Выберите правильный вариант

  • 12 Февраля 2019
  • Ужасы

До канатной дороги на Талгарском перевале Ержан доковылял к полудню. Погода безнадежно портилась, как молоко, оставленное на жарком солнце.

Правую ногу биолог подвернул незадолго до конца пути. Чертовски обидно, знаете ли. Два с половиной месяца прошляться по все ущельям Заилийского Алатау, прыгать по острым скалам, как горный козел и не получить ни царапинки. И вот, после окончания экспедиции, в двух шагах от благ цивилизации, повредить ступню!

— Ладно, хорошо, что не сломал ногу — бормотал Ержан, пробуя найти утешение в позитивном мышлении.

Но подойдя к канатке, он увидел, что стойкость его оптимизма подвергается новому, куда более тяжкому испытанию.

Канатная дорога была неподвижна. Видимо, сегодня профилактика.

На выездной платформе ни души. Все сотрудники наверняка уехали вниз на базу и сейчас пьют горячий кофе с вкусными кексами.

Проклиная веселый день, хромец поправил тяжелый двадцатикилограмовый рюкзак за плечами, и стал спускаться к Чимбулаку, припадая на бракованную ногу.

Вдобавок ко всем неприятностям, завыл пронзительный ветер, суетливый дождик стал накрапывать по засаленной кепке.

— Ладно, хорошо, что сейчас не зима — постарался успокоиться Ержан.

Действительно, на дворе стоял конец августа. С начала лета кандидат биологических наук Жакупов Ержан поднялся в горы для изучения условий обитания узорчатого полоза. Забрался подальше от людей, наслаждался одиночеством, благо, припасов хватало. Под конец жаркой поры года, бородатый и загорелый, засобирался домой.

Путь до Чимбулака с покалеченной ногой занял большую половину дня. Поздно вечером, в сумерках, с опухшей конечностью, любитель природы ступил на территорию горнолыжной базы. Канатная дорога до Медео, конечно же, тоже не работала.

Решив испить чашу бедствий сполна и поскорее добраться до дома, Ержан решил не останавливаться на погруженном в темноту Чимбулаке, а пешком спуститься до Медео.

Когда он проходил мимо открытого паркинга для машин, оттуда слышалось недовольное урчание и сдавленный хрип, как будто кого-то душили. В темноте подробностей разглядеть не удалось. Видимо, дикие собаки устроили вечеринку.

До Медео удалось дойти через три часа. Дождь, к счастью, прекратился еще вечером, на подходе к Чимбулаку. Луна скрывалась за облаками.

Дорога, обычно ярко освещенная фонарями, была темна и пустынна.

Высокогорный каток тоже застыл в черном безмолвии.

Электрики устроили забастовку, устало подумал Ержан.

Добрался до своей Тойоты, оставленной на парковке по договоренности с администрацией Медео. Вытащил из дальнего отдела рюкзака ключи, открыл дверь, закинул рюкзак на заднее сиденье.

Собрался было сесть за руль, чтобы открыть капот и соединить клеммы аккумулятора, как вдруг услышал неподалеку протяжное рычание.

Только сейчас он обратил внимание на странную безлюдность окружающей местности. Ведь сейчас август, золотое время года, когда в любое время суток алматинцы и гости столицы хоть на часок выбираются в горы. Сегодня вроде бы рабочий день, а не выходные, но даже в такие дни здесь всегда полно народу.

Куда все, мать их, подевались? И почему Медео погружено в темноту?

Рычание раздалось гораздо ближе. Какой-то человек, шатаясь, приближался к биологу в темноте. Это он, что ли, издает эти странные звуки?

Ержан пошарил на заднем сиденье и вытащил из рюкзака фонарь. Здоровенный такой фонарь, изготовленный в Штатах, длиной около тридцати сантиметров, из тяжелого металла.

Щелкнул кнопкой и навел вспыхнувший мощный луч на шаркающего незнакомца. И в следующий миг заорал от ужаса:

— Что за херня? Ты кто такой, придурок?

Приближающаяся тварь не должна была передвигаться самостоятельно по всем законам биологии.

Потому что она гнила заживо. Вся голова изъедена трупными пятнами и лохмотья кожи свешивались с черепа. Зубы почти полностью обнажены. Один глаз отсутствовал. Руки и ноги истощены до крайности. Одежда изорвана в клочья.

На слепящий луч света живой труп никак не отреагировал.

