Огненное Кольцо


Дракон! Дракон! — кричали они, сбрасывая с перепуганных лошадок, несущихся во всю прыть, набитые отравой бараньи тушки, утирая пену у рта. Да не у лошадок, какая там у них пена, у них с перепугу всё пересохло аж до самого хвоста. А вот у мужиков, что с коняшек так забавно падали — да, пена имеется, по обеем щекам. Аж за ухи размазалась. Ух ты, гляди встают потешные. Что ж это их так мотыляет? Вот, опять упали. Со страху что ли. Зачем так пугаться-то?

Ну, да, дракон. И что? Новость что ли? На прошлой неделе виделись. Две коровы только и взял, а шуму то шуму подняли. Людей ведь не трогал. Не люблю я их, невкусные они, совсем невкусные.

Мужики ещё туда-сюда, пробовал. Но тоже, смотря на кого нарвёшься. Одного помню, рыцарь весь из себя, смелость из него аж через уши выплёскивалась. Странный был правда какой-то, болтало его, что льдину в проруби. Всё копьём своим в меня норовил тыкнуться, да попасть никак не мог. Съел его, чтоб не мучился. Да и пожалел об этом в скорести. Часу не прошло, как захмелел, да так захмелел, что неделю выл в пьяной радости. Вторую неделю тоже выл, но уже от похмелья дикого. Нда-а... с тех пор мужиков не перевариваю, да что там переваривать, смотреть на них не могу, особливо на рыцарей.

Детей люблю, они с яблоками приходят, вот их и ем, яблоки, не детей же, чего в них есть-то — кожа да кости. А так, щекотно по мне ползают, зубы чешут, вопросы смешные задают, хихикают. Душу радуют. Не то что девы красные, целомудренные... горечи в них, хоть выплёвывай. Одну попробовал, другую — все одинаковы. Третья пришла, так уж не утерпел, спросил её, мол пошто вы такие все горькие, жрать ведь невозможно. Учтивая оказалась, ответила любезно, что мол, не познав мужчину, смерть лютую принять должно, от того, мол и горькие. Слёзно просила отпустить её, замуж мол, хочется, жизнью сладкой с мужем пожить, так горечь поди и выветрится, тело сладостью наполнится. Десять лет просила жизни ей подарить, да слово дала, что вернётся как срок подойдёт. Пожалел я её тогда горемычную, насовсем, без возврата отпустил. И кто ж знал, что слово она своё сдержит. Вернулась. Чтоб её! Не знал я тогда ещё, что нас драконов тошнить может, и даже хуже того — вырвать. К горлу ведь даже не подошла, любезная, как пробкой выскочила, в стену пещерную припечатавшись. Бр-р-р... гадость! Мало того, что горькая, так ещё и противная стала, аж зубы свело. Обидно. Тьфу. Так меня ещё никто не обманывал. Как вспомню, плакать хочется.

Мужики во всём виноваты. Кто же ещё?! Девы без них только горькие всего лишь, а сними как свяжутся, так ведь в рот не засунешь дрянь этакую. А жить как? Кушать то хочется. Вот и приходится коровами да лошадками себя потчевать. И ничего, даже очень ничего, по сравнению с некоторыми. Мясо сочное, сладкое сил немерено прибавляется, летай себе без сна, без отдыху, хоть неделю целую. А баранов так и вовсе уважаю, особенно, как сегодня, с начинкою. Это ж они, людишки глупые, что лежат сейчас поодаль мёртвыми прикидываясь, в пол уха перешептываясь пока я туши бараньи в кучу собираю да на когти насаживаю, думают, что отраву мне подсунули. Ну-ну... кому отрава, а кому целебна приправа.

Надо же шесть баранов не пожалели, добрые какие. И что же в этот раз напихали то? Ага, сера — неплохо. А в этом? Мышьяк, тоже пойдёт. А немало ли? Не, мама мне в детстве в половину меньше давала, славно отсыпали. Ну-ка, а тут у нас что? Фу! Травы всякой напхали. Нет. Я это не буду. Спасибо конечно, старались, но нет. Так на кирдык-траву нарваться легче лёгкого. А она, как знакомцы сказывали, ни вкуса, ни запаха не имеет. И распознать её никак не можно, потому как под другие растения маскируется. А обнаруживается только зелёным дымком во время отрыжки. Вот там уж не зевай. Она, эта трава, хоть и не яд для нас, а даже наоборот польза наиполезнейшая, но после её обнаружения кирдык полный начинается. Если камнем на веки вечные стать не хочется, будь любезен в течении четверти часу ритуал провести Кольца Огненного, который и выдаст тебе тысячу лет добавочной жизни, благодаря этой травке.

