На работу


На работу


— Мама, купи мороженое.

— Нет денег(!)

— Мама, купи вон ту, машинку!

— Нет денег(!)

— Я хочу шоколадку,...

— Нет денег!


Денег действительно не было. Мама работала так, — как могла. На заводе её ценили, награждали различными грамотами и медалями, — но денег от этого, — не прибавлялось.

В первую очередь, всё покупали Таньке. Мама в таких случаях говорила: " — Таня, — девочка! Ей, нужнее!". Я понимал, что она моя старшая сестра и всё такое, но жизненные реалии требовали хоть иногда, вкладывать деньги и в меня.

Наверное, я должен, как-то Маме помочь. Хоть мне, всего шесть лет, Папа когда приезжает в гости, говорит, — что я уже большой. А раз так, — значит моя обязанность, как мужчины, заботиться о Маме. Ну и немного, о Таньке.

— Мама, а ты кем работаешь на заводе?

— Рабочим, — ответила Мама, перекусывая зубами нитку, — А тебе зачем?

— Я, хочу знать. А что ты, там делаешь?

Мать отложила уже заштопанные носки, и пояснила: " - Я работаю сборщиком«.

Что такое «сборщик», я не знал. Да и, по-видимому, если бы даже и спросил, то вряд ли, что понял. Мне почему-то, представилось, что Мама, работает в тяжелейших условиях. Ей, наверное, приходиться поднимать, что-то тяжёлое, носить это куда-то, везде шум и грохот.

— Мама!

— Что сынок?

— А можно к тебе на работу?

— О! Зачем?!... Что ты, там будешь делать?...

Я смутился. Как сказать Маме, что я, — хочу ей помочь зарабатывать деньги?! Она скажет: «не надо, не надо, я сама!». Наверное, надо, как-то по-другому.

В последующие несколько недель, я приставал только с одним вопросом: когда меня возьмут на работу? Мама, сначала отшучивалась, потом, — что бы я отстал, сказала, — «как-нибудь, возьму обязательно». Мне только это, и надо было.

***

Зима 1972 года, была снежная. Когда меня посылали «за хлебом», мне приходилось бежать до магазина и обратно по узким тропинкам. Машин в нашем загородном посёлке не было, поэтому, не было и чищеных дорог.

Практически каждый вечер, я напоминал Маме о данном обещании. Она не совсем понимая, что мне собственно надо, отвечала, — «потом». Как-то после ужина, пока Мама мыла посуду (а Танька в другой комнате делала уроки), я опять завёл прежний разговор.

— Ма-ма! Ну, возьми меня, пожалуйста(!), с собой на работу! Ну, что тебе стоит?...

— Нет, сынок. Это надо идти далеко,... Потом, ехать на автобусе,... Там, в цеху, — шумно и грязно,... Нет, не возьму.

— А ты, - ОБЕЩАЛА! — не отставал я.

— Обещала, да! Но, это же надо вставать, — в 6 утра! Зима! Темно! Идти пешком несколько километров! Зачем это, всё тебе?!...

— Я хочу посмотреть, как ты работаешь!

— Сынок, — Мама присела на табуретку, — Там, ничего интересного, пойми. Она смотрела любящими глазами и, как её казалось, хотела донести до меня, бесполезность моих действий: " — Мы там, с тётеньками работаем,... У нас, — конвейер. Мы собираем различные детали«.

Я, из всего сказанного, понял только лишь то, что, — Маме срочно, нужна моя помощь(!). Моя Мама(!), с какими-то тётеньками(!) делает серьёзную работу(!). У них там есть,... Этот,... Как его?... «Конверт» какой-то. В общем, Маме, — ОЧЕНЬ ТЯЖЕЛО! А если так, то я, — просто обязан помочь!

Всеми правдами и неправдами, мне всё-таки удалось выманить обещание, что именно завтра, мы отправимся вместе на завод. Всю ночь, я боялся проспать. Мне почему-то казалось, что если я, не услышу утром мамин будильник, то она может уйти без меня.

***

Когда в шесть часов, раздался звук будильника, я вскочил с постели, наверное, даже быстрее, чем Мама.

Вот оно, счастье! Наконец, сегодня, — я буду помогать своей Маме! Сегодня, мы с Мамой(!), сделаем всю её работу, — и даже больше(!). Она поймёт, что я, — уже настоящий мужчина.

Я старался, как мог. Заправил образцово постель, сам помыл свой бокал из под чая, сам весь оделся, — и вышел в коридор. Мама во время всего этого процесса, внимательно смотрела на меня и всё ждала, — когда же я скажу, - что передумал идти.

— Ну, ты идёшь? — специально бойко спросил я из коридора.

Мама разбудила сестру, сказала, — «Закройся за нами, мы, — на работу», а я, — с ехидством добавил, — «Да, да(!), мы — НА РАБОТУ!».

На улице было ещё темно. Шёл снег, и горели фонари, — было очень тихо и красиво. Я в возбуждённом состоянии, бежал за Мамой по тропинке. Где удавалось, — обгонял её, где-то, бежал впереди.

Сейчас Мама узнает, как я могу работать(!). Дайте только приехать, на этот, ваш завод, — я вам, покажу.

Мне хотелось каждому редкому прохожему, в это ранее зимнее утро, крикнуть: — Это я! Посмотрите! Это мальчик Валерка идёт! Я иду на завод, к своей Маме. Буду помогать ей, — РАБОТАТЬ! Да, да! Я уже, — БОЛЬШОЙ!

На автобусной остановке, уже стояли люди. На некоторых, у тех, кто стоял уже достаточно долго, на шапках и воротниках, были «сугробы». Мы с Мамой, скромно подошли и встали в средину. Кто-то поздоровался с нами.