Протянул высохшие ветви рук к Ержану, словно стремясь обнять в честь неожиданной встречи. И ускорил шаг, издавая то самое, знакомое урчание.

От леденящего страха натуралист чуть было не выронил фонарь. И только потом, повинуясь инстинкту, быстро замахнулся и ударил подошедшее чудище по голове.

Череп незнакомца как будто лопнул. Он без звука повалился на землю, распространяя вокруг тошнотворный аромат тления.

Ержан посветил на противника еще раз. Неужели он убил человека? Если ориентироваться по запаху, то незнакомец уже давно не жилец. Но как он мог передвигаться?

Лихорадочные размышления были прерваны другим урчанием. Судя по звукам, их издавало несколько человек.

И все они тоже направлялись к Ержану.

Нужно было срочно действовать.

Забыв про усталость, про нестерпимую боль в ноге, исследователь животного мира мгновенно открыл капот и подсоединил провода аккумулятора. Захлопнул капот с громким стуком, эхом отозвавшимся по окрестным горам.

Нырнул за руль, закрыв дверь.

Повернул ключ зажигания, молясь о том, чтобы машина завелась.

Радостно вскрикнул при виде лампочек, ярко вспыхнувших на приборной доске.

Рванул ключ.

Стартер заскрежетал, но безуспешно.

Неведомые приятели во тьме ускорили шаг и заворчали еще громче.

Ержан кинул взгляд в боковое стекло и заметил целую толпу этих странных существ, смутно виднеющихся в темноте.

Рванул ключ еще раз.

Стартер снова заскрежетал.

— Ну давай же, давай! — закричал Ержан, видя, что урчащие уродцы почти достигли машины.

И вот, когда переднее чудище почти дохромало до автомобиля, мотор ожил и радостно взревел.

Ержан перевел рычаг коробки передач на режим движения и рванул с места.

Преследователь ударился обезображенным лицом о стекло водительской дверцы, упал и пропал из виду.

Толпа урчащих монстров осталась далеко позади.

Не помня себя от ужаса, Ержан жал на газ.

На выезде из Медео фары высветили стоящего посреди дороги человека. Или такого же подобия человека.

Машина сбила его на полном ходу.

— Неужели это то, что я думаю? — спрашивал себя биолог — Может быть, я сплю и вижу кошмарный сон?

***

Ранним утром на окраине Алматы, на проспекте аль-Фараби, появился озверевший человек. Он поминутно озирался по сторонам и совершенно не понимал происходящего вокруг.

Это был Ержан. И он не узнавал родного города.

Полуторамиллионный мегаполис обезлюдел.

Еще на подъезде к городу, после бывшего экологического поста и Бутаковки, биолог заметил машины, сиротливо припаркованные вдоль дороги в неположенных местах.

Некоторые стояли поперек трассы, с распахнутыми дверцами и выбитыми стеклами. Ержан осторожно объезжал странные препятствия.

Связь работала, но почти все знакомые номера были вне зоны действия. Мобильные данные были отключены, интернет не ловил.

Выше улицы Кажымукана по проспекту Достык автомобили скопились на дороге в невероятном количестве. Дальше просто невозможно было проехать.

Ержан остановил машину, припарковал прямо на дороге и дальше отправился пешком.

Светофоры молчаливо мигали в предрассветной мгле желтыми сигналами. Вокруг не было ни одного человека.

Когда Ержан добрался до аль-Фараби, то увидел огромную автомобильную пробку, застывшую в западном направлении.

А потом совсем рассвело и он начал замечать, что в некоторых машинах находятся трупы. Они сидели за рулем или лежали на пассажирских сиденьях, с высохшими телами, похожие на мумии египетских фараонов.

В полном оцепенении, не понимая, что он делает, биолог шагал вниз по проспекту Достык и поминутно спрашивал себя:

— Я точно не сплю? Что здесь произошло?

Над непривычно молчаливой южной столицей Казахстана всходило жаркое августовское солнце. В кронах деревьев шебуршились воробьи. И шлепанье горных ботинок по асфальту раздавалось в звенящей тишине отчетливо громко и четко.

Еще дальше Ержан увидел синий автобус муниципального городского автопарка, наполовину въехавший в бутик торгового центра.

Дальше, по улице Джолдасбекова в западном направлении вытянулась цепочка девяти бронетранспортеров и трех танков. Трупы в камуфляжных костюмах вперемешку лежали на бортах боевых машин и рядом с ними на тротуаре.

