Воскресшие сны. Свет фонаря. Глава 5


Год сменился годом, на пороге осень.
«Я Мерелин и мне пока 18 лет. Уже прошло более года, как я живу в замке, обитатели которого не очень разговорчивы. Так же, как и их хозяин. Я скучаю по отцу, но не смею обратиться к Сэмуэлю с подобной просьбой. Я не боюсь быть не понятой, боюсь сорваться сама, увидев отца при встрече.
Длинные осенние вечера, когда за окном льет тоскливый дождь, и капли его медленно стекают по стеклу. Ты с надеждой смотришь в окно, в котором даже нет намека на проблески ясных, солнечных дней. Так и я, сидела у окна, всматривалась, в таинственные тени черного сада, черного замка. Я все таки полюбила эти тихие томные вечера, когда с забвением сидела у окна в ожидании чего-то. Мысли лились безмятежно, я невольно вглядывалась в дорогу. Неожиданно для себя, я поняла, что эти вечера в ожидании его. Были так мучительны, но так сладостен был момент встречи. За этот год думаю, что немного узнала о нем, и все таки, он оставался для меня таинственной недосягаемой личностью. Сэмуэль — его злое и в тот же момент доброе, заботливое и безразличное, влекущее за собой и отталкивающее, справедливое и эгоистичное я. В этом был весь он, и он не менялся, а может так думаю только я.
В очередной раз вглядываясь в окно: под сильным проливным дождем я заметила еле заметный свет на дороге.
Этот свет исходил от фар автомобиля. Призрачный свет двигался по дороге и приближался к замку.
Уличный столб, фонарь одиноко стоящий на дороге, но так ли он одинок. В его свете я заметила амблина стоящего на обочине дороги, почему мой взгляд упал именно туда, почему я проследовала их путь. Волнение — я волновалась за него, что это за чувство, безмерная тревога в сердце.
Мне не почудилось, это его машина.
Я сбежала в холл и выбежала из замка. Преодолеть непреодолимое, поле которое отделяло замок от дороги, в такую погоду было почти не возможно. В дали я услышала шум. Амблины перегородили путь машине, толпа обезумевших чудовищ бросалась на машину, скатываясь с нее, падали под колеса.
Шофер растерянно давил на педаль тормоза, автомобиль со скрежетом остановился.
Сэмуэль, Диан и незнакомец сидели в машине. Разбив стекло амблины вытащили шофера через разбитое окно.
— Ну понеслось, — сказал незнакомец, — выскочив из автомобиля, расталкивая перед собой толпу чудовищ.
Выбора не было, либо мы, либо они (вдаваться в рассуждения о носителях амблинов в данный момент опасно для своих жизней).
Диан стрелял ампорными пулями целясь в голову, но их было много и они все наступали и наступали.
— И от куда их столько, — сказал незнакомец запустивший пулю в лоб амблину прижимающему Сэмуэля к капоту машины.
Тот обмяк и сполз вниз.
«Ощущение было не из приятных», — успел подумать Сэмуэль.
Я всматриваясь в темноту, видела лишь копошащиеся силуэты на фоне общей картины развязавшейся битвы. Незнакомый человек сражался довольно умело. Толпа амблинов, как саранча завоевывающая территорию, безумно не владея собой, гонимые чьим то велением они выполняли его намерение.
«Откуда этот ужасный смех в моей голове и почему я слышу его» (смех Ферика).
Я чувствовала безвыходность ситуации. Я решительно вступила на поле, и сразу погрузилась в затягивающую черную жижу.
Я застряла в непролазной трясине, жижа, как тиски сковывала ноги. Мой мозг работал в отчаянии перебирая все возможные попытки. В воспоминании всплыл тот день, когда из жижи востало дикое, черное чудище. Я вспомнила, как Сэмуэль окропил землю кровью.
«Что же делать», — под руками ничего не было.
Я ощупав себя наткнулась на брошь в волосах, подаренную мне Сэмуэлем, и с которой не расставалась с тех пор. Расцарапав руку в кровь, я незамедлительно окропила ей землю. Капли крови упали на черную жижу, и в тот же момент поднялось чудище во всей своей красе.
«И, как заставить это чудище выполнить мой приказ», — но слова застряли в горле.
Я опустила голову, вытянула руку в сторону сражения. Чудище с несуразно длинными руками и короткими ногами, с легкостью, прыжками направилось к дороге. Чудище покрытое черной шерстью, как сама ночь растворялось в темноте. Мне все таки с трудом, но удалось освободиться от оков затягивающей меня черной жижи. Я стояла возле замка сжав руки в кулак, смотрела на мелькающие силуэты в свете фонаря. Отчаянье переполняло мое сознание — почему я не могу помочь им в трудную минуту, почему я безучастно должна оставаться тут.
Диан державший пистолет в руках, выстрел, он замер: — Это был не мой выстрел.
Амблин рухнувший возле ног Сэмуэля, пуля попала ему в голову. Тело недвижно распласталось на земле. Отверстие от пули из которой сочилась кровь, образовала лужу вокруг трупа цвета дикой вишни. Диан смотрел на Сэмуэля. Его глаза были не естественно расширены. Безнадежно он осел коленями на землю, что-то бормоча про себя, выпустил пистолет из рук.
— Я не смог выстрелить, не смог, я подумал о человеке стоящим за амблином, прости Сэмуэль я подверг тебя опасности, — убивался Диан.
— Не время раскисать, — сказал Сэмуэль, — Вставай и помоги Лорену, а я посмотрю что с Питером.
Мерелин держала кулаки: «Продержитесь, продержитесь еще чуть-чуть скоро рассвет».
Амблины окружили их не давая вырваться, Сэмуэль, Диан и незнакомец сгруппировались стоя друг к другу спиной.
-У меня кончаются патроны, последний выстрел, — сказал Сэмуэль и откинул оружие, — Ну ладно как в старые добрые времена, мой надежный кулак.
— Да, Ваше Высочество придется, пули закончились не только у Вас, — сказал Лорен, — вырубим их.
Удары, скрежет зубов, сломанные челюсти, глаза нападающих амблинов горящие безумством.
— Что это? — спросил Диан, указывая на приближающуюся черную точку.
Она увеличивалась в размере превращаясь в нечто, напоминающее огромную гориллу смахивающую все и вся на своем пути. Черное косматое чудище разбрасывало амблинов в разные стороны как игрушечные марионетки. Поле — Мерелин. Сэмуэль на секунду отвлекся и что-то острое резануло его по ребрам. Боль, он сжался — сверкнули длинные когти.
Не вовремя. Сэмуэль выпрямился. Оторвав руку от раны. Он с иронической улыбкой посмотрел на нее. Кровь — вот значит она какая, моя кровь — завораживает.
— Сэмуэль, — окликнул его Диан и тот вовремя увернулся от другого удара, который хотел нанести ему амблин.
— И что же вы такие надоедливые, — кулак Сэмуэля пришелся аккурат тому в челюсть.
Звук смещенной кости, какое гадостное зрелище. Сэмуэль расчищая путь наконец таки добрался до Питера лежащего на земле. Он наклонился над ним, прислушался, вроде дышит.
«Жив, ну и хорошо», — подумал он, — «Пусть полежит пока».
«Кажется битва приняла неплохой оборот: амблины складывались штабелями, монстр переломил ход битвы в нашу сторону».
Диан: -У меня 13.
Сэмуэль: -А у меня 17.
— Да ладно ну подожди.
Лорен: — Вот же неугомонные, как малые дети.
Рассвет я никогда так не ожидала рассвета как этой ночью. Рассвет — солнце встающее со стороны горизонта, его свет. Я так долго ждала. Ну давай, вставай, разгони эту тьму своим светилом. Амблины потихоньку тающие на глазах превращались в темную дымку. Рассеивающуюся в воздухе. На полу оставались лишь трупы захлебнувшиеся в своей же крови. Их носители мертвы, они не могут призвать их обратно.
Боль какая резкая боль, сильно же он задел меня. Сэмуэль сложился пополам.
Диан: — Сэмуэль ранен, пройдём через подземелье, так быстрее. В таком состоянии он не сможет выложить нам тропу через поле. Спустившись в подземелье в скрытый лаз, находившийся неподалеку от дороги. Воины недавнего сражения побитые и израненные, тащившие за собой Питера находившегося без сознания продвигались вперед. Лорен одной рукой поддерживал раненого Сэмуэля, а в другой держал фонарь освещавший им путь.
Голос подземелья. «Я и не сомневался что услышу его» — устало подумал Сэмуэль.
— Ой чьим это духом повеяло, — послышался голос из темноты, — Сэмуэль, ты, так вкусно пахнешь, — твоя кровь, аромат так сладок, — почуяв запах жизни, облизнул губ Ферик.
Некромант Ферик славившийся своей падшей натурой, при жизни не сходил даже до каннибализма, не брезгуя отведать нежной человеческой плоти.
— Ах моя душа изголодалась, хоть я и бестелесен, но мое сознание помнит тот вкус. Вкус бренной плоти. Я любил вкусить ее, особенно привлекал меня запах и вкус таких молоденьких как ты, как она. А ты знаешь, она спускалась ко мне. Ну да конечно, что это я, твои верные псы всегда обо всем докладывают тебе.- Семуель иди ко мне, а ты знаешь почему ты не смог найти могилы своей сестры. Плоть твоей сестры была так вкусна — просто пальчики оближешь. Сэмуэль ну где же ты, племянничек иди ко мне. Мне так скучно — развлечемся.
Тело Сэмуэля дрожало от ярости — разум бунтовал.
Лорен увлекал его за собой.
— Не поддавайся. Ты же знаешь, что он дразнит тебя.
— И почему ты не подвергнешь его стиранию, как ненужный зацикленный файл, — сказал Диан.
— Для этого есть свои причины, — но об них, он промолчал.
Мы дошли до деревянной двери, которая вела из замка в подземелье.
— Слушай дверь то закрыта и закрыта снаружи. Ты сам ее велел запереть от Мерелин.
— Она там я видел ее силуэт, во время боя, окликни ее Сэмуэль.

Я услышала некий голос зовущий ее в предрассветной тишине.
— Мерелин. Мерелин. Звук шел с той стороны, где я спускалась в подземелье, она поспешила туда.
— Мерелин открой дверь, поспеши у нас раненные. Если не сможешь сама позови Виллиана.
Внушительный зомби, с не менее внушительной кувалдой сбивает навес с замком на уже железных дверях.
Он с лязганьем падает на землю. Дверь открыта.
просто умница Валлиан!
Зомби довольно почесывает свою лысину без растительности.
Они выбрались из подземелья. Я подбежала к ним. Сэмуэль, он в крови. Мои руки, так сильно дрожали выдавая мое волнение.
Сэмуэль поднял голову, перед ним стояла девушка вся перепачканная в черной жиже. Черные ноги, руки, платье, даже ее прекрасные волосы.
— Мерелин, что-то случилось, — спросил Сэмуэль и потерял сознание.
Лорен и Диан подхватили падающего Сэмуэля. Мгновенье, пару шагов и я была возле Сэмуэля.
Лоурен. Отец. Наши взгляды встретились, время замерло. Мое сердце, стучит, так сильно, волнительно. Лорен отстранил Мерелин. Подняв его на руки, они занесли его в замок и положил на кровать.
—Диан вызови срочно Симона.
Я стояла в комнате Сэмуэля, со смешанными чувствами боли и радости (они живы, отец) и смирено наблюдала за происходящими событиями.
Диан проходя мимо Мерелин заметил: — Жутко пахнешь Мерелин, привела бы себя в порядок.
— С ним будет все хорошо не беспокойся, наш Симон кудесник.
-А, — опомнилась я посмотрев на Диана, осмотрев себя, — Не замечала, мои мысли были заняты только Сэмуэлем и отцом.
«Действительно дурно пахнет», — призналась я сама себе.
Посмотрев на кровать где лежал Сэмуэль, а над ним колдовал доктор Симон. Я решила, что стоит доверить его им. Я вышла из комнаты Сэмуэля и в глубоком раздумье по лабиринтам коридора поплелась в ванную комнату, чтобы смыть с себя жижу, смрад которой жутко бил в нос. Выходя из комнаты я заметила взгляд Лорена задумчиво остановившегося на мне.

Душ — потоки воды льющиеся струей, капля за каплей, живительная влага, смывающая грязь с моего тела и раны с моей души. Я погрузилась в лавандовую ванну, она успокаивала, приводила мысли в порядок, — как ритуал медитации, — отрешенное блаженство от всего мирского, — так бы и просидела здесь всю жизнь. Сэмуэль в надежных руках Симона, — я облегчено вздохнула. И почему я так волнуюсь за него. Почему этот своенравный мальчишка, так прочно засел в моей голове. Грубиян и выскочка. А еще отец заявился, как ни в чем не бывало. Я надула свои прелестные щечки. В те минуты я чувствовала себя никчемной, — я ничем не смогла помочь им в трудную минуту, — раздосадованно думала я.
В животе урчит: жуть какая, проголодалась. Я решила спуститься вниз на кухню к Рамоне, и что-нибудь перекусить. Я прошла мимо гостевой залы, но услышав голоса исходящие от туда. Остановилась, прислушалась. Это были Лорен и Диан беседующие о чем-то. Беседа явно затянулась, так как они с упоением попивали кофе. Мерелин тихонько подошла к двери и стала за ней прислушиваясь к разговору.
— Нападение амблинов участились, но это не было простым нападением, они ждали нас. Амблины знали что Сэмуэль поедет по той дороге, — сказал задумчиво Лоурен.
— Но это единственная дорога ведущая к замку, — подметил Диан.
— Не ищи причин Диан, это явно была засада.
— Я слышал о трех коалициях созданных в Амфии.
— Две из которых враждебны, а третью составляют слабаки, отбросы как называют они, но заметь они не поддаются влиянию доминантой и возможно они станут нам полезны.
— Да если так пойдет и дальше война не минуема.
— Гражданская война. Все идет к этому.
— Даже умерев Ферик предвидел такой расклад.
— Слава богу Мерелин не выпустила его, а могла приведя он ей тот аргумент.
— Я был с ней, я бы не позволил, — сказал уверено Диан.
— Ты не знаешь Мерелин если она что-то задумала, она осуществит это, во что бы то ни стало, — отметил Лоурен.
Голоса стихли. Тихонько на цыпочках я отправилась на кухню. Я получила новую информацию для работы своего мозга.
Мысли — мысли, что еще, что за аргумент, который мне не привел Ферик.

— - -
Ампорные пули — разрывные пули, — убить амблина попаданием в голову, моментальная смерть разума носителя, попадание в другую часть тела разрывает ее, но чудовища регенерируют — восстанавливаются.



  • Поделиться

Похожие произведения