Вышедший за пределы. (часть 5)


5. Продлевающий тьму.

Звездолёт «Форткорн» приближался к намеченной планете. На борту его Марис Радишели и Лерия Лабузчак-Альбамада праздновали свой побег.

- Уничтожить планету на прощание, было гениальной идеей. Теперь там коммунизм точно не возродиться. Как же я презирала эту систему. Подумать только, я должна была работать наравне со всеми и иметь одинаковые со всеми возможности. Это просто унизительно, когда те, кто должен почитать за величающую радость, что я доверила кому-либо из них, сделать мне педикюр, считаются даже не формально, а реально равными со мной. Нет, ты просто молодец, что взорвал эту планету. — слово «эту» она произнесла с особым презрением.

- Ты тоже у меня умница. С таким изыском извела всю команду.

- О, я перетравила этот сброд как зловредных грызунов.

- Надо переименовать корабль. Ему больше незачем носить имя этой красной сволочи, возомнившей себя философом. Я даже придумал ему название — «Рендайн».

- Оу, прекрасный выбор. Я с детства зачитывалась её книгами. Она научила меня любить и уважать только себя и общаться с людьми только своего круга. Мы рождены, чтобы править, а не чтобы быть равными с чернью.

- Ты, как всегда, права, моя красавица. Материальные средства и знания должны принадлежать избранным, а не быть всеобщим достоянием. Меня всегда бесило, когда говорили, что смысл научных изысканий в том, чтобы результаты открытий служили обществу. Бред. Смысл знаний в том, чтобы они служили инструментом для извлечения прибыли с населения, а не служили этому населению. Наука, это как волшебный эликсир, дающий власть над толпой. Каким нужно быть безумцем, чтобы наделить этим эликсиром всех? Нет, я очень рад, что удалось покончить с этим коммунистическим адом.

- Осталось только завоевать ту планету с королями и у нас будет новый дом. Могу я вас уже называть «господин президент»? — с пафосом спросила Лерия.

- Благодарю, моя богиня, но боюсь, что с этим придётся повременить. Местные должны к нам попривыкнуть.

- Что? Опять под кого-то подстраиваться? Ты хочешь, чтобы я терпела власть каких-то полудиких варваров?

- Ну не злись. Ты ведь умная, ты должна понимать, что если мы просто поставим им ультиматум и заставим подчиниться праву сильного, то может случиться непоправимое. У нас ведь никого нет, кроме нас двоих. Нет охраны, которой мы могли бы доверять. Страшно подумать, что они с нами сделают, стоит им только до нас добраться.

- Ты прав. Нам придётся сначала войти в доверие к какому-нибудь местному корольку — он защитит нас от толпы. У меня даже есть на примете один такой. Это король Туро — самый крупный феодал на большом материке.

* * * *

Приземлившись на территории Гербриции, — страны короля Туро, звездолёт, своим внушительным видом, сильно напугал местное население. Марис и Лерия, на небольшой летающей платформе отправились замок короля. Растолкав защитным полем стражников и зевак, платформа влетела в тронный зал, где их и встретил король Туро.

- Мы прибыли из далёких миров, чтобы засвидетельствовать своё почтение, Ваше Величество. Я Марис Радишели, а это моя жена Лерия. — подобострастно проговорил Радишели, посредством карманного переводчика, а Лерия приветственно кивнула королю.

Король был в напряжении и то и дело поглядывал на стражу, оценивая в уме смогут ли они его защитить в случае нападения. Туро был средних лет мужчина, далеко не из робких, но поднаторевший на политических интригах с соседями, смотрел на пришельцев с опаской. Марис заметил его тревогу и поспешил успокоить монарха:

- О, вам не о чем беспокоиться, Ваше Величество, если бы мы имели в отношении вас дурные намерения, то вряд ли на вашей планете найдутся силы способные нас удержать. А теперь давайте приступим к делу. Для начала, отошлите всех остальных, наш разговор будет носить конфиденциальный характер.

Туро, нехотя попросил всех удалиться, оставшись наедине с гостями.

- Итак, как вы должно быть понимаете, мы обладаем знаниями, не доступными вашей цивилизации, но мы готовы ими поделиться с вами, сделав вас могущественнейшим человеком планеты.

- Для этого мне как минимум надо решить вопрос с назойливыми соседями, с которыми мне приходиться периодически воевать.

