бы разузнать об этих звонках. Звонила ведь та старуха, верно? — он покачал головой, показывая, что не знает точно, — возьмем это за рабочую теорию. В общем, раз она звонила им, значит, она вполне реальна, как и Жезтырнак, но я так понял, что главная всё-таки старуха. Если мы как-то сможем на нее выйти, то ситуация может измениться. Проработай эту версию. А я пока попробую узнать кто она, и могу ли я что-нибудь с этим сделать.

— Конечно, можешь. Всегда есть выход, — подбодрил он меня.

С этими словами, он ушел составлять отчеты, а я сразу полез в интернет. У меня не заняло много времени, чтобы вычислить, кем была эта старуха. Жалмауыз Кемпыр- Ненасытная старуха, вот как ее называли в старину предки. Семиглавый демон, охраняющий врата в ад. Я нахмурился, и откинулся на спинку стула. Зачем я понадобился демону? Зачем вообще ему понадобились эти люди. И как мне остановить неминуемую гибель.

Я пытался разобраться с преданиями целый день, но так ничего путного мне в голову не пришло. Когда я уже совсем потерял надежду найти что-либо, мне в голову пришла одна мысль. Ровно через 40 минут я уже был у дома Баксы. Я не знал ее телефон, и надеялся, что она была дома. Так и оказалось. Она согласилась принять меня. Мы снова прошли в ту комнату и сели за тот самый стол, посередине которого стояла свеча. Она взяла мои руки, и таким образом, мы замкнули круг вокруг свечи. Она закрыла глаза, и я увидел, как они беспокойно задергались под веками. Неожиданно, свеча потухла полностью. Баксы открыла глаза в ужасе, встала на ноги, очень быстро для своего возраста, и включила свет. Всё это время она что-то приговаривала очень тихо.

— Как же так вышло? — спросила она меня, покачивая головой, — почему старуха смотрит на тебя? Что ей от тебя надо?

— Моя душа, — ответил я неохотно, — вы можете мне помочь? Было ли такое в страну, что делали предки?

— Прости меня, я ничем не могу помочь. Это мое наказание. Я всё вижу, но редко когда могу что-то сделать, — проговорила она грустно. Но я знаю одно, если Старуха когда-нибудь что-то хотела, она это получала, так или иначе, — она бессильно посмотрела на меня, — Если я что-нибудь узнаю, то обязательно сообщу тебе.

— А вы не знаете, что мне делать с Жезтырнак?

— Сразу две беды свалилось на твою голову! Она не сама приходит к тебе во сне, это всё старуха. Ей нужны измученные души.

— Спасибо, — сказал я ей и в расстроенных чувствах пошел к машине.

Состояние безысходности угнетает. Я не знал, что мне делать. Всё что я знал, это то, что сегодня ночью я снова буду мучиться от кошмаров, а завтра ночью умру ужасной смертью. И ничто не могло мне помочь. Я решил провести побольше времени со своей семьей. Сразу после того, как я уехал от гадалки, я поехал домой. Я много говорил со своей женой, играл с сыном, взял их на прогулку в парк, потом мы сходили в супермаркет, и набрали всякого, чего нам хотелось, но мы раньше не позволяли себе. Вечером, Когда мы ложились спать, я обнял свою жену, и поцеловал ее так крепко, как никогда не целовал. Она отрыла глаза, и сказала.

— Сегодня был просто замечательный день, но почему мне сейчас от этого так грустно? — спросила она.

— Ты у меня умная, — ответил я, — но я не могу всего рассказать.

— Ты во что-то ввязался? Расскажи мне, пожалуйста, может я смогу тебе помочь? — спросила она, и я увидел, как по ее щеке скатилась слеза, — это из-за твоего последнего дела? Откажись от него, пожалуйста, просто остановись, ты нужен сыну, ты нужен мне, — она тихо заплакала и прижалась ко мне. Я не знал, что мне делать и не знал, что сказать. Так мы и пролежали, пока я не уснул. Во сне Жезтырнак снова пришла ко мне. На этот раз, она пытала меня еще сильней, а потом, она на моих глазах убила мою жену, сына и Алдияра. Эта боль была куда ощутимее. Я проснулся от телефонного звонка. Мне звонил Алдияр.

— Привет, это я, я кое-что смог разузнать, — с этими словами у меня появилась крохотная надежда.

— Что там? — я посмотрел на часы, было семь часов утра.

