Сирена. Обновленная версия


«Сирена»

На острове средь океана,
Лежащем на краю земли,
Сирены пели капитанам —
И разбивались корабли.

Их было трое: три сестренки —
И все невиданной красы.
У каждой голос нежный, тонкий;
Уста свеже́й ночной росы!

И просят поцелуя губки,
Но подойдешь поближе ты —
Вопьются в шею чудо-зубки,
Что так прелестны, но остры!

У той, что старше: волос светлый,
А тело — диво, что теплом
Отчаянных мужчин нередко
На смерть ужасную влекло.

Вторая: рыжая кокетка,
Чей смех искристый, как хрусталь,
Под этот смех мужчинам метко
В сердца вонзалась злая сталь.

У младшей девы: волос темный,
А голос — пенье соловья;
В ее глазах взгляд грустный, томный,
Невидящий вокруг себя.

Все три — сирены, грозы моря,
Чей голос губит моряков.
Ни сожаления, ни горя,
Лишь младшей рок послал любовь.

И каждой ночью сон ей снится:
Парнишка — славный капитан —
Летит по морю вольной птицей
Назло всем рифам и штормам.

Стоит он смело за штурвалом,
В его глазах горит огонь,
Но бриг его летит на скалы.
Он канул в море, сжав ладонь.

А что в ладони? Приглядевшись,
Она в ней видит прядь волос.
Он умирает, как бы тешась,
В волне, его укрывшей торс.

Грустит сирена, жить ей тошно —
Влюбилась дева сильно в сон.
Ее мечта глупа, ничтожна,
Но не прогнать химеры вон.

...
А на краю обратном света
Живет парнишка-мореход,
Чья храбрость песнями воспета,
Ему пошел двадцатый год.

Он молод, словно лев отважен,
Красив, умен не по годам.
Не утоливший странствий жажду,
Плывет он к дальним берегам.

А дома — в том краю далеком,
Любя и помня, ждет жена.
За паренька взывает к богу,
С младенцем сидя у окна.

Так хочет показать мужчине,
Когда придет из странствий он,
Ему подаренного сына,
Что жаждет встретиться с отцом.

Он пред уходом наудачу,
В дар принял прядь ее волос,
Вдыхает запах тот — и плачет,
Когда она щекочет нос.

Он вспоминает о любимой,
О той, что дома мужа ждет,
Его в молитвах шепчет имя
И образ в сердце бережет.

Ему становится спокойней,
Легко становится дышать,
Вдыхая пряный запах моря,
Не смеет дом свой забывать...

...
На острове средь океана,
Что небом был давно забыт,
Свою сирена прячет тайну,
Когда с сестрою говорит.

Ведь сестрам не понять те чувства,
Что на душе она хранит.
Для них любовь — каприз, безумство.
Им убивать инстинкт велит.

Сиренам боги предсказали,
Что если мимо них пройдет
Хоть раз корабль с моряками,
То каждая из них умрет.

И вот однажды волей судеб
Сирена повстречала «сон»,
Того, кого заочно любит,
Того, кто не в нее влюблен.

Случилось капитану срочно,
Вблизи их острова свернуть,
Пройти его хотел до ночи,
Но оборвался долгий путь.

Свою сирены спели песню,
И моряки с ума сошли,
Спеша на зов прекрасных бестий,
На смерть себя же обрекли.

Лишь капитан, дыша «удачей»,
Сопротивлялся дольше всех,
Сворачивать корабль начал,
Но не постиг его успех.

Команда корабля в дурмане,
Отдав сестрицам разум в плен,
За борт бросает капитана
И бриг ведет на зов сирен.

А впереди лишь рифы, скалы...
Итог осмыслит и глупец:
Свои сирены зубы скалят —
Команду скорый ждет конец!

А капитан в пучине тонет,
«Удачу», плотно сжав в руке.
Корабль же, ломаясь, стонет,
Накре́нившись в крутом пике.

...
Проснувшись в темноте пещеры,
Чудесным образом живой,
Моряк встречается с сиреной,
С ее безумной красотой.

Он потерял свою «удачу»,
С ней вместе старую любовь,
Забыл про то, кем он был раньше.
Страсть снова будоражит кровь!

Ее он одурманен телом,
Ему по нраву девы взгляд,
Когда она ему запела,
Не описать, как он был рад.

В объятьях сказочной девицы
Проводит много теплых дней,
В ночи милуется с убийцей
Его команды и друзей.

В ее объятьях забывает
Свою жену и дом родной,
Ночами он ее ласкает
И хочет быть лишь с ней одной.

Сирена счастлива с любимым,
Ей хорошо, как никогда.
Она любовью одержима.
Но для сестер — он лишь еда.

Той, в чьей крови есть бог и муза,
Нельзя со смертным вместе быть.
Сирены с капитаном узы
Отца их могут рассердить.

Их наказал отец однажды
Чудовищами вечно жить;
Не повторят ошибку дважды —
Им нужно паренька убить.

...
Сирена горестно рыдает,
В пещере видя хладный труп,
Любимого, что загнивает.
И крик c ее сорвался губ.

Как сестры, бывшие с ней вместе,
Могли так с нею поступить?
Но горевать уж бесполезно,
Теперь ей нужно отомстить.

Но мстить кому, всем кто виновен?
В ее несчастнейшей судьбе?
Тому, кто внемлет зову крови? —
Сестре, сестре, да и себе?

Она виновна, как и сестры,
И недостойна больше жить.
За кровь, обглоданные кости
Вину ей нужно искупить.

Тьму моряков они убили.
Убить им скольких предстоит?
Ведь раньше не такими были.
Ей нужно это прекратить!

Корабль, проходивший мимо,
Что нужно было потопить,
Сирена от сестер укрыла,
Дав мирно морякам проплыть.

И тут пророчество свершилось,
Сирены — грозы моряков,
Мгновенно в камень обратились,
Неся расплату за любовь...

Примечание: поэма в полной мере не соответствует каноничным мифам о сиренах. Сирены здесь полудевы-полурыбы, наказанные своим отцом за связь старшей сестры со смертным. Рыбий хвост у них появляется лишь в воде; находясь на суше, сирены ходят на двух ногах. События, описанные в поэме, происходят гораздо позднее рассвета эллинистической цивилизации.


  • Поделиться

Похожие произведения