- О, не извольте беспокоиться, с соседями мы решим вопрос.

- Чего же вы хотите для себя в этом случае?

- Сущий пустяк. Вашей защиты и покровительства. Видите ли, мы здесь чужие и многие очень негативно к нам будут относиться. А ещё, смею вас просить, сделать меня вашим советником. Знания, которые есть у нас должны быть уделом лишь избранных, к числу которых будете принадлежать и вы, Ваше Величество.

- Я не до конца понимаю, что вы имеете ввиду, но если вы решите проблему с соседями и сможете подчинить их моей воле, то я сделаю тебя своим советником. Слово короля.

- Тогда мы не будем терять время. Через пять дней, все соседние короли явятся сюда, чтобы присягнуть вам. С вашего позволения. — Марис театрально склонил голову и они плавно вылетели тем же путём что и прибыли, только теперь летели не прямо над поверхностью, на высоте пяти метров.

Вернувшись на звездолёт, Марис и Лерия пересели в планетолёт — из соображений экономии топлива, они не хотели поднимать сам корабль. Подъехав к открывшемуся люку, планетолёт зажужжав поднялся вверх примерно на метр и плавно вылетел наружу, направившись в сторону ближайшего королевства. Достигнув окрестностей королевского замка, и без того напугав местных жителей, планетолёт сделал несколько выстрелов, уничтожив два фермерских дома, снеся одну из башен замка, остальные выстрелы легли бесцельно, послужив дополнительным актом устрашения. Используя внешние аудио усилители, Марис, через переводчик, изложил свои требования местному королю:

- Говорит Марис Радишели, посланник императора Туро. Через пять дней, вы должны будете явиться с подарками ко двору императора, чтобы присягнуть ему на верность. В противном случае вы все будете уничтожены.

Облетев все семнадцать соседних королевств (не считая несколько отдалённых и сильно отсталых стран), выставив те же требования, Марис и Лерия вновь вернулись на звездолёт. Он специально дал им время в пять дней, взяв за расчёт путь от самого удалённого королевства, чтобы все короли прибыли примерно в одно время.

- Поздравляю, господин без пяти минут, советник императора. — сказала Лерия мужу, сидя с ним за столом в центральном зале звездолёта. Вокруг них, сновал робот, выполнявший роль официанта. Надо сказать, что роботы Мариса, были высотой сантиметров семьдесят, на шести колёсах, с четырьмя конечностями — универсальными клешнями-пальцами. Они могли свободно, хватать, переносить тяжести и были очень хорошими помощниками, управляемыми с любого компьютеризированного устройства. Их можно было заранее запрограммировать для определённой работы, а можно было управлять дистанционно.

- Спасибо, дорогая. Мои планы постепенно начинают осуществляться.

Через пять дней, Марис и Лерия вновь прибыли во дворец Туро. Со всех концов сюда съезжались некогда независимые короли. К полудню, собрались все. Каждый, засвидетельствовал свою покорность, теперь уже императору Туро. Марис был доволен, теперь он официальный советник императора и фактически второе лицо в государстве. Когда все разошлись, он сказал Туро:

— Наш звездолёт ещё не раз послужит Вашему Величеству, но у меня осталось топлива на один рейд. Для его производства мне потребуется завод, а для этого нужны финансы и люди. В связи с этим, я вынужден обратиться к вам за помощью.

— А что ещё мы можем получить, кроме того, что захватим оставшуюся часть планеты?

— Сделав всего один рейд, я привезу сюда чужой транспортный звездолёт, и вы увидите такие богатства и чудеса техники, что возможно даже и не захотите трогать оставшихся неподчинёнными королей на других материках. Они просто перестанут быть вам конкурентами. Куда эффективнее «вылавливать» чужой транспорт. Хотя без особых проблем это удастся сделать два-три раза, но и это нам очень многое даст.

— Хорошо. Ты получишь всё, что тебе требуется. Только смотри, не разочаруй меня.

— Ваше величество будет доволен.

«Напыщенный дурак. Ты и представить себе не можешь, что я с тобой сделаю, когда ты перестанешь быть мне нужен» — подумал Радишели уходя от Туро.

Для начала, требовалось построить электростанцию. При помощи роботов и крестьян, волею императора ставших рабочими, река была перекрыта плотиной с турбинами и вскоре гидроэлектростанция заработала.