Ученый дошел до Сатпаева и понял, что совершенно вымотался. Он присел на скамейку и с удовольствием выпил воды из походной фляги.

«Будем работать с исходными данными» — решил он наконец. Надо принять случившееся и смириться с неизбежным. Ержан встряхнул головой и начал рассуждать.

Очевидно, что в городе произошла катастрофа глобальных масштабов. Случился некий катаклизм, возможно, биологического свойства, поскольку трупы военных, виденных им ранее, были одеты в противогазы.

Оставаясь здесь, он подвергается риску заражения. Нужно срочно принимать меры.

— Итак, по плану — вслух произнес Ержан, как будто находился в лаборатории и формулировал перед ассистентами предстоящие задачи — Сначала идем домой, меняем одежду и берем средства защиты. Потом идем в институт, запасаемся там. Потом надо выбираться из...

И вдруг его монолог был прерван знакомыми шаркающими шагами, прозвучавшими неподалеку. Ержан с тревогой обернулся на звуки.

Очевидно, непринужденный отдых незнакомца на скамеечке не приветствовался местными обитателями.

К нему приближался ходячий труп.

Это была ожившая мумия, высохшая на солнце, с волочащимися по земле кишками и вдобавок однорукая.

Ержан уже понял, что произошло в этом мире.

Неотвратимая эпидемия, поразившая миллионы людей, наверняка по всему миру. Превратившая их в ходячих мертвецов, совсем как в фильмах ужасов. Кошмар, обернувшийся явью. Кто-то слишком беспечно игрался с природой, экспериментируя с генетическими заболеваниями и биологическим оружием. А затем процесс вышел из-под контроля.

А он все это время беспечно лазал по горам!

Вскочив с места, ученый вытащил фонарь и приготовился дать отпор пришельцу, нарушевшему его дневное планирование.

***

Спустя три часа Ержан, дыша, как загнанная лошадь, потирая раненую еще в горах ногу, остановился передохнуть возле магазинчика с продуктами.

За ним спешила толпа зомби из двадцати-тридцати особей. Все они постепенно втянулись в преследование соблазнительной добычи, начиная с улицы Сатпаева.

Ержан тогда убил нарушившего покой ходока рядом со скамейкой и привлек внимание других мертвецов.

Сейчас у него закончилась вода, и биолог решил забежать в магазинчик, чтобы пополнить запасы питья. Но только он толкнул дверцу, как из минимаркета вывалились еще трое живых трупов, находившихся там долгое время.

В это время подоспела погоня сзади. Да и в окрестностях дома, где располагался магазин, слонялось чересчур много мертвецов. Все они потянулись к источнику шума.

Ученому не оставалось ничего другого, как взобраться на козырек подъезда, возле которого находился вход в маркет. Дверь в подъезд была наглухо закрыта.

Ходячие трупы скопились возле входа в подъезд и бессмысленно тянули руки к желанной пище.

Пища озабоченно топталась на месте и понимала, что угодила в ловушку. Если и уходить отсюда, то только вверх, через балконы многоквартирного дома.

Несмотря на усталость, он сразу полез вверх, на балкон второго этажа, опираясь на газовую трубу. Некоторые из толпы зомби стали неуклюже карабкаться вслед за ним, пытаясь залезть на козырек.

Балкон второго этажа был полностью застеклен и защищен решетками. Пробраться туда можно было с помощью лома. Ержан полез выше, на третий этаж.

Следующий уровень был надежно забронирован пластиковыми окнами и сайдингом. Ученый несколько раз ударил по стеклу, пытаясь разбить окно. Раненая нога подвела, он чуть не сорвался, прямо в лапы нетерпеливо поджидающих внизу живых мертвецов.

Плюнул, полез дальше. Четвертый этаж имел обычный неблагоустроенный балкон.

Ержан кое-как дополз до перил, из последних сил уцепился за них. А вот поднять свое тело и закинуть за перила никак не мог. Это невозможно было сделать.

Посмотрел на бродящих внизу зомби. Ну что же, если упасть с такой высоты, он наверняка потеряет сознание. И не почувствует, как его живьем разрывают на части. Если повезет, ударится головой и вообще мгновенно умрет на месте.

Онемевшие от напряжения пальцы стали потихоньку скользить с перил. Ержан почти было сорвался с балкона, когда вдруг его руки схватил другой человек.

Биолог испуганно посмотрел на балкон, ожидая увидеть мертвеца. Но там стояла старая женщина без каких-либо признаков трупного разложения. Она намертво вцепилась в Ержана.

— Давай, джигит, поднимай ноги — крикнула старушка.

Держась кончиками пальцев, Ержан с третьей попытки сумел закинуть здоровую ногу за перила. С трудом подтянулся и залез внутрь. Женщина все это время тащила его за шиворот внутрь.

— Добро пожаловать, молодой человек — улыбнулась старушка — Хорошо, что заглянул к нам. Чаю будешь?

***

— Такие вот дела, Ержан... — печально закончила свою историю Жанна-апа.

Биолог кивнул головой. Посмотрел на мужа старушки, парализованного после инсульта старика, безмолвно лежащего на постели. Его звали Рустем и двигать он мог только ресницами.

Апашке исполнилось семьдесят семь лет. Она всю жизнь проработала бухгалтером на предприятии. Ее муж был военным. Вот уже пять лет, как он разбит параличом.

— Курил без перерыву — пожаловалась старушка — Вот и не выдержало сердце.

Апашка рассказала Ержану, как в один прекрасный июньский день в Алматы было объявлено военное положение. По улицам ехали танки и шли войска. Люди бросали пожитки в машины и старались убежать из города.

По новостям говорилось о масштабной эпидемии, охватившей весь мир. Миллионы людей по всему свету погибли в течение недели. Затем мертвецы стали оживать и нападать на живых людей. Войска ничего не могли поделать, тем более, что вскоре солдаты тоже превращались в зомби.

Повсюду воцарился хаос. Цивилизация развалилась буквально в считанные дни.

— А мне пришлось остаться. Не брошу же я Рустема одного. Да и сама я уже много не пройду. Нам все равно скоро помирать,зачем куда-то бежать?

На город уже надвигался жаркий вечер, когда Жанна-апа закончила рассказывать о произошедших событиях. Она покормила Ержана из своих запасов консервов, угостила свежеиспеченными лепешками.

— Хорошо хоть теперь за коммуналку платить не надо — улыбнулась старая женщина — А то мы в последнее время не справлялись со своей пенсией. Нам дочка помогала деньгами.

— А что с вашей дочкой стало? — поинтересовался Ержан — Неужели оставила вас?

— Нет, что ты! — всплеснула руками Жанна-апа — Вон там она лежит.

И показала рукой за спину, на улицу.

— Где? — не понял Ержан.

— На улице. Да пойдем покажу, сейчас еще видно...

Они вышли на балкон. Толпа зомби внизу ничуть не уменьшилась, наоборот, стала больше.

— Вон она, видишь?

Ержан присмотрелся и увидел, что посреди дороги, среди нагромождения пыльных машин лежит искореженный обрубок женского тела и механически двигает руками и головой.

— Она за дочкой побежала в садик, когда тревогу объявили. И не успела. Какой-то торопливый сбил ее на джипе, а потом еще и переехал. Она помучилась, а потом померла. И через недельку превратилась в нежить. А позвоночник-то не работает! Вот и лежит теперь, мается.

Жанна-апа смахнула с глаз набежавшие слезы, укрылась платком и зашла в квартиру.

Ержан не нашелся, что сказать. Постоял еще полчаса на балконе, вглядываясь в вечерний сумрак, Мертвецы, копошившиеся возле дома. нарушали тишину визгом и воплями.

Жанна-апа выглянула из комнаты.

— Иди спать, сынок. Ты устал за сегодняшний день. Только вот эту марлю за собой задерни, чтобы комары не залетели.

Хромая, парень зашел внутрь квартиры. Заснул тяжелым сном сразу, как только повалился на постель.

***

Утром Жанна-апа приготовила пшенную кашу на воде и сахаре. Остатки вчерашней еды выбросила прямо с балкона.

Зомби с радостью приняли угощение. Потом с ожиданием смотрели вверх, надеясь, что снова упадет манна небесная.

— И давно вы так делаете? — с ужасом спросил Ержан — Вы же привлекаете их к себе.

— Да ничего, мне все равно мусор некуда девать. Да и они все-таки тоже живые существа, почему бы не покормить?

Покачав головой, биолог помог старушке помыть Рустема.

Прибрались в квартире, перебрали запасы еды.

После нехитрого обеда Жанна-апа села в кресло.

— Ержан, сынок, мне надо с тобой серьезно поговорить.

— Я слушаю, апа.

Старушка оглянулась на неподвижного мужа, вытянутого в кровати.

— Я ночью посоветовалась с Русом. Мы решили уйти.

— В смысле уйти? Куда?

— Уйти из жизни. Пищи уже совсем мало осталось, болеем часто. Нам уже давно пора помирать, зажились мы на свете.

Ержан вскочил со стула.

— Не надо, апа. Зачем вам это? Я найду пищу, лекарства, принесу вам. Мы что-нибудь придумаем. Дайте только ноге зажить немного.

Бабушка покачала головой.

— Нет, сынок. Зачем ради нас жизнью рисковать будешь? Мы прямо сегодня уйдем.

И подняла руку, пресекая дальнейшие возражения.

— А к тебе есть последняя наша просьба. Выполни ее, пожалуйста.

— Что вы хотели, апа? — вздохнул Ержан.

— Найди нашу внучку. Ее звали Жания. Это за ней побежала дочка и не успела забрать. Я тогда все время на балконе была, а садик вон он, через дорогу. Все отлично видно. Оттуда не было эвакуации. Она там еще находится, я знаю это.

Жанна-апа помолчала, низко склонив голову.

— Просто попробуй, хорошо, сыночек? Если не найдешь, ничего страшного. А если найдешь... И если она уже стала нежитью, то похорони ее, пожалуйста, мою кровиночку. Больше ни о чем тебя не прошу, Ержан, жаным!

— Хорошо, апа — ответил ученый дрогнувшим голосом — Только вам все равно не надо...

— Это уже решенный вопрос, сыночек.

Они переночевали, ни о чем не разговаривая.

Ранним утром старушка надела праздничное платье. На старика натянули старомодный серый костюм и тюбетейку.

Посидели, помолчали. Жанна-апа включила газовые конфорки до упора, закрыла все окна и двери в квартире.

Открытой осталась только дверь балкона.

Ержан поцеловал старушку на прощание, пожал руку старику. Вышел на балкон. Жанна-апа закрыла дверь балкона, посмотрела на него через стекло. Помахала на прощание рукой.

Биолог залез на перила и схватился за нижний край балкона пятого этажа. Подтянулся, полез вверх. Быстро забрался на балкон пятого этажа. Нога, подвернутая в горах, вела себя вполне приемлемо.

Посмотрел вглубь новой квартиры. Там никого не было.

Тогда Ержан снова встал на перила и ухватился за край крыши. Снова повис в воздухе, болтая ногами. Подтянулся и забрался на крышу пятиэтажного дома, покрытую жестяным полотном.

Громыхая по крыше, пошел к краю, ища пожарную лестницу.

Подниматься сюда через подъезд было небезопасно, поскольку там бродили зомби. Свободный путь лежал только через балконы.

Вскоре он отыскал пожарную лестницу и стал осторожно спускаться.

Утреннее солнце слепило глаза.

***

На территорию детского садика Ержан пробрался на удивление легко. Задачу облегчал топорик, врученный старушкой на прощание. Убивать им зомби было очень удобно.

Основная масса живых мертвецов ходила в другой стороне.

Ученому пришлось дать небольшой крюк, чтобы обойти толпу слоняющихся возле магазинчика трупов.

Он подошел к забору, окружающему садик, быстро перелез внутрь. Сюда зомби почти не проникали.

Прошел к входу в здание. Все попадавшиеся двери были заперты. Пришлось подойти к окну и садануть топориком по стеклу. Потом аккуратно, стараясь не шуметь, Ержан залез внутрь.

Он очутился в коридорчике между помещениями. Вокруг все было тихо. Ступая по кафельному полу, биолог подошел к ближайшей двери и потянул ручку на себя.

Из-за двери, ведущей, как он успел заметить, в следующий коридор, с гортанным рычанием посыпались зомби. Много, около десяти штук, а в коридоре их вообще было немерянное количество.

Его спасло только то, что первый мертвец споткнулся и упал возле двери, перегородив проход. Взвизгнув от страха, Ержан не успел и опомниться, как выскочил снова на улицу из разбитого окна. Зомби бежали за ним прихрамывающей походкой.

Обежав здание детского садика, парень убедился, что в других помещениях дела ничуть не лучше. Почти во всех коридорах набились толпы ходячих трупов. Проникнуть в садик можно было только через пожарную лестницу.

Что он и сделал, взобравшись на крышу садика.

Почему не плюнул и не ушел, видя, что здание под завязку набито мертвецами?

Потому что дал слово Жанне-апа, спасшей ему жизнь.