Не люблю я его, ритуал этот, хоть и не проходил ни разу, но от того ещё больше не люблю, даже можно сказать всей душой своею ненавижу. Потому как ничего приятного не вижу в том, чтобы самому себе, пардон, в зад голову сунуть, да струю дыханием пламенным в тройной круговорот по внутренностям гулять отправить. Ощущения, по слухам: уж легче деву, мужика познавшую, кусочками мелкими проглатывать. И всё бы ничего, но тут опасность великая подкрадывается, и в том она состоит, что плюнуть хочется, а не можно и даже нельзя, ибо на то мгновение пока слюна испаряется становимся мы беззащитными аки младенцы людские новорожденные. Одной стрелы меткой достаточно, а было и простой камень, остро заточенный, превращал дракона в сизое облако ни косточки, ни чешуйки, не оставив о нём в напоминание.

Благо кирдык-трава растение редкое, не во всех местах произрастает. А уж если и доставят куда, так оплату за неё немереную берут. Что там рыцарь, не каждый правитель себе её позволить может. Разорится начисто. Так что, нет. Это я есть не буду. Жаль, выглядит аппетитно, но... тьфу на тебя. Прогорел? Фух.

А этих чем нафаршировали? Ух ты, порох! Целых три туши на него не пожалели. Это они что? Мечтают, что меня изнутри разорвёт? Спору нет, разорвёт конечно, но не меня, а то, на что плюну. А я плюну, да ещё как плюну! Это ж какая огневая мощь у меня заимеется! Ну, мужики, спасибо! Вот удружили так удружили. Дайте я вас поцалую. Не хотите? Ну, как хотите. Не настаиваю. Я уж тогда в пещерку, к себе. Лады? Вот и славно. За гостинцы спасибо. Бывайте здоровы.

До моей пещеры недалеко, час лёта всего. Облюбовал я себе ещё лет двести назад гору одну высокую, снегом покрытую. Место живописное, облаками спрятанное, не людное.

Вот она милая. Ну здравствуй, убежище моё. Холодная что-то ты. Ну, ничего, я сейчас струю пламени жгучего и, о, теплом повеяло, как в яслях телячьих. А если кто и прятался тут нечаянно, так и нет его больше и беспокоится не о чем.

Лежу на прогретом полу, пещеркой своей налюбоваться не могу. Золото, что горками в ней лежало, за двести лет обогрева в пол и стены вляпалось, все щели собой замазало, орнамент причудливый образовав. Пол, стены, потолок округлыми стали, гладкими, как яйцо изнутри. Тихо, тепло, безопасно. В такой обстановке и гостинцы, людишками глупыми приготовленные, на пользу пойдут. Так чего, спрашивается, ждем? Приятного, так сказать, аппетита.

Первым делом порохом начинённых, для разогрева и полезности. Стянул аккуратно губами с одного когтя первую тушку, со второго другую, третью. Мммм... Весчь! А запах... и сытость... теплом по внутренностям разлилась. Теперь и остальные не торопясь можно. Мням...мням... хорошо то как. В животе приятно так забурчало. Щас отрыгнёмся и баиньки. О, пошла, пошла отрыжечка родимая. Кры-ы-ы-ы-ырк... мамочки-и-и... зелё-ё-ная... Таки подсудобили мне людишки подлые Колечко Огненное, ритуал ненавистный. Хорошо ещё, что вокруг пещеры никого видно не было. Пусто было. Вроде бы. Или нет? Что это так подозрительно стукнуло снаружи? Ой! Мамочки-и-и... хоть бы не плюнуть, хоть бы не плюнуть, хоть бы не...



  • Поделиться

Похожие произведения


Мейрам Кален - Ұлы 18 Октября 2017 23:11

Сказка для взрослых )
Первая фраза ,Наталья,перегружена деепричастиями.

Я бы разбил примерно таким образом:


Дракон! — кричали мужики, сбрасывая с перепуганных лошадок,несущихся во всю прыть, набитые отравой бараньи тушки.
Дракон! - кричали они,утирая пену у рта...


Наталья Урванцева 19 Октября 2017 13:22 Мейрам Кален - Ұлы

Хорошее замечание, Мейрам, вижу, что правильное, Ваш вариант выглядит привлекательней. Заменить не трудно и даже с радостью бы, но пусть останется как есть. Для наглядности, мне на память. Если когда нибудь снова решусь на прозу, постараюсь это учесть.
С благодарностью, Наталья.

Мейрам Кален - Ұлы 19 Октября 2017 13:52 Наталья Урванцева

Хорошо, Наталья!
Пишите прозу!
У Вас получается!
От первого лица вести текст - интересный ход.

Ирина Соболевская 19 Октября 2017 15:39

Хорошо!

Ирина Соболевская 19 Октября 2017 15:39

Хорошо!