— Ты собираешься напасть на транспорт взяв на борт людей Туро? — спросила Лерия, когда Марис вернулся на корабль.

— Нет. Его люди пригодны лишь для того, чтобы быть рабочими на моём заводе.

— Неужели пойдёшь в одиночку?

— Ну что-ты, разве я похож на безумца? Я возьму туда тех, кто как нельзя лучше для этого подходит.

— Не понимаю.

— Лерия, ты же умная девочка, в морях планеты водятся немало способных головорезов.

На следующий день, Марис отправился на планетолёте на поиск пиратов. По пути ему встретились целых три корабля морских разбойников, понаблюдав за ними, он выбрал, показавшихся ему наиболее кровожадными. Зависнув в нескольких метрах от корабля, Радишели заговорил с пиратами через переводчик:

— Есть работа. Мне нужно десять-двенадцать наиболее смелых из вас. Те, кто готов, пусть войдут в планетолёт. — с этими словами он выдвинул плоскую панель из борта, так чтобы пираты могли по ней войти в грузовой отсек.

— Ты вообще, кто такой? Тут я капитан и я решаю, стоит ли с тобой свя... — слово «связываться», капитан пиратов не договорил, будучи сражённым плазменным лучом. От него осталось только чёрное пятно на мостике и кучка сажи и пепла. Остальные, увидев такую гибель капитана, решили подчиниться. Однако, Марис отсчитав двенадцать человек, оставшихся четверых не впустил в планетолёт, задвинув обратно выдвижную панель для транспорта и закрыв внешний проход. Немного отдалившись от корабля, планетолёт дал залп по кораблю, одним выстрелом отправив четырёхмачтовый фрегат ко дну.

— Слушайте меня, вам предстоит показать все свои умения на практике и если вы хорошо выполните работу, то ни один король на этой планете, не сможет вознаградить вас так щедро как я. — обратился к головорезам Марис из центрального зала. Впускать их дальше подсобных помещений он не собирался, поэтому заблаговременно закрыл все двери ведущие из грузового отсека.

Прибыв к выходу из гиперпространственного туннеля, Радишели стал ждать прибытия транспорта. Вскоре грузовой звездолёт выскочил из туннеля и не дав ему совершить манёвр для разворота, к нему прикрепился выдвижной коридор, входной люк был вскрыт и толпа головорезов устремилась внутрь. Пираты безжалостно убивали всех, кого встречали. Не ожидавшие нападения, члены команды гибли один за другим. Лерия осталась на «Рэндайн», а Марис взялся за управление захваченным звездолётом. Приказав пиратам перенести все трупы в грузовой отсек захваченного транспорта, Марис открыл створки внешнего люка и тела членов команды, вместе с пиратами выбросило в космос. Окончив с «благодарностью», он вновь закрыл створки и оба звездолёта легли на обратный курс.

Вернувшись из похода, Радишели подарил Туро несколько электронных игр, взятых на звездолёте. Туро был счастлив как ребёнок, а «герой» приступил к организации строительства завода по производству звездолётного топлива и электронной аппаратуры. Работа шла довольно быстро и скоро новопостроенный завод дал первые тонны топлива. Марис, стал готовиться ко второму налёту. Периодически делая не соответствующие его времени подарки, он почти полностью подчинил себе императора. Теперь Туро ему ни в чём не отказывал и даже не спрашивал, зачем ему то или иное. Просто давал всё, что просил Марис.

Радишели разъяснял нанятым на завод местным крестьянам, таким образом ставшим рабочими, всё чем они должны заниматься, пояснял их обязанности и сразу же пресекал любые вопросы, выходящие за рамки производственных процессов. Хотя я должен сделать оговорку, поскольку он разъяснял только новоприбывшим, всем остальным он просто давал указания.

— Так, ты, ты и ещё вы двое. Вот схема. По ней смонтируете данный блок для седьмого цеха. Приступайте. — командовал Радишели.

Однажды, он проходил мимо группы рабочих и один из них спрашивал у остальных:

— Почему мы работаем с утра до позднего вечера, отдаём свои силы, умение, своё время, а кто-то за счёт нас богатеет? Ведь всё создаётся нашими руками, а в итоге мы будто и не причастны к созданным нами благам.