И еще потому что все трупы были в основном взрослыми особями. Любопытно, куда девались дети. Неужели их действительно успели эвакуировать?

На крыше садика было несколько люков, ведущих напрямую внутрь здания. Ержан приподнимал их один за другим и оглядывал сверху, что происходит внутри.

Открыл предпоследний люк, сунул голову, чтобы осмотреться и застыл на месте, не в силах пошевелиться.

Люк вел в просторную комнату одной из подготовительных групп на втором этаже здания детсада.

Из коридоров в комнату можно было попасть через пару дверей. Двери были закрыты на замок, но за прошедшее время под натиском зомби успели покоситься и осесть. Мертвецы, во множестве ворчащие за дверьми и сующие внутрь скрюченные пальцы, могли в любой момент проломить хлипкое препятствие и ворваться в комнату.

Почему они не сделали этого до сих пор, оставалось полной загадкой для Ержана. Здесь, в большой комнате, ходячих ждал полный зал угощения.

Ибо комната была полна детей. Детей живых, не превратившихся в зомби.

Детей самых маленьких, посещающих ясли и самых больших, почти предшкольного возраста. Видимо, здесь их собрали для последующей эвакуации, которая так и не состоялась.

В комнате не было ни одного взрослого. Только дети.

Некоторые спали на полу и грязных диванчиках. Другие возились с игрушками: катали машинки, строили замки из кубиков, одевали кукол. Третьи пили воду из умывальника для рук в углу. Малыши из яслей хныкали, за ними ухаживали девочки постарше.

Детей было по меньшей мере около полусотни. Питались они, видимо, крупой от манной каши, стоявшей в мешках на полу.

На Ержана, засунувшего голову с потолка, никто из детей не обращал внимания. А может быть, просто не заметили и не услышали из-за шума, производимого толпами мертвецов за дверью.

Изумленный биолог вдруг заметил знакомое личико. Одна из девочек, баюкавшая кроху на руках, была поразительно похожа на Жанию. Ержан сунул свободную руку в карман брюк и вынул фотографию девочки. Снимок еще вчера дала Жанна-апа.

Это действительно была внучка стариков, умиравших сейчас неподалеку через дорогу. Как это было ни удивительно, вполне живая и относительно здоровая.

Вдруг малыш, спавший на кроватке прямо под люком, открыл глаза и посмотрел на Ержана. А потом спросил:

— Ты мне снишься, дядя?

Обе двери, ведущие в комнату, затрещали сильнее обычного.

Все эти дни, прошедшие с начала катаклизма, двери надежно прикрывали детей от чудовищ. Теперь и эти, последние хлипкие препятствия были готовы лопнуть под натиском зомби. То, что это должно случиться в ближайшие минуты, было видно невооруженным взглядом.

Ержан прикрыл крышку люка и устало уселся рядом.

Посмотрел на здание напротив через дорогу, на четвертый этаж, где ему недавно спасли жизнь. Ну почему он не явился сюда хотя бы на несколько часов раньше? Может быть, тогда удалось бы спасти детей.

Если он спустится сейчас через люк в комнату, то наверняка погибнет вместе с детьми. Сдержать натиск ходячих трупов можно только на несколько секунд. А потом конец будет одним для всех.

Но неужели он будет сидеть здесь и смотреть, как зомби нападут на детей? А что еще остается сделать? Может быть, попробовать спасти хотя бы Жанию? Но как?

Приподнять вверх к потолку и со всех сил забросить в люк? Сколько она и другие дети, которых он успеет закинуть, проживут в этом мире без взрослого?

Этот мир стал еще безумнее после всемирного апокалипсиса. Выживание любой ценой — вот критерий любых действий сегодняшних людей. Вчерашние законы морали уже безнадежно устарели и не работают. Ему следует прикрыть плотнее крышку люка и уйти отсюда подальше. Позабыв о том, что бабушка девочки, сидящей внизу, недавно спасла ему жизнь.

Что выбрать?

Разум говорил об одном, а сердце настаивало на противоположном.

Что делать, хер его знает, что делать???

Внизу дети закричали от страха.

Ержан рывком откинул крышку люка.

Заглянул внутрь.

Двери, ведущие в комнату, трещали от натиска зомби.

Через несколько секунд их разнесут в щепки и мертвецы всей толпой ввалятся в комнату.

Ержан задержал дыхание, помедлил несколько мгновений и...

  • Поделиться

Похожие произведения