Баллада Волчьего моря


( Волчье море старое название Балтики. )

Волчье море ревело на лезвиях скал,

Разбиваясь в осенней падучей.

Из пучины морской черный замок вставал,

Продолжая угрюмые кручи.

Там, за толщею стен, шум за полночь стоит,

Отблеск яркий в бойницах мигает.

В Крипте новый хозяин на троне сидит

И бесчинную свадьбу играет.

За столами самумов и мантий разброс,

Тут гребцы и могучие лорды.

Вольный ветер одних на край мира занёс,

А других пригласили герольды.

Ставший чашею череп до дна осушил

Ярл Оттон, принимая поклоны.

Он владетеля прежнего в битве убил,

А вдову он берет себе в жены.

Подле властных соседей, гоня думы прочь,

Юность жемчугом свежим сверкает

Леди Лайна, невесты послушная дочь,

Вместе с матерью пир украшает.

Незнакомец на арфе играл славный сказ

О чарующей леди Лорайне

Совершилось свиданье их ищущих глаз

И еще раз, уже не случайно.

Все быстрее плелась взглядов зыбкая нить

На раскрученной нормой кудели

Можно ли угадать, можно ли объяснить

Как друг друга она разглядели.

И когда стали пьяно шуметь разнобой,

А в углу драка воем плеснула:

«Уходи незаметно и следуй за мной»

Незнакомцу рабыня шепнула.

Проведенный в сквозной пустоте галерей,

Бард вошел в небольшие покои.

После стука закрытых рабыней дверей

В малой зале остались лишь двое.

В очаге разгорался огонь. Застлан зал

Был огромною шкурой медвежьей.

Затянулось молчанье. Потом прозвучал

Самый первый вопрос неизбежный:

-Смуглый гость, свое имя и род назови,

Как попал в наши дикие воды?

— Ивар — имя моё. От Скандейской земли

Наш драккар унесло непогодой.

— Бури злобного Локки не видно конца,

Я все пью его чёрный напиток.

Видел чашу Оттона? То череп отца

Моего, позолотой покрытый.

А вдова его, траур спешащая снять,

Нынче ложе убийцы согреет.

Потеряла отца, и теряю я мать,

Впереди будто пропасть чернеет,

И отчаянья мрак ядовитой струёй

Леденит одинокую душу

Сядь напротив меня и пускай голос твой

Чары демонов ночи разрушит.

— Я готов. Все искусство свое приложу,

Пусть напевные струн переборы

Уведут тебя в ласковый сон наяву,

Белокрылая чайка Аоры.

В поворотах созвездий бесчисленных вновь,

Вновь и вновь открывалась мне тайна,

Тайна старая, — суть нашей жизни — любовь.

А любовь — это ты, леди Лайна.

У любви есть сияющий шелком поток

Звездопада волос твоих светлых.

В их душистом сиянье заря и цветок

Сочетается с небом и ветром.

У любви — изумрудная бездна очей,

Под густыми ресницами скрыта.

У любви голос твой, твой певучий ручей,

По сердцам и молитвам разлитый.

У любви милый очерк гранатовых уст

И ланит твоих яркое рдение.

Их лобзанием долгим смывается грусть

И рождается счастья виденья.

У любви лебединая шея твоя

И твои драгоценные плечи.

Как светильники, светят они кораблям

И тому, кто тобою отмечен.

Твоих рук и объятий горячий рассвет

У любви от начала творения

Он призыв и отказ — вечный женский секрет,

Как мужам приносить исцеленье.

У любви твоих линий и чувств чистота

В бурном жизненном море безбрежном

Под луной и под солнцем твоя красота

Взор ласкает и дарит надежду.

Всё, что есть у любви. Я тебе отдаю

Тихой песней, струной и рукою.

Словно в северный шторм пред тобою стою

И не помню себя пред тобою.

Леди Лайна, я пленник твоей красоты -

Грозной молнии божьего гнева.

Я клянусь, королева любви — это ты,

несравненная гордая дева.

Волчье море стучало волной ледяной

За порогом. И двое притихли.

Чем закончится ночь? Или песней одной,

Или огненным вырвется вихрем.

Вздох. И шепот, и лепет признанья слетел.

Пальцы теплые пальцы пожали

Песня пламенных слов стала песнею тел,

Так как оба они пожелали:

— Видно, заговор ведом тебе от тоски,

Я с тобой позабыла тревоги.

Если сможешь, возьми и меня увлеки

По любой не возвратной дороге.

Ноги белые темный загар облекли,

Расступаясь под твердым напором,

Поцелуи и ласки свой танец вели,

В раме ложа меняя узоры.

Скоро парус залетный драккар уносил

Прочь от замка, за море седое.

Шторм устало в борта просмоленные бил,

На носу четко виделись двое.

Им навстречу тянулся восхода разлив,

В синь — туман невесомый одетый.

И стояли они, крепко руки сцепив,

Золотые в объятьях рассвета.

Неизвестность и дым на фигуры двоих

Удаления ткань опустили.

Пусть они доплывут, пусть прорвется до них.

Утешение мирного штиля.

И на крайнем витке сладкой боли в груди,

На черте невозможно-обманной,

Нам откроется берег последней любви,

Наш единственный берег желанный.



  • Поделиться

Похожие произведения


Наталья Урванцева 27 Января 2019 20:42

Строки волнами льются и мысленный взор
к ним на встречу спешит открываться,
поглощая баллады волшебный узор…
Жаль с подобным так быстро прощаться

Спасибо, Игорь. Понравилось.

Игорь Неустроев 27 Января 2019 23:05

Вот скажите, Наташа, чего это меня, человека степного, человека 21 века, тянет к балладам, морю, временам викингов? Наверное, был я в прошлой жизни скальдом и наделал дел, раз загнала высшая сила мою морскую душу в сухие степи. Вот Вам сюжет: душа северного скальда в теле степняка, за что и почему. Вам это интересно?


Наталья Урванцева 28 Января 2019 20:31 Игорь Неустроев

Знаете, Игорь, меня тоже со степей иногда к морю тянет) Что я могу сказать... не всё, видимо, высшая сила стирает с души, отправляя её в следующее путешествие. Но Вы хоть определились со временем, местом и народностью. А вот мне , следуя Вашим мыслям и памятуя жанр (сказки), который мне по душе, случилось нескромно так задуматься: где же это мне пришлось побывать в прошлой жизни? Не подскажете?

Сюжет неслабый. Любопытно. Посмотрим.

Игорь Неустроев 29 Января 2019 23:26

Пришло на ум сказочное: на море – океане, на острове Буяне. Остров Буян, он же - Руян, ныне – Рюген на Балтике у берегов немецкой Померании. Запульсировало внутри: Руян, Руян. И возник перед внутренним взором мир западных славян, ушедший в сказку: города великие, ладьи быстрые, святыни Арконы, столицы Руяна, знаменитые, мужи доблестные, жены честные. А ещё среди ставшего сказкой мира была девушка Лаба с белыми – белыми волосами, любившая слушать сказки. Когда датчане и немцы в 1168 г. Сожгли Аркону, спаслась Лаба и уплыла, ушла от погибшей Родины на северо – восток. Ушла и растворилась, стала новой сказкой среди рек и лесов у Белого моря, там, где сейчас Вологда и Великий Устюг.



Наталья Урванцева 31 Января 2019 18:37 Игорь Неустроев

Замечательно, Игорь! Спасибо))