Иртышская быль


Прошлый век. Тридцать пятый

Незаметный годок.

Стройных девушек прятал

Павлодар — городок.

Старина закатилась

Под суровую власть.

Населенье трудилось,

Чтоб совсем не пропасть.

Клались ровной сосною

Годовые пазы.

Дни июльского зноя,

Ночью быстрой грозы.

У иртышских излучин

Отмывали коней.

Выбегали на кручи

Волки бледных мастей.

Выше чаек галдящих

Висли в сини орлы.

Нёс с плотов холодящий

Ветер запах смолы.

Прокричал, озоруя,

Плотогон на весле:

" Не печалуй, красуля,

Жди меня по весне! "

Ася только вздохнула

С водяного что взять,

Коромыслом качнула

И пошла поливать.

Хорошо, что дом близко —

Сосчитаешь шаги

К белой мазанке низкой

За кустами ирги.

Путь под ноги ложится —

Можно и помечтать:

Нужно больше учиться,

Надо курсы кончать.

Нынче темной быть вредно,

Наша власть такова,

Что девчата из бедных

Все имеют права.

Сталин в общей заботе

О народе помог

Асе с чистой работой,

Где не надо сапог.

На машинке стучала

В секретарской ГИ

И подружкам писала

К именинам стихи.

Сердце билось спокойно,

Ветер юбку взметнул.

Тип затонский какой —то

Русым чубом тряхнул.

Надо гнутые дужки

С коромысла снимать.

А на вечер подружки

Звали в клуб танцевать.

На другие делянки

Совершу переход.

И оставлю смуглянку

Поливать огород.

За забором бренчали

Оси старой арбы,

И верблюды качали

Вправо — влево горбы.

А иртышская светлость

Утекала вперёд

Мимо пристаней редких,

Мимо дел и забот.

И пахали фарватер

В пестроте островов

«Удалец», «Красный катер»

И «Товарищ Ежов».

Баржи длинные плыли,

А на них плыли вдоль

Бесконечной Сибири

Зеки, кожи и соль.

От ремонтов Затона

И усольских плотов

К матерям и зазнобам

Голод гнал едоков.

И речные волчары

Из буксирных команд

Шли к домашним причалам

Стаей черных шаланд.

Нес казенную робу

Станислав — рулевой.

Под барачные своды,

Мимо школы восьмой

Кудри светлые вились

У него на ветрах,

И смешалась Россия

С Польшей в синих глазах.

Нынче — в сторону стопка

Нерешенных задач:

В клубе водников звонко

Плещет вальсы трубач.

Надо брючные стрелы

Утюгом накатать,

Вымпел в форменке белой

Над тельняшкой поднять.

Пряжка ярко сверкает,

Пояс крепкий широк.

На фуражке скучает

У звезды якорек.

Эх, Фуражка лихая,

Военморский пошив.

Ах ты, кровь молодая

Павлодарский разлив.

Возле клуба гуляет

И шумит молодежь.

А за ней надзирает

Белый гипсовый вождь.

У девчонок на лицах

Тайна женской мечты.

Разбежались по ситцам

Расписные цветы.

Люд чубатый и бритый

Прислоняется к ним.

Греет складень закрытый

Бок затонских детин.

Ты гляди, незнакомка,

Что сегодня встречал.

Раньше с рыжей сестренкой

Вместе не примечал.

Ася взгляд уловила

От распахнутых ран.

Приглядевшись, спросила

У Маришки: «Кто там?»

Наклонилась Маришка,

Проследив перегляд:

«Это Стаська — братишка

Из Гусинских ребят».

Что — то стронулось сразу,

Громче вальс заиграл,

Когда Стас синеглазый

Подошел и сказал:

«Разрешите, подруга,

На буксир вас принять,

По паркетному кругу

Циркуляцию дать».

Завораживал танец

И звучало сквозь смех:

«В клубе много красавиц,

Только ты лучше всех».

Эй, трубач, сделай милость,

Так не надо спешить.

Моей Асе случилось

В первый раз полюбить.

Во вселенском пространстве,

У открытых дверей

Обрели свое царство

Двое юных людей.

Вместе вышли в потемки,

И на берег пошли.

Прежней жизни обломки

Затерялись в пыли.

Ночи лета короче,

Чем один разговор.

Им заглядывал в очи

Посветлевший простор.

И сливалось с лучами

И плеснувшим веслом

Слов негромких звучанье

О заветном, своем.

Двое видели вместе

Сон любви наяву.

Тихой Асиной песней

Я сюжет оборву.

Чтоб достались такими

Двое дочке моей

Навсегда молодыми

У открытых путей.

И в проулочке тесном

Через век я ловлю

Фразу Асиной песни :

«Я матроса люблю! »

Доцветет без огласки

Одуванчик в пыли-

Азиатская сказка

Очень русской любви.



  • Поделиться

Похожие произведения