Смерть Балерины


Лючия Стоните

СМЕРТЬ БАЛЕРИНЫ

Под телом молодой худенькой женщины расползлось большое красное пятно. Красивое, бледное лицо было запрокинуто и остановившиеся глаза будто разглядывали пластиковый навес над остановкой. Вокруг тела суетились эксперт-криминалист, два оперуполномоченных и следователь. Редкие прохожие не спешили подходить ближе, — никому не улыбалось отвечать на вопросы полицейских.

— Ты, знаешь, Кайрат, — обратился криминалист к следователю, мне ее лицо кажется знакомым, только я не могу вспомнить, где я ее видел.

— Сумку осмотрели? — спросил следователь.

— Там только это. И оперативник достал из сумки стертые балетный тапочки.

— Вот, где я ее видел, в театре, — оживился эксперт. Она балерина. И скажу вам, отличная. Была...

— Какой сволочи пришло в голову убить такую женщину? Непонятно,- вслух рассуждал следователь. Деньги и украшения не взяли. Да и кому могла настолько досадить артистка?

— Не скажи, — отпарировал эксперт, у них там еще какие страсти бушуют.

— А я думаю, это что-то личное, предположил молодой оперативник Булат.

— Тогда давай сначала в театр, а потом к родным. В семь у меня в кабинете, — подытожил следователь.

Булат вошел в прекрасный холл и поймал себя на мысли, что ему здесь нравится. Он никогда раньше не был в театре. Поднявшись на второй этаж, оперативник вошел в кабинет заведующего балетной труппы, предъявил удостоверение и разложил на столе фотографии убитой.

— Гаухар, — выдохнул седой мужчина и обхватил голову руками. Она жива? — робко спросил он.

— Нет.

— О, Алла, за что? Она — наша лучшая танцовщица, гордость театра. Была... У мужчины покраснели глаза и он тихо спросил: «Как это произошло?»

— Ее несколько раз ударили ножом в живот прямо на остановке. И никто ничего не видел.

В результате разговора с оперативником заведующему стало плохо с сердцем. А следствие не продвинулось ни на шаг. Булат уже спускался на первый этаж, как вдруг почувствовал на себе чей-то взгляд. Из-за перил бесшумно возникла маленькая сутулая женщина в синем рабочем халате.

— Это правда, что нашу Гаухар убили? — спросила она.

— Вы что-то знаете?

— Это они ее убили. Я все знаю. Они думают, раз уборщица, то ничего не видит и не понимает.

— Да вы успокойтесь, садитесь, засуетился Булат. Кто это они?

— Артисты эти. Они же ей завидовали. И ненавидели за талант и красоту. Я каждый вечер приходила смотреть как она танцует. Смотришь и забываешь где ты. Зрители ее любили. Цветы охапками домой носила. И муж на нее надышаться не мог. Вот и не могли ей простить, счастья-то. Люди — звери!

— Ну, зависть — одно, а на убийство решится не каждый, - заметил Булат.

— Да, любой, слышите, любой из них мог ее убить. Хоть та же Каринка. Она же здесь до Гаухар была примой. Она старше и в театре уже лет десять оттанцевала, а такого признания, как наше солнышко и не нюхала. Тут и деньги, и роли, и уважение, сами понимаете. А этот наш звездун в колготках... Ни одной юбки не пропустит. Как Гаухар к нам пришла, он к ней с ухаживаниями. Ну, она его и послала. Так у него, видишь ли, чувства прорезались. Тут наша красавица повстречала своего Кайнара. Наш Эрик бесился, угрожал ей. До сих пор не успокоился. Да тут еще поклонник нарисовался, из этих, из миллионщиков. Проходу ей не давал. И плевать хотел, что у нее муж. Бриллианты ей совал, цветами засыпал. Только Гаухар верная. Была... Женщина заплакала.

— Скажите, а родственников у нее много?

— Сирота она была, как и я. Мать давно умерла, а вот отец недавно, с месяц. Только какой он ей отец, по паспорту только. Бросил он их, когда Гаухар года три было.

Булату с трудом верилось в то, что коллеги по сцене могли убить Гаухар Алибекову. Но проверить эти версии он был обязан. Первым в его списке возможных кандидатов в подозреваемые шел солист балета Эрик Нигметов. Лейтенант нашел его в тренажерном зале. Танцовщик понуро сидел на скамейке, и тренироваться, похоже, не собирался.

— Я к вам. Булат показал удостоверение и представился.

— Я ждал вас, — грустно улыбнулся артист. Я же тут местный Отелло. Вам, наверняка, рассказали.

— Есть такое дело.

