Безликий


Пролог:
Сказания, прошедшие сквозь время, предначертанные передаваться с уст в уста, оставаться бессмертными. Легенда об одиноком острове, сокрытом от взора людей густым туманом, о его обитателе — безликом существе, демоне или ангеле, создании ада или рая, воплощении добра или зла. Ему было предначертано играть роль тысячи судеб, вершить будущее, оставлять след в настоящем. Я, Руана Мендлик, записываю эту историю в свой дневник, сейчас мне семнадцать я ученица Хворского лицея, но, когда я встретила его, мне было около семи. Об этой истории я вам и поведаю.
Остров Сангуйя, находится он на планете «Земля» или где-то еще, а может, он просто игра нашего воображения. Хм, — если это моя фантазия, то представлю ее так.
Одинокий туманный остров, отдаленный от материка, дремучий лес Сангуйи напоминает волшебную сказку. В его дебрях, не имея провожатого, можно сгинуть без следа. От пестроты лугов рябит в глазах: яркие невероятных размеров цветы и густая сочная зелень. Все играет красками так, что хочется зажмуриться и в то же время, смотреть на это вечно. Остров исписан реками, словно росписью неверной дрожащей руки, чернилами ложащейся на поверхность острова. Гора, как страж острова возвышалась на нем, и пик ее терялся в дымке облаков. Скалистые берега Сангуйи обмывались волнами океана: тихого, спящего, задорно играющего лучами солнца на поверхности водной глади, временами бушующего словно капризный ребенок. Камни острова поражали своей величиной и грозным видом. Они походили на огромные, безмолвные головешки безобразных троллей, которые вот-вот проснутся и дадут о себе знать. Остров жил, он был наполнен движением: разнообразными звуками, жужжанием насекомых, движением мелькающих невообразимых обитателей, пением птиц. Ароматами цветов весной, золотыми красками осенью, зимней безмолвной сказкой зимой, бурлящей жизнью летом. Картина менялась, жила, по законам природы сменяя одно время на другое. Одинокий остров был безумно прекрасен в любом обличье, меняя маски своего лица. На острове стояла ветхая соломенная хижина, она заваливалась на один бок, подпертый струганным бревном, и напоминала деда с клюкой. Крыша, кое-как крытая соломой, торчащей во все стороны, пестрела брешью. Лучи солнца, беспрепятственно проникали в отверстия. Освещая избушку, без окон без дверей, в которой прорубленная дыра в стене закрытая старым пледом, играла роль двери. Разделяла жизнь на острове с миром маленькой хижины, одинокой, на одиноком острове. И все-таки из хижины веяло теплом от горящего очага, над которым висел котелок с варящейся в ней похлебкой. И вот в этой хижине поселился отшельник, отгородившийся от внешнего мира. Он сидел возле хижины на камне, существо; в старом потрепанном плаще, рваных штанах, лохмотья еле прикрывали оголенные ноги, из стоптанных ботинок, зияющих дырами и поведавших немало пыльных дорог, торчали пальцы, сбитые в кровь. Из под старой соломенной шляпы, которая красовалась на его голове, выбивались колтуны запутанных пепельного цвета волос. Он сидел в раздумье, крутил в руке маску, грустно разглядывая ее.
«Мое истинное лицо — безликость, моя сущность — никто. Я жил чувствами многих. Испытывал страдания, боль, ненависть, радость, счастье жадность, притворство, отчаянье, безысходность, ярость, любовь. Человеческие эмоции: тысячи судеб, тысячи масок, которых я примерял и примеряю на себе, линия жизни бесконечна и прерывается лишь для одного человека, как гигантская костлявая рука, вырывающая его из потока жизни, а жизнь продолжается, она продолжается и без него, без нее.
Но порой мы сами стоим на краю пропасти, решаем, что мы хозяева своей судьбы, не осознаем, что ступаем туда, откуда нет точки возврата. Если бы нам кто-то показал, указал ту точку, где оступились мы, но, увы...
Я засыпаю, возможно, я всю жизнь проведу, в этом безумном сне, — но имя этому безысходность.
------
История 1. Часть 1 На краю.