— Те телефонные звонки, мы смогли отследить их. Мы знаем места, откуда они были сделаны.

— Отлично! У тебя есть возможность освободиться?

— Я уже на пути к тебе, готовность 10 минут, — мне стало приятно, когда я почувствовал его поддержку.

— Буду готов через пять.

Спустя тридцать минут, мы были на первом месте. Здесь ничего не было, только степь. Следующие четыре часа, мы катались по степной местности, заглядывая под каждый камень, но ничего подозрительного так и не нашли.

— Ну, мы хотя бы попробовали, — сказал я.

— А я то надеялся, что мы найдем тут старуху с семью головами, которая сидит и играет в Angry Birds, — вдруг улыбнулся он,- убивая время до вечера, когда она сможет тебя съесть, а тут мы такие выходим, и скручиваем ей руки! — он хохотнул.

— Ага, а ты такой: «Сдавайтесь, КНБ, у вас есть право на авокадо»! — мы закатились хохотом.

Так мы и просидели до обеда, когда мне позвонили с неизвестного номера. Мы оба сразу стали серьезными. Я сглотнул слюну и поднял трубку.

— Здравствуйте, это я, — узнал я голос Баксы, — у меня было видение. Я знаю, как вам бороться с Жезтырнак, — два дня назад, этот звонок обрадовал бы меня. Но сегодня, зная, с чем я имею дело, я рассмотрел это как возможность утешительного приза.

— И как же с ней бороться? — спросил я.

— Огонь. Она боится огня. Она стала сильнее за все те годы что она и ей подобные существуют, поэтому пулям ее не убить. Но вы должны знать место, особое место, где она особо уязвима, об этом месте вам сказала старуха.

— Она не говорила мне ничего, — нахмурился я.

— Не прямым текстом.

— Спасибо вам, — ответил я. Она ничего не ответила и положила трубку.

— Что-то интересное? — спросил Алдияр.

— Да. Мы знаем, как убить Жезтырнак.

— Но это не особо спасет тебя, ты ведь в курсе?

— Да, но мы, по крайней мере, попробуем остановить ее, она ведь убила шестерых, и это только те, про кого мы знаем, — ответил я с легкой улыбкой, — так что, мы знаем, как ее убить, и мы знаем, как ее выманить, — я показал на себя пальцем.

— Но мы должны знать, где ее можно убить.

— А мы знаем?

— Должны. У нас есть какая-то подсказка. Она сказала, что... Погоди-ка! — мне кое-что пришло в голову, — дай-ка мне карту, — попросил я.

Алдияр дал мне карту местности, и мы вместе отметили на ней координаты мест, с которых были сделаны звонки из телефона старухи. Получился ровный шестиугольник. Я тыкнул карандашом в самый центр фигуры и спросил: «Съездим-ка сюда»?

На указанной точке стоял одинокий дуб. Большой дуб. Я удивился, ведь, в радиусе многих километров нет ни одного дерева.

— Ну что, заманим ее сюда? — спросил я.

— Отличная идея. Сегодня будет безоблачная ночь, и отсутствие электричества нам не помеха, света звезд будет достаточно.

— Тогда съездим за покупками?

С этими словами, мы поехали в город. Мы взяли всё, что нам было нужно, Алдияр съездил на работу, и взял оружие, и в половине двенадцатого ночи, мы уже были готовы, и ждали на месте. Я вдыхал последние глотки свежего воздуха, и отошел немного от дуба. В этот момент, стало темнее, я повернулся назад и еле смог отличить силуэт дуба. Когда я снова развернулся, то увидел, как Жезтырнак медленно идет ко мне. Она неотрывно смотрела мне в глаза, и я не видел ничего человеческого в них. Я поднял автомат Калашникова, который Алдияр достал с работы, и начал очередями выпускать в нее пули, я видел, что ей это не нравилось, он даже оставлял на ней раны, но она всё также неумолимо шла в мою сторону. Когда пули закончились, я бросил автомат на землю и начал пятиться назад, пока я не почувствовал, как я уперся в ствол дуба. Она находилась на расстоянии пяти метров от меня, когда я крикнул: «Сейчас!».

В этот момент, Алдияр вылил на нее ведро бензина с верхней ветки дерева, я достал свой пистолет, еще раз взглянул в недоумевающее лицо Жезтырнак, и, направив на нее дуло, нажал на курок.

