Кіру немесе тіркелу

О железнодорожном экстремизме!


Несколько лет назад ехал из Астаны поездом.Билеты еле достал. А вагон почти пустой. Потом понял почему! В Чилике сели ехавшие на кудалык в Арысь. Без билетов!

Ну ладно -мы же казахи. Вагон забили так, что я лишний раз старался не слезать. Народ пил чай, кушал рыбу. Спустишься и как-то мешать начинаешь. Неудобно.

Поэтому решил дотерпеть до Арыся.

Но блин в тот раз невезуха вышла. Один кудалык свинтил. Зато в Арысе сел другой кудалык — кызылординцы из одного нашего района, которые отвезли значит невесту туда.

У меня сердце еще на вокзале екнуло, когда я разминая ноги на перроне увидел как наша кызылординская братва бодрым строевым шагом идет к поезду. И надо же к моему вагону. В середине значит дети и келинки. По бокам капец пьяные мужики. А во главе значит такие здоровенные такие наши казахские апашки, которые зверским взглядом удерживали пьяных мужиков от поползновений свинтить к ближайшему ларьку — остограмиться;. Да еще у каждой в руках такой здоровенный мешок с саркытом. Я не знаю они там в него что весь стол собрали.

И значит они запинали этих мужиков в вагон, разместились там. И бляха-муха штаб значит у них в моем купе еще. Пипец!!!

И они сразу практически весь тент с горячей водой выдули на чай. Проводник там пытался что-то им сказать но они его враз успокоили. И значит беспрерывный потогонный чайный процесс продолжился. Келинки только успевали бегать с чайниками за кипятком в другие вагоны.

Я значит сразу забился на свою вторую полку и на меня в принципе ноль внимания.

Но вскоре бабки чая напились и значит начали распихивать свои вещи. Одна келинка значит просит меня поднять здоровенный такой тюк и поставить на верхнюю полку. Я со второй полки этого сделать не в состоянии. Спуститься некуда, а поднять тюк с пола я не в силах. Я ей пытаюсь объяснить что пусть она попросит своих мужиков приподнять, а я уже подхвачу и значит положу.

Но не фига! Она тут начинает верещать — Апа, мынау б;ле комектесігісі келмейді (Тетя, этот проходимец не хочет помочь). Я в шоке. Тут на меня все начинают наезжать. И в том числе и мужики. И значит все — алес капут.Спуститься уже я не смог до Кызылорды. В купе набились все бабки, и куда я там буду спускаться? Они занимаются старинной казