Кіру немесе тіркелу

Король Амфии. глава 10


Все события имеют свое начало и свою причину. Проклятье Амфии, семьи Сэмуэля крылось в любви, в неразделенной, не принятой непонятой любви принца Ферика к горделивой девушке. Чувства — боль сердца, муки души, отчаяние, привело к проклятью.
— Мегелин, Сэмуэль, — Виктор смотрел на нас потерянным взглядом.
Сэмуэль приложил руку к его лбу, — Жар спадает, это хорошо.
— Сэмуэль Лаура, она...
— Помолчи расскажешь потом, тебе нужно набираться сил.
Виктор уснул.
— Идите отдохните Мегелин, вы тоже устали за сегодняшний день.
Мегелин качнула головой и удалилась.
На следующий день в холе замка стояли трое незнакомцев в черных фраках, представляя собой представительно важных людей. Услышав голоса, Мегелин замерла на лестнице второго этажа, облокотившись об перила она прислушивалась к голосам.
«Дворецкий, похоже он провожает их в кабинет Сэмуэля, кто они и как они смогли преодолеть поле?»
— Доброе утро Мегелин.
Сэмуэль проходя мимо девушки, бросил на нее прозорливый взгляд.
— Доброе утро, ваше величество, — растерялась Мегелин. — А...
— Да мисс Мегелин.
— А можно присоединиться к вам.
— Мм, — думаю можно, — ведь все равно ваше любопытство, добудет любую информацию и без моей помощи.
Он протянул ей руку, — Позволите.
-Да, — Мегелин поспешила за Сэмуэлем. Кабинет Сэмуэля, эта тайная комната, в которую не бывал никто, даже прислуга — уборщица. Мощный дубовый стол и стулья. Сэмуэль подошел к шторам и приоткрыл их. В комнату проник поток света, осветив мрачные стены кабинета, коснувшись лиц собравшихся. Мужчина в волосах которого поблескивала седина, а лицо украшали морщины видимо был старше, и по возрасту, и по чину сопровождавших его, скромно сидящих за столом и взирающих то на короля, то на него. «Намечается, что-то серьезное, — подумала Мегелин, — Сэмуэль никогда меня не посвящал в важные дела королевства».
Сэмуэль отодвинул стул и присел, — Ну так.
«Он так спокоен, его спокойствие предало уверенности и Мегелин, — соберись, соберись, перестань волноваться».
Седовласый незнакомец встал со стула, он оказался довольно высоким, широкоплечим, с выдающимися скулами, напоминал непреодолимую гору.
-Кх, — откашлялся он, — Ваше величество, в данный момент вы являетесь регентом, но через две недели вы достигните совершеннолетия, нам предстоит провести церемонию коронации, Вы должны исполнить долг перед своей страной и предыдущим королём. Стране нужен правитель, мудрый правитель.
— Мудрый правитель, — острый взгляд Сэмуэля упал на гору, — Ваш король вернулся, возрадуйтесь же. Истинный король, наследный принц Виктор.
— Нет, мы будем взывать к вам, пока наши слова не проникнут в ваше сознание. — Мой король это невозможно, предыдущий правитель выбрал вас и мы должны исполнить последнюю волю нашего короля. Мы должны последовать за ним, как было это всегда, зову нашего правителя, — его мудрому выбору. Вы наш правитель, — гора склонилась в поклоне.
" Я вспомнил отца, мы редко виделись с ним, приемы, банкеты, балы, где выставляли нас на показ, как украшение замка. Все умиленно нам улыбались, — Какие прелестные создания, — эти королевские детки, — а в моей голове крутились злые мысли, — укусить бы их за нос, чтобы они сказали тогда о прелестных детках«, — думал Сэмуэль.
— А как состоят дела в Амфии, — перевел он разговор, — какую страну вы прочите мне, сев я на трон.
Гора опустил голову, — Вы правы ваше величество, мы потеряли авторитет среди мирных жителей. — Амфией правят Амблины, верней каста «Хира», они называют себя ферикпланцами, последователями их создателя, возвышают его до божества, кумира. — Они разыскивают его останки, как степные псы рыщут по всей Амфии. Ищут — его душу и тело, — которое могло бы отдаться душе их господина.