Виктор стоял на перилах моста Каны, смотрел на голубой небосвод, по которому проплывали белые облака. Водная гладь тиха и спокойна, вдали гудит пароход, с пляжа доносятся веселые голоса отдыхающих, копошатся мелкие мурашки в таком огромном мире. Шум города, автострада, и я стою на перилах и думаю:
„Кто я и как я докатился до такого, почему я не хочу жить?“
Виктор спрыгнул с перил на мостовую, огляделся вокруг:
„Так, куда мне идти и что мне делать? Где — та точка возврата, где ты повернул не в ту сторону?“
Пошарив по карманам, Виктор нашел портмоне во внутреннем кармане пиджака.
„Ух ты, а ты довольно солидный молодой мужчина“, — он оглядел себя со стороны: костюм серого цвета, начищенные ботинки, запах недешевого одеколона.
Виктор заглянул в портмоне, достал удостоверение, покрутил его в руках, открыл. Посмотрел на фотографию.
» Да и лицом ты удался, Виктор Вениаминович, «Стат. Граст», большая компания производителей новой технологии. Да, парень, ты работаешь в такой компании, солидно одетый, наверняка и с деньгами у тебя проблем нет, и что привело тебя сюда на мост Каны? — наверно безответная любовь. Посмотрим, может, что еще завалялось в твоих карманах, пара купюр, ни ключей от жилья, и все. Так что мы имеем: небедного суицидника, с тараканами в голове — и больше ничего. Наведаюсь в компанию, нужно же с чего-то начинать«.
Виктор стоял возле огромного стеклянного здания корпорации «Стар Граст»:
«Ну что, пойдем, узнаем кто, ты».
Размеренными шагами он направился ко входу, показал удостоверение охраннику и прошел в здание офиса.
«Прошел, а что дальше, куда идти?»
Виктор посмотрел вокруг, десятки людей, проходят мимо друг друга чуть не натыкаясь, расходятся, как в море корабли. Каждый занимается своей работой, делом, не обращая внимания на окружающих.
«Да в такой огромной компании вряд ли кто меня знает, если я простой служащий».
Постояв немного, Виктор решил обратиться к девушке на ресепшене.
— Там уж точно меня знают, — подумал он.
Виктор подошел к посту, девушка сидела на высоком стуле и оживленно болтала по телефону. Вызывающий наряд не мог не привлечь Виктора, длинные стройные ножки, не скрывал стеклянный стол, а глубокое декольте открывало все ее прелести. Она закончила разговор, положила трубку, поправила очки, которые сидели на курносом носу, слегка вздернутым к верху, откинула прядь светлых волос и посмотрела на него. — Ну, что вам нужно?
Воцарилась пауза, Виктор застыл, потерял дар речи, от созерцания прелестной девицы. Не дождавшись ответа от Виктора, девушка переложила ногу на ногу, надула жвачку. Пузырь лопнул, потеряв интерес к молодому мужчине, она снова зарылась в бумаги. Став зрителем такой сцены, молодой человек невольно сглотнул комок, подкативший к горлу.
— Мм, извините еще раз, — запинаясь, сказал Виктор, — а вы не подскажете, где мое рабочее место.
«Видно, я сказал что-то не то, но это возымело действие, это привлекло ее внимание, оторвавшись от бумаг, девушка подняла на меня глаза».
— Смешно, давно я не слышала таких шуточек от вас, Виктор Вениаминович.
— А все же, — Виктор посмотрел на девушку строго.
— Пятый этаж, кабинет 44С.
— Спасибо за информацию, — Виктор поспешил к лифту.
Девушка заметно фыркнула, — Странный он какой то сегодня, — и опять углубилась в чтение бумаг.
Виктор шел по коридору:
«Довольно странное поведение девушки, видимо, я не очень общителен».
— Добрый день, — сказал Виктор коллегам, встретившимся на пути.
— Здравствуйте, Виктор Вениаминович, — наклонив голову, они пытались, как более незаметно пройти мимо него.
«Так вот в чем дело, я сноб, да!»
Виктор подошел к двери, кабинет 44С — заместитель начальника отдела по введению разработок и усовершенствования новых технологий.
Виктор открыл дверь, переступил порог. Кабинет начальника отдела; обстановка: современно, офисный стол, кресло, техника, окно, жалюзи, кондиционер и так далее.
«Наверняка, здесь я найду отгадку или хотя бы домашний адрес моего подопечного».
Он подошел к столу; компьютер, домофон, маленькая фотография в рамке. Он взял ее в руки, на ней молодая женщина, обнимает девочку.