Она сразу же вспыхнула огнем. Я ожидал, что она начнет бегать или вопить, но она молча сделала шаг в мою сторону. Я напрягся. Она сделала второй шаг. Я испугался. Но потом она просто упала и перестала шевелиться.

— Вот тебе и седьмая душа, Демон врат, — тихо сказал я.

Не успел я это договорить, как земля задрожала, дупло дерева увеличилось, и оттуда вышла та самая старуха. Она посмотрела на меня, затем на догорающее тело Жезтырнак.

— Самая измученная душа, которую я только получала в жертву, — сказала она мне своим хриплым голосом. Я видел, как её капюшон начал шевелиться. Она расстегнула его, и оттуда вылезли шесть змеиных голов. Меня пробрала дрожь, всё это было как будто во сне.

— Но разве, ты не будешь мстить мне за свою помощницу? — промямлил я.

— Она не моя помощница, просто, у нас был с ней договор.

— А у нее есть душа? — усомнился я.

— Конечно, очень древняя, проклятая и измучившаяся душа. А для меня лучше быть и не может, — улыбнулась старуха.

— Постой. Ты специально послала видения той гадалке, чтобы мы смогли убить ее! — догадался я. Она улыбнулась своими мерзкими зубами, от чего мне стало только страшнее.

— Но я принимаю только жертвы, и мне нужно семь душ каждые сто лет. Если бы ты не проронил эту фразу про жертву, то ее душа ушла бы понапрасну, и я забрала бы твою, — при этих словах, она раскрыла все семь своих пастей, и я почувствовал запах вековой гнили. Я еле сдержался, чтобы меня не стошнило.

— Почему? Почему ты выбрала именно их? — я всё-таки решился задать этот вопрос.

— Случайность. Они были, где проснулась я, в поисках жертв. И выбрав их, я связала их души, и если, что-то происходило с одним, остальные это чувствовали.

— Но телефонные звонки, зачем было звонить? — спросил я вопреки страху.

— Принимая жертву, мне нужна была связь с ней, а это изобретение вполне подошло. Ведь оно всегда с вами.

— Понятно. И что теперь?

— Теперь, ты знаешь, что всё, чем тебя пугали в детстве правда, и твоя жизнь никогда не будет прежней, ты еще встретишься со злом, ты познаешь истинную боль, ты встанешь перед выбором, в твоих руках будет чья-то судьба, — сказали шесть голов поочередно.

— Ты еще придешь ко мне, — закончила главная голова. Затем, снова землетрясение, и она исчезла, как и появилась. В ночь снова добавились краски и запахи, которые, казалось она забрала своим появлением. Я упал на колени, и меня вырвало.

— Я чуть не обделался! Какого чёрта здесь только что произошло?!! — раздался сверху голос Алдияра.

Я не смог сдержать истерического смеха. Пока всё это происходило, он сидел на верхней ветке и молчал. Я смеялся как сумасшедший до тех пор, пока он не спустился и еще немного после этого. Но Алдияр, казалось, не очень разделял моего настроя. Он помог мне встать на ноги, и мы, захватив оружие, пошли к машине.

— Странная была ночь, — заметил Алдияр.

— Да уж, страннее некуда.

— Я вот не пойму, почему ты? — спросил он спустя какое-то время, — почему она выбрала тебя седьмым?

— Ты разве не слышал? — Она выбрала не меня, а Жезтырнак.

— Да, но почему она сделала это твоими руками, ведь в комнате было еще четыре человека?

— Ну, во-первых, вы все лежали на полу без сознания. А во-вторых, мне кажется, я был единственный в той комнате, кто по-настоящему верил во всё это.

— Хорошо, примем это за рабочую гипотезу.

Так мы доехали до моего дома. Алдияр поехал дальше, сочинять сказку про то, как опустошился полный магазин автомата Калашникова, и про то, кто убил этих шестерых.

Я же, вернулся домой, где меня со слезами на глазах встретила жена. В ту ночь мне приснилось что-то хорошее, но меня очень некстати разбудил телефонный звонок.

— Алло, извините, что так поздно, вы частный детектив? — раздался взволнованный голос.

— Да, так и есть, но по ночам я предпочитаю им не быть. Пожалуйста, звоните в...

— Я всё понимаю, и еще раз извиняюсь, — прервала она меня, — но у нас произошло кое-что странное и страшное, и полиция тут бессильна.

О господи, только не снова.

— Называйте адрес.



  • Поделиться

Похожие произведения