Услышав это, Марис позеленел от злобы. В сердцах он уже разорвал на части этого человека, однако в реальности это был крепкий деревенский парень, который случись между ними драка, просто бы по-медвежьи заломал бы его. И тогда он, едва сдерживая вдруг обуявшую его какую-то просто животную злобу, сквозь зубы позвал его за собой. Войдя в закрытое цеховое помещение, он сказал рабочему:

— Видишь ли, ты не должен был об этом спрашивать. Ты красная сволочь. Я не знаю кто тебе внушил такие мысли. Я ни за что не позволю, чтобы у меня под носом завелись красные. Я уничтожил... — он хотел было сказать — «уничтожил целую планету», но осёкся, вернувшись к первоначально сказанному. — Понимаешь, ты просто не дол-жен ни о чём подобном ду-мать, не то, чтобы спрашивать. — когда он это говорил, к парню сзади подъехал робот и схватив клешнёй его за шею резко повернул набок клешню, сломав тому шейные позвонки. — Не имеешь ты права спрашивать о таких вещах. Кто ты и кто я? — продолжал Марис, когда парень уже лежал бездыханным, вымещая злобу, он пинал ногами его тело, выговаривая уже мёртвому рабочему: — Ты жалкое деревенское быдло с отсталой планетки, тогда как я, представитель высшей цивилизации, считай бог. И ты, ничтожество, посмел задаться вопросом почему ты живёшь иначе чем я? Ничего, скоро я буду справляться с такими как ты без робота. — намекая на свои трансгуманистические наработки.

Отстроив завод, Радишели подарил Туро ноутбук, с клавиатурой на местном языке. Император был доволен, однако, будучи вовсе не таким простаком, каким считал его советник, он старался засылать шпионов к нему и те докладывали обо всём чем занимался Радишели, будучи в их поле зрения. Не знали они только о том, что тот прибегал к помощи местных пиратов для нападения на чужой звездолёт. И вот чтобы как-то исправить единственную брешь в наблюдении, Туро, в буквальном смысле, навязал Марису помощника, а с ним ещё пятерых молодых людей, сынов его вельмож. Радишели не особо обрадовался такому положению дел, но и не стал особо противиться. «В конце концов, всё равно всё будет по моему плану» — думал он.

Второй пиратский рейд прошёл не так гладко. Марис также прихватил с собой морских разбойников. На удивлённые взоры людей Туро, он не реагировал, желая на практике показать им «как надо вести дела». Во время нападения на второй звездолёт, команда оказала куда более активное сопротивление, хотя силы были неравны, тем не менее экипаж транспорта расправился почти со всеми морскими пиратами, хотя их самих осталось только двое. Парень и девушка, и они бы справились и с последними головорезами, если бы не вмешательство Радишели, который застрелил их в спину, а затем добил и уцелевшего раненного пирата. Роботы перевезли все трупы к одному из выходов и Радишели точно также выкинул их все в космос. Плюс ко всему, в этот раз команда звездолёта успела сообщить о нападении, что ускорило бегство пиратов.

Заполучив ресурсы со второго звездолёта, Марис и Лерия устроили настоящий праздник. Император даровал им замок и они устроили торжественный приём по поводу, как они это назвали — «удачной охоты», куда пригласили и самого Туро и других вельмож. Пир длился трое суток, пока Туро наконец не изъявил желания отбыть в свой замок, а за ним последовали и другие гости.

Завод расширялся. Расширялось и производство. Численность рабочих перевалила за тысячу человек. Радишели устраивал себе забаву. Когда приходило время платить зарплату, он, вызывал во двор завода группы рабочих и раздавал им монеты, имевшие хождение в государстве Туро. И делал он это следующим образом. Брал пригоршни монет и швырял их веером к ногам рабочих. Те принимались их собирать, а он бросал ещё пригоршню и ещё, пока не выбрасывал всё, что на его взгляд им причиталось. Рабочие устраивали потасовки друг с другом из-за монет, поскольку при такой «раздаче» одним доставалось больше, другим меньше. А кто-то не успевал схватить ни одной монеты. Они дрались, а Марис хохотал до упаду. Видя недовольные взгляды тех, кому досталось очень мало, говорил им сквозь смех:

— Это и есть здоровая конкуренция. В следующий раз не зевайте. Каждый сам за себя.