«Да я знаю это, — думал Сэмуэль, — поэтому и застрял в этом замке, замуровал его, охраняя его останки, и душу. Не спуская из виду ту, которая и может стать его телесной оболочкой, так может продолжаться годы, но это не исправит того положения, в котором мы находимся сейчас. Пора переломить этот момент. Вытащить кости на свет. Пора объявить им, ему войну, мы замерли в этом мире сохраняя равновесие, как казалось нам, но это не так. Они действуют, а мы застыли. Таким образом мы не вернем себе Амфию, мы не вернем себе сны и своих близких зомбированных ими».
— Мы преклоняемся перед вами ваше величество, мы просим вас ваше величество.
— А если я окажусь жестоким тираном и сразу же ввергну Амфию в войну, с амблинами, что тогда. Вы готовы принять меня.
Незнакомцы переглянулись, в их глазах загорелся огонек надежды, (он согласится).
-Да, мы согласны на все и это не только наше мнение, это воля вашего народа. Мы всецело доверяем вам ваше величество. Рано или поздно, неминуемые события должны произойти. Нужен был толчок, этому застывшему миру, — и с вами мы надеемся что это произойдет.
Незнакомцы поднялись из-за стола, раскланялись и удалились. Сэмуэль смотрел на Мегелин, он улыбался,
— А у вас хорошее настроение, как я посмотрю. Вы согласились. Согласились на войну. Погибнут люди, а вы... Меня просто поражает, ваша холодность.
— Мегелин успокойтесь, — вы правы, насчет войны я не шутил, многие погибнут, но потеряв сотни, мы спасем тысячи. Иначе нельзя, мы и так теряем людей, день за днем их становится все больше и больше. — Ну что ж Мегелин, — Сэмуэль встал из-за стола, — следуйте за мной, я вам что-то покажу.
Они спустились в подземелье, лаборатория где часто пропадал Сэмуэль, колбы пробирки с жидкостью разных цветов, которые освещали точечные светильники, коробки, порошки в пакетах, останки — черепа, сушенные корешки и так далее захламлявшие помещение. Запчасти смотревшие из спиртовых колб. Сэмуэль мельком наблюдал за реакцией девушки. Она с любопытством рассматривала то, что находилось в лаборатории.
«Мда реакции ноль, а что ожидал я, что она грохнется в обморок, не на ту напал, да я уже это понял».
Мегелин потянулась к колбе из которой на нее смотрел человеческий глаз.
— Руками не трогай, подойди сюда, — Сэмуэль стоял возле стола, на котором лежало нечто похожее на тело человека, — труп накрытый простыней, как в морге. Сэмуэль резко откинул простыню. Молодой мужчина, труп, в неглиже лежащий на столе. Его длинные пепельные волосы, спадали на плечи, классически правильные черты лица, глубоко посаженные большие глаза, Прямой нос, с небольшой горбинкой, слегка пухлые женственные губы, торчащие заостренные уши, вытянутое лицо. Он был высок, и худощав, — Мегелин прошлась глазами, его тело начиналось и заканчивалось кончиками пальцев на руках и ногах, удлиненными ногтями, закрученными словно когти.
«Да такой маникюр, был бы объектом зависти любой женщины».
— Кто это? — спросила Мегелин, с любопытством рассматривая то, что ранее являлось человеком.
Сэмуэль прикрыл труп простыней. Ему стало не по себе, заметив, девушка с любопытством и кровожадностью рассматривала труп.
— Тарвин, — сказал он на ухо трупу. Тот открыл глаза и сел на столе.
Мертвец сидел на столе и глядел в одну точку. Мегелин покачнулась и отпрыгнула, от страха схватившись за руку Сэмуэля.
«Испугалась, все-таки ее можно, чем-то пронять, аха, я нашел ее слабое место».
Проглотив комок застрявший в горле девушка смогла вымолвить, — Это... Как я испугалась, он, он живой.
— Нет, это труп, живой мертвец, я выкопал его, неделю назад, на кладбище.
— Что это, у него след на шее, как будто от веревки. Ты оживил его, но как. Хотя. О чем я спрашиваю, ведь ты можешь все. Оживление трупа, а ты можешь оживить.
— Нет не могу. Этому неделя, я пытался, но не смог поверить, я искал много способов, перепроверил все, но не смог. Я могу оживить только свежие трупы, пока душа не покинула их.
Бывает душа успевает покинуть тело, сразу, я могу оживить его, но это просто ходячий труп без души.
— А Тарвин?
— Не знаю я еще не общался с ним.



  • Бөлісу

Тәріздес шығармалар