«Кто это, может жена и дочь?» — поворачивая ее, он замечает запись, — «Любимому брату Виктору, от любящей его сестры. Она моя сестра, а ребенок, наверно моя племянница».
И тут, как бушующий ураган, в его кабинет вваливается молодой человек, улыбаясь широченной улыбкой, он хлопает Виктора по плечу.
— Привет! Ну как, оторвемся сегодня на вечеринке, девчонок будет, — во!
Виктор в недоумении смотрел на детину.
— Знаю, знаю, ты парень разборчивый, — зануда, но за это я тебя и люблю. И пока не скажешь да, я от тебя не отстану.
— Прости, но сегодня мне нужно домой.
— Домой? Ха-ха-ха, — рассмеялся он, — и с каких это пор ты так торопишься домой, а? Или у тебя, кто ни будь завелся? Молчишь. А-а...!
«Да, но я не знаю где мой дом, ну, самое логичное — посмотреть адрес в личном деле, но для этого нужно потревожить отдел кадров, это будет выглядеть не менее странно, как с девушкой на ресепшене. Если я пойду с ним, выпью, слегка, у меня появится возможность, нет он вынужден будет проводить меня до дома», — Виктор погрузился в мысли.
Молодой мужчина энергично разводил руками и что-то громко говорил.
— Ладно, я пойду, — сказал Виктор, стараясь улыбнуться в ответ.
Удовлетворенный ответом мужчина радостно и шумно похлопал Виктора по плечу:
— Жду тебя на стоянке, после работы.
Скрылся в дверях кабинета, затем его тело вновь заслонило дверной проем.
— Да, кстати, эта вечеринка в честь Анны Владимировны — Анушки. Она ведь тебе нравится, да?
Виктор неодобрительно посмотрел на него:
«Наверно так нужно, я думаю, именно так бы отреагировал настоящий Виктор.
Рабочий день подходил к концу, и что я сделал сегодня — целый день провел в своем кабинете.
Сидя в кресле и изредка отвечая на звонки.
«Да, неплохая работа у этого парня».
Виктор вышел из кабинета, закрыл дверь, зашагал на ресепшен.
-Добрый вечер, красавица, — сказал Виктор, находя это обращение более приемлемым, так как не знал ее имени.
«Почему я не спросил ее имени в прошлый раз? Хотя это выглядело бы очень подозрительно».
— Хм, Мая.
«Вот я дурак, у нее на груди висит бейджик с именем и куда я смотрел прошлый раз, не заметил его».
— Вы не подскажите, где находится автомобильная стоянка?
— Опять шутите, Виктор Вениаминович.
«Нет», — хотел сказать он, ведь ему было не до шуток.
— В подвале, лифт там.
— Спасибо, мисс Мая.
— Фи, — девушка сделала важное лицо, перекинула ногу на ногу, скрестила руки на груди и задрала носик.
Виктор спустился в подвал, «Шикарная стоянка, под офисом», — он огляделся.
— Виктор, давай, ну что ты там, а то девчонок всех нормальных разберут!
Детина стоял возле «Subaru Outback» и махал ему рукой.
Они сели в машину и выехали на трассу.
— Ну как тебе? «Зверь машина», правда? Я ей горжусь! Ну не сказать, что моя «Бешечка» была хуже, я обожал детку, но эта просто улет, — гордо сказал мужчина.
— Да, машина ничего, — решил Виктор поддержать разговор:
«Как мне невзначай узнать, как его зовут?Спросить прямо в лоб. Нет», — покачал Виктор головой, — «Ладно доедем до дома, так сказать Анушки, видно будет. Висело бы у него имя на груди было бы легче».
— Ничего, парень, ты хоть в чем-то позитив видишь.
Они подъехали к коттеджу, припарковались, вышли из машины.
— Домик, хотел бы я такой. Да, папочка расстарался, я бы папочке ножки целовал, подари он мне такое на днюху.
— Папочка, а кто у нас папочка? — вылетело у Виктора.
— Вроде не горячий, — потрогал он Виктору лоб, — ты какой-то странный сегодня, не замечаешь? Анна Владимировна, дочь нашего шефа, и она к тебе неровно дышит, смекаешь? Да и шеф к тебе неплохо относится, я так думаю. Хватай удачу за хвост, парень!
Ну что, пошли! — детина подхватил Виктора под руки и потянул в сторону особняка.


  • Поделиться

Похожие произведения