Но так было лишь первые два раза, на третий, рабочие молча подобрали монеты и ушли. Это озадачило Радишели и он решил посредством видеокамер пронаблюдать за ними. Рабочие же, придя в цех ссыпали монеты на стол, пересчитали их, распределив горстками по достоинству, а затем разделили их между собой.

- Сговорились. Сорганизовались. Эдак они скоро что-то вроде профсоюза создадут, или того хуже — заводского комитета. Ведь здесь никогда не было красных... Кто их этому научил? Только расправишься с одной красной сволочью, а тут их уже целые группы. — шипел в гневе Марис.

Рабочие же, после двух случаев драк из-за денег, собрались после работы в ближайшем лесу и стали обсуждать происходящее:

— Всё по-честному, кто успел тот и съел. Такова жизнь. — кричал один рабочий, которому досталось больше монет.

— Да, я что меньше тебя работал? Или он или вот он — тоже криком отвечал ему другой рабочий, показывая на других.

— Тише, тише, не петушитесь, из-за вашего ора я ничего не слышу. — возвысил голос пожилой рабочий. — Слушайте, что я вам скажу. В следующий раз, никто вот так монеты не хватает, просто забираем и уходим. Потом их пересчитаем и распределим между собой. Мы все работаем и у каждого есть своя доля.

— Мастер Дип дело говорит. Что мы зверьё какое-то? Мы друг другу морду бьём, а он хохочет. — сказал из толпы ещё один рабочий.

— Верно. Не будем давать ему повода для смеха. — поддержал третий рабочий.

— Этот Радишели он ведь чужестранец, он хоть и числится в советниках императора, но при этом не дворянин. И злой как чёрт. — сказал кто-то из толпы.

— До того, как попасть сюда, я был крепостным у одного графа. До чего зол был он и передать не могу. За малейшую провинность порол. Но даже он не был настолько циничен и жесток как этот. — вставил средних лет рабочий.

— И на ремесленника он не похож. Был я у одного подмастерьем, так он всё харахорился, что дескать он мастер, а я никогда мастером не стану. Всё время мне этим в нос тыкал пока я не сбежал. Однако и он не обращался со мной так по собачьи как Радишели.

— А я вот ещё что думаю, вот у него есть эти машины с руками на колёсах. Сколько всего они умеют. Эх была бы у меня земля и такой вот агрегат, для меня бы пахота была бы одним удовольствием. Сколько времени и сил сэкономить можно. Ведь эту машину, наверно, и пахать, и сеять, и урожай убирать можно приспособить. — сказал ещё один зрелый мужчина.

— Эк, размечтался! — ответил другой.

— Вот кстати ещё, странность. Ведь и вправду, эти машины могли бы в хозяйстве ой как пригодиться, а он вместо них, нас заставляет насадки на плуги из какого-то странного металла изготавливать. Сначала мы только отдельные насадки делали, потом стали спаренные зубья делать, а теперь и целиком основу плуга делаем. — заметил ещё один рабочий.

— Как же мы раньше не догадались. Из купцов он. Это же торгашеская рожа, потому он циничен, и жаден, и высокомерен. Потому как не знает, как это своим трудом на хлеб зарабатывать. Всё он ради прибыли делает, вот и не хочет сразу свои машины продавать. Знает, что у нас и хорошие насадки для плугов по высокой цене пойдут, потом он их усовершенствует и ещё дороже продаст. — сказал рослый парень.

— Точно. А ещё мы горбатимся за гроши, а он с нашего труда жирует.

— Вот, что братцы. Работаем мы с утра до поздна, жизни не видим. Терять нам, кроме своих несчастных жизней нечего. Что у графьёв да князей света не видели, что у этого торгаша. Пойдём и потребуем, чтобы он нам зарплату по-человечески выдавал.

— И пусть зарплату прибавит, а то ведь едва-едва на пропитание хватает.

— А если откажется, не будем работать.

Так решили рабочие.

В этот раз, когда Радишели, снова бросил монеты к ногам рабочих, никто из них не нагнулся и не поднял их. Более того, во двор цеха стали стекаться рабочие из других цехов. И один из стоявших впереди, сказал:

— Мы пришли сюда, потому что у нас есть несколько слов которые мы должны вам сказать. Во-первых, мы требуем повышения зарплаты, во-вторых, мы требуем, чтобы зарплата выдавалась по-человечески, а не бросалась нам как кости собакам. Мы ЛЮДИ! — последнее слово рабочий сказал с особой, возвышенной, интонацией.