— Я люблю ее, понимаете?! Любил! Я насмотреться на нее не мог. Все эти проклятые сплетницы. Сами в постель прыгают, и я же потом сволочь. А Гаухар... Она, как с облака спустилась. Я такой женщины никогда не встречал.

Уточнив, где во время убийства находился Нигметов, Булат отправился к Карине Утеулиной. Та примеряла какой-то цветной наряд в костюмерной.

— А вы наш местный Шерлок Холмс, — съехидничала она, увидев полицейского. Не убивала я Гаухар, уверяю вас. Ах, вам же алиби нужно. Я была у стоматолога. Можете проверить. Представьте себе, у балерин тоже болят зубы.

— Ну, что вы, я и не думал. Разве такая красавица могла кого-то убить, — решил растопить лед лейтенант. Я просто хотел знать ваше мнение насчет происшедшего.

— Да, что тут думать, не покупаясь на комплимент, — отрезала Карина, среди ее любовников поищите. Даром что ли ее цветами засыпали.

— Спасибо за плодотворное сотрудничество, без вас ни за что не догадался бы, — не остался в долгу Булат. И не уезжайте пока из города.

Следующим в списке был «миллионщик». Как его вычислить? Ни имени, ни адреса не известно. А муж? Что это я расслабился, «любит», да «надышаться не мог», ревность и не такие шутки с людьми вытворяет. Да и не многовато ли — трое ревнивцев на одну, пусть и красивую женщину, — рассуждал по пути в отдел Булат. Перед тем как отправиться к овдовевшему мужу, лейтенант решил заглянуть к эксперту-криминалисту.

— Привет, Рус, как поживает твоя микроскопия?

— Да, как всегда, лишние заморочки.

— Типа?

— Типа лишней свежей крови, например. Не принадлежащей ни одному из членов ДТП.

— А по моему делу?

— Пока ничего чудесного не наметилось.

Спустя минут тридцать Булат позвонил в дверь квартиры, где жила Гаухар. Дверь открыла пожилая женщина, как выяснилось свекровь погибшей. Она проводила лейтенанта на кухню, где, уставившись в одну точку, сидел молодой худощавый мужчина. Рядом с ним на столе стояла нетронутая тарелка с тушеным мясом. Булат поздоровался и сел напротив. Хозяин квартиры устало выдохнул: «Спрашивайте.»

Булат сначала уточнил, где находился собеседник в момент убийства, затем перешел к подробностям жизни Гаухар. И тут выяснилось, что Кайнар отлично знает докучливого поклонника звездной жены. Им оказался заместитель акима области, он же, как выразился Кайнар, являлся владельцем «заводов, газет, пароходов». И счастливый в то время муж даже имел с надоедливым поклонником разговор на тему «оставьте в покое мою жену». На что любитель балета ответил, что он не видит ничего предосудительного в искреннем восхищении талантом известной артистки. И добавил, что если жена действительно любит своего мужа, то и волноваться тому не о чем.

— В общем-то, он прав, — сказал Кайнар. Гаухар меня любила, — его глаза наполнились слезами. Вы приходите завтра, — попросил он, я сейчас мало чем смогу вам помочь.

Булат почувствовал, что много он здесь не нароет. У самого мужа погибшей железное алиби — с восьми до девяти утра он был на работе. Это подтвердили сотрудники Кайнара. Мысли о докучливом поклоннике не давали покоя. И почему-то сама собой всплывала фраза из известного фильма «Так не доставайся же ты никому». «Что-то я увлекся» — , одернул себя лейтенант. И собрался было поехать в областной акимат к заму, но сначала решил посоветоваться с руководителем следственной группы. И чутье его не обмануло. Начальство категорически запретило «приставать с пустыми расспросами к такому занятому человеку». А заодно повелело ускорить расследование этого, в одночасье ставшего громким, дела. «Ускорить... А как?» — мысленно злился на начальников Булат. — «У всех кандидатов в подозреваемые железное алиби. У всех, кроме чиновного миллионера. Но о разговоре с ним теперь и думать не моги. Что хочешь, то и делай.» Расстроенный лейтенант решил пойти отвести душу к другу Руслану из экспертно-криминалистического отдела, а заодно узнать о возможных новостях по этому делу.

— О, салам, Булат, — обрадовался Руслан. Где тебя носит?

— Да, все по тому же делу и носит. Только все без толка, зацепиться не за что.

— А родственники?

— Да какие там родственники, она сирота! А дальняя родня вся живет в других областях.

— Ты говорил, что отец у нее месяц назад умер.

