Сказка о деве-птице


За большими городами

За горами, за долами

В междуречье, где сады

Не скупятся на плоды

Дом стоит и в доме этом

Отдавая годы летам,

Доброй жизни славя миг

Проживал седой старик.

Не один он жил, а с дочкой,

Та, прелестнее цветочка,

Что по маю у реки

К солнцу тянет лепестки.


Был старик тот необычным.

Колдовством владел приличным:

Всё чего бы не хотел

В тот же день сполна имел.


Долго жил, не ведал беды,

Но сложились годы в лета,

Накопилось их пятьсот,

Тело ж в землю видит вход.


Старец, видя не примерно

Жизнь кончается и верно

Дочь одна продолжит жить,

Колдовство берёт творить.


Вместе с смертью, как случится,

Дочь родная превратится

В птицу, перья чьи собой

Жар испустят золотой.


И до той поры кружиться

Золочёною жар-птицей

Не теряя годы, вид,

Как презрев и чин, и стыд

В день обыденный, погожий

В сад не явится прохожий

Иль проезжий хоть на чём:

Хоть в карете, хоть конём,

И в саду оставшись ночью,

Не уснувший, а воочию,

Сам с ветвей сорвавший плод

Даст и ей отведать тот.


Так и станет птица девой.

Пусть совсем не королевой,

Ни принцессой, а женой

Для него на век одной.


Старец речь вознёс словами.

И слова под небесами

Закружились на ветру.

Старец помер же к утру.


Подхватил слова те ветер

И приняв, как дар, что светел

Через море их понёс

За собою в сонме грёз.


Через горы, через море

Ветер вольный, ветер скорый,

Чтоб от скуки не уснуть

В город стольный держит путь.


Там пройдясь над куполами,

Позвенит колоколами,

Запылит народу взор,

Держит путь на царский двор.


Подкрадётся там к окошку,

От окна прогонит кошку

Да в палаты залетит

Посмотреть кто там сидит.


А в палатах царь с царицей.

Перед ними сын томится

Получая от двоих

Строгой речью, сам же тих.


Негодует царь державный:

Сын его по нраву славный,

Да и с виду молодец,

Но не хочет под венец.


Мать царица не ругает,

Но вперёд не защищает:

Не нашёл среди своих,

Пусть поищет средь чужих.


В путь-дорогу собирают,

На коня его сажают,

Да желают средь дорог

Вновь вернуться в свой чертог.


Царский сын, не зная горя,

Переплыл большое море,

Выси гор преодолел,

В междуречье вышел цел.


Сад раскинулся пред взором,

Одинокий дом с укором

На него глядит окном.

Без хозяев сирый дом.


Не как вор, покоя ради,

Стал царевич жить при саде.

В доме, что стоял один,

Жил себе, как господин.


Месяц жил не ведал горе.

Не влекло его за море,

Ни за горы, ни домой,

Жил свободою самой.


Год прошёл, за этим сроком

Быт ведя свой одиноко

Царский сын затосковал.

Путь домой его позвал.


Но идти домой обратно

Неженатым неприятно:

Не поймут отец и мать.

Сел под вечер думы звать.


Думал вечер. Ближе к ночи

Разглядели его очи

Птицу ярче, чем заря —

Перья будто бы горят

Золотым огнём вживую.


Та, от ветки на другую

Перескакивает в миг

Испуская тонкий вскрик.

До того собой красива,

Что царевич горделиво

Вдруг решает ту поймать,

Да домой с собой забрать.


С золотой прекрасной птицей

Уж нестыдно появиться

Во столице, где родня

Не прогонит среди дня

Коль увидит это чудо.


«Изловлю её. Отсюда

Увезу к себе домой,

Да запру в зверинец мой», -

Так царевич размышляет.


Ночью глаз не закрывает,

Наблюдает всё за ней

В свете дальних звёзд огней.


Ночь не спал, смотрел за птицей.

Та его и не боится:

Скромно пробует плоды,

Оставляя в них следы.


По утру, в неярком свете.

Царский сын плетёт уж сети.

До обеда сети сплёл.

Дело сделал. Сон обрёл.


Пробудился к ночи ближе,

Вышел в сад, как можно тише,

Сеть поставил, птицу ждёт.

Слышит: близко уж поёт.


Покружилась подлетела,

Да под сетью ровно села.

Опустилась тут же сеть,

Придавила, не взлететь.


Тут царевичу бы радость,

Да в делах случилась тягость:

Птица пламенем своим

Сеть прожгла, оставив дым.


Царский сын на это диво,

Подбоченись горделиво,

До утра ушёл поспать.

Утром дело взял опять.


Клеть железную ваяет,

Да ловушкой расставляет.

«Уж теперь не улетит», —

Думы думает. Не спит,

Ночь в волнении поджидает.


Вот уж птица прилетает

И ловушки не боясь

В клеть влетает вся светясь.


Тут царевичу бы счастье,

Только с клетью вдруг несчастье

Приключилось: сгоряча

Растопилась, как свеча.


Птица крыльями взмахнула

Далеко не упорхнула,

Села близко и сидит,

На царевича глядит.


Царский сын с такого дела

С ветки плод сорвал умело

Сам вкусил, да не томясь

Ей подал. Глядит дивясь,


В удивлении от счастья —

Птица села на запястье

Руку пламенем не жжёт,

Плод тихонечко клюёт.


Плод тихонечко поела,

Песню быструю пропела,

Да в один короткий миг,

Испустив прощальный крик,

Превращается в девицу.

Станом, обликом в царицу

И манерами скромна.


Удивленью нет и дна

У царевича на это.

Позабыл былое. Следом

Молвит девице: «Одна

Ты на свете мне нужна.

Отправляйся же со мною

В дом, где будешь мне женою.

Без тебя не видеть дней», -

И склонился перед ней.


На благое это дело

Дева скромно поглядела

И в рассвет, в начале дня,

С ним садится на коня.


Через море, через горы

Ветер вольный, ветер скорый

Поспешает за двумя

В свете звёзд и в свете дня.


Свадьбу добрую сыграли.

Пили мёд и танцевали,

Пели песни на пиру.


Говорили же в миру:

Громче свадьбы не слыхали,

Лучше свадьбы не видали.

Всем понравилась она.

Тут и сказка вся, до дна.



  • Поделиться

Похожие произведения