Радишели аж позеленел от злобы:

— Ах ты красная сволочь! Вы люди? — Вы тупое быдло, существующее для того, чтобы обеспечивать таких как я всем необходимым. Это ваше единственное предназначение. Если вы не разойдётесь, мои роботы сделают из вас фарш.

К рабочим двинулись пять роботов, те отпрянули, но снова остановились.

— Если твои роботы не остановятся, мы обратимся к императору. — использовали рабочие свой последний аргумент.

Радишели расхохотался и дал команду роботам напасть на рабочих. Глядя на борьбу между людьми и машинами, он назидательно сказал им:

— Вы идиоты, как вы могли подумать, что вы нужны императору? Вы всего лишь рабочий скот и для меня, и для него. Неужели вы, кретины, думаете, что этот жалкий выскочка вступиться за вас? Что он, окружённый моими подарками, что-либо может мне сделать? Да он мне нужен до поры до времени, когда всё здесь будет подчинено мне в достаточной степени, я сделаю из Туро колбасу, оберну её туалетной бумагой и скормлю тем из вас, кто останется жив.

Лерия, присутствовавшая при этом, попыталась его одёрнуть, но в порыве гнева он высказал всё. Рабочие спасались бегством. Семеро из них были убиты роботами Радишели.

Оставшись вдвоём с Лерией, Марис стал разглагольствовать о преимуществах трансгуманизма:

— Знаешь, чем меня прельстила идея трансгуманизма? — Тем, что она изначально несёт в себе сегрегацию. Избранные становятся сверхлюдьми, практически бессмертными пусть и наполовину киборгами, с заменяемыми частями. С имплантами, делающими более совершенной память. Ты только представь себе такое общество с элитой из сверхлюдей и обслуживающего её туповатого быдла, вроде этих рабочих. Но мы модифицируем их генетически так, что им и в голову не придёт даже вообразить, что они тоже люди. Чистильщик обуви не будет видеть себя никем иным, кроме как чистильщиком обуви, проститутка не будет видеть себя никем иным, кроме игрушки для плотских утех, золотарь будет счастлив и горд, что он золотарь.[1] В то время как для нас, они навсегда есть, были и будут всего лишь тупое быдло, существующее только лишь для того, чтобы обслуживать нас. Только ты понимаешь, как я счастлив, что могу говорить об этом открыто. Вот почему я так ненавижу коммунистов, желающих уровнять меня с этим быдлом, желающих воспитать и обучить всех всему тому, что должны знать лишь избранные. Я Марис Радишели и ты моя дорогая Лерия, мы творческая элита, мы лучшие люди мира.

— Тем не менее, тебе не стоило преждевременно раскрывать свои карты.

— Вряд ли, Туро, даже если ему и донесут то, что я сказал осмелиться меня тронуть.

— Только не забывай, что император не бизнесмен, расслабившийся в своём кресле, как ты сейчас, а довольно успешный средневековый полководец, лично участвовавший в сражениях.

— Может и был когда-то, сейчас ему и отвлечься трудно от компьютерных игр.

Тем временем, рабочие планировали, как им наказать Радишели, как отомстить за убитых и униженных товарищей, однако возмездие пришло с другой стороны.



[1] Отсылка к монологу доктора Хасса из кинофильма «Мёртвый сезон» (https://www.youtube.com/watch?v=fHBILsHsMro)



  • Поделиться

Похожие произведения


Алеся Ясногорцева 21 Июля 2020 17:58

Вернувшись из похода, Радишели подарил Туро несколько электронных игр, взятых на звездолёте.
_________________________________________________________________________
Если игры интеллектуальные - вряд ли они могли заинтересовать Туро, а если стрелялки - вряд ли они могли быть на борту звездолёта гармоничной цивилизации

Филипп Траум 21 Июля 2020 23:54 Алеся Ясногорцева

В целом согласен, но данные игры будут в любом случае в диковинку для императора, здесь сделан расчёт на то, что Туро увлечётся головоломками, забыв обо всём на свете будет исполнять все прихоти Радишели, однако, как показало время, это оправдалось лишь отчасти и в конце не спасло его от гнева императора.