— Он бросил их с матерью, когда Гаухар было три года, и, по словам свекрови больше в ее жизни не появлялся. И жил он за двести километров от города. Та же свекровь говорит, что Гаухар не желала его видеть, мол, винила его в ранней смерти матери. Да и тот, по ее словам, не пытался встретиться с дочерью.

— Слушай, Була, я тут подумал, интересно богатый он был или бедный?

— Теперь-то какая разница. У него другая семья, другие дети. Ты лучше скажи, что новенького твои ребята нарыли.

— Самый свежий след шин возле остановки, где она стояла, принадлежит «БМВ». Так что тебе предстоит опрос жителей дома, возле которого находится остановка. Может, убийца не подошел, а подъехал, и кто-то мог видеть автомобиль. Чем тебе не зацепка?

— Рус, тебе не криминалистом пахать надо, ты же находка для следственного. Спасибо, пошел отрабатывать твои придумки.

Булат, не понадеявшись на свои силы, привлек к опросу местного участкового. Совместные усилия не пропали даром. Отыскалась одна старушка, которая видела, как рано утром к остановке подъехала серебристая машина, хотя девушка, стоявшая на остановке такси не ловила. Из машины вышел молодой человек, а дальше у старушки закипел чайник, и она ушла на кухню. Булат спросил, сможет ли бабуля опознать марку машины, если ей показать разные машины серебристой окраски. Женщина пообещала постараться. На следующий день из нескольких предложенных фотографий самых популярных в городе иномарок пенсионерка уверенно указала на «БМВ». Булат поехал в управление, доложился начальству и поспешил к Руслану. Друг встретил его с виноватым видом.

— Привет, Булат, ты знаешь, мне надо было тебе раньше сказать, да, понимаешь, замотался.

— Рус, не тяни.

— В общем, помнишь, я про лишнюю кровь рассказывал, ну в ДТП. Так вот хозяин, заметь «БМВ», который сбил пенсионера в шести кварталах от места убийства в то же утро и приблизительно в то время, тоже Алибеков. Я просто зашивался с работой и не обратил внимания. Ты проверь, не приходился ли этот Алибеков родственником погибшей.

— Само собой. А что ты там про кровь рассказывал, — Булат почувствовал, нечто необъяснимое, как будто что-то должно случиться.

— Этот Алибеков, сбил пенсионера, у того открытый перелом ноги, ссадины на лице, и руки ободрал «будь здоров», сам понимаешь, кровь натекла. Алибеков пытался помочь старику, сам испачкался в крови, заляпал машину. Но, на лобовом стекле внутри машины свидетели ДТП также сразу после столкновения видели кровавый след и утверждают, что рядом с Алибековым, который был за рулем сидел еще один человек. Однако, Алибеков утверждает, что был один, а след на лобовом стекле он замыл. Так вот при исследовании машины, помимо крови старика, в которой испачкался Алибеков и крови предполагаемого пострадавшего пассажира мы нашли еще и свежие следы крови на дверце кого-то третьего. То ли с ними был еще третий пассажир, то ли еще что.

Булат ринулся проверять родственность Алибекова и Алибековой, и выяснилось, что хозяин серебристой «БМВ» сын женщины, на которой когда-то женился отец Алибековой.

— Вот тебе и совпадение, — думал Булат. Он оформил командировку в далекий райцентр и поехал узнавать, чем, на что и как жил молодой человек, усыновленный когда-то отцом Гаухар.

Приехав на место, и только назвав фамилию Алибекова, он сразу же получил подробную информацию о недавно умершем хозяине кирпичного завода и всех местных магазинов, а также о его беспутном сыне. «Который наследует теперь все богатство отца и непременно пустит его по ветру, так как сам он бездельник и гуляка, а мать слаба здоровьем и во всем ему потакает.» — эти слова, буквально «слово в слово» повторили ему несколько жителей райцентра.

Булат встретился с матерью Алибекова младшего, а также с соседями Алибековых и местным участковым. Выяснилось, во-первых, что Алибеков младший отсутствовал в поселке в день убийства, а во-вторых, по слухам, Алибеков старший завещал завод и все имущество вовсе не приемному сыну, а родной дочери, которая живет где-то в городе. И, якобы по этой причине Алибеков младший через неделю после похорон отчима напился с друзьями и, будучи вдрызг пьяным, пожаловался на жадность и несправедливость приемного отца. — " Мотив есть«, — подвел итог Булат. А по приезду в управление попросил Руслана проверить следы крови, обнаруженной в «БМВ» на идентичность крови убитой женщины. Результат оказался положительным. Нурлана Алибекова задержали в тот же вечер в его любимом ночном клубе.



  • Поделиться

Похожие произведения