— Нина, привет! Ты это куда, с пацаном собралась? У тебя всё нормально?...

Мама ответила: " - Мы сегодня с сыном будем работать, — и добавила, — Попросился!«.

— Сам?! — все, кто стоял рядом, повернулись в нашу сторону.

— Сам, — Мама улыбнулась, и потрепала меня по макушке, - Я и не ожидала, даже,... Думала, что передумает, дома останется,... А он, вскочил, раньше меня, оделся, — и уже ждёт в коридоре.

— Вот это, сы-ы-ын!

Да, да! Это я. Пусть хвалят, и меня, и Маму. Я уже, почти, что герой. А когда, ещё помогу Маме «на работе», — то вообще станут героем-при-героем! Не чувствуя мороза, я бегал между людьми, и мне казалось, что нет в мире, ребёнка, счастливее меня.

Это-ж, какое доверие?!... Наконец-то мы узнаем, как выглядит этот — «мамин завод», и что такое, — «мамина работа».

Автобус четвёртого маршрута подошёл уже переполненным. К нем сразу же, ломанулись какие-то мужчины. Задние двери открылись, но так, как никто не вышел, то в автобус стали втискиваться люди с остановки.

Кто-то крикнул: " - Женщину пустите! Пустите! Она с ребёнком!«.

Я хотел возразить, что какой же я ребёнок?! Я уже такой большой(!), что могу даже помогать Маме(!) «на работе». Но толпа, как ни странно раздвинулась, и нас, вмести с Мамой, пропустили в автобус.

Сидячих свободных мест, уже не было. Что бы я «не болтался под ногами», меня посадили на коленки, какому-то, здоровому дяденьки. Тот, в общем-то, был не против, но интуитивно спросил: " - А ты куда, малец, собрался с утра?«.

— Я еду, — помогать Маме, на работе! — с гордостью выдал я.

У мужика рот остался открытым, он всю дорогу до завода, не проронил ни слова. А пассажиры зашушукались, и с улыбкой стали смотреть на будущего «героя-стахановца».

На проходной, с Мамой поздоровались, и спросили про меня. Она, как могла, объяснила, — что «сын рвётся помогать маме». Охранник не поверил, встал со своего стула, и глянул на меня, сверху вниз.

— Этот, что ли?

— Этот, - подтвердила Мама.

Охранник почесал голову, и тут услышал от стоящих позади нас, рабочих: " - Давай пропускай! Опаздываем уже!".

— Ды-к она же, — с ребёнком! Не положено же ведь.

— А ты, — пропусти! — раздалось ото всюду, — Пропусти её, слышь?! Пусть паренёк, сам посмотрит, как денюшку надо зарабатывать!

Народ скопившийся в фойе, поддержал говоривших: " - Пусти! Пусть пацан, пройдёт! Она же, - Мать его! Не боись!«.

Охранник сдался, и открыл турникет.

***

Я гордо шёл с Мамой по территории завода. Рабочая смена ещё не началась, но практически на всех рабочих местах, уже присутствовали сотрудники. Мы шли мимо каких-то станков и механизмов, пахло опилками, краской, железной стружкой и ещё чем-то. Люди поворачивали головы, и провожали нас взглядом.

Мою Маму, — все знают! Все, — здороваются! Вот, какая у меня Мама! Она герой! Значит, — таким героем, — буду и я!

Придя на мамин участок, мы обнаружили там десятка два женщин в тёмных халатах. Они уже начали занимать свои рабочие места, подготавливать свои инструмент и т.п.

— Твой? — спросили у Мамы.

— Мой! — с гордостью ответила она, — Младший.

Включился конвейер, и резиновая дорожка побежала по кругу. Женщины брали какие-то запчасти, вкладывали их уже в другие, и отправляли в дальнейшее «путешествие». Я сначала был возле Мамы, помогал, как мог. Но потом, меня почему-то «прикрепили» к другой сотруднице.

Она поставила рядом с собой ещё один стул, посадили меня на него, и объяснила: " - Вот эта штучка, называется, — «девочка», а вот эта, — «мальчик». Нужно брать «девочку, вкладывать туда „мальчика“, и подавать мне. Всё понятно?».

Что-ж здесь не понятного? Нужно одну «штучку» засовывать в другую «штучку». Буду работать. Раз у них, так положено, — значит, я должен слушаться. А если я, буду слушаться и работать, — то это и есть, помощь Маме.

К обеду уже онемела спина. Когда нас с Мамой позвали в столовую на обед, она ответила: " - Идите без меня, девочки! Не хочу, что бы лишнее начальство, нас увидело. Мы здесь чай попьём".

Я сидел с ноющей спиной, ел плохо отмытыми руками, лежащие на заводской фольге, какие-то карамельки. Мама была рядом, подливала мне постоянно горячего чаю, и всё спрашивала: " — Не устал сынок?".

Я, как и подобает уже взрослому мужчине, находящемуся на заводе, с гордостью отвечал: " - Нет, что ты! Я и пришёл, что бы Тебе помогать! Совсем не устал".

В.К.

13.12.2018г.



  • Поделиться

Похожие произведения


Валерий Крушинский 18 Января 2019 12:14

Я, что, один такой "дурак"? Кто-то ещё, ходил с родителями, к ним на работу?...

Дарын Аманжолов 14 Июня 2019 03:07

Очень интересная история из жизни. Мамы учат нас многому, я лично с мамой еще в 5 лет ходил к ней на работу в библиотеку, оттуда и научился грамоте которая стала для меня фундаментом в начальном образовании и привила мне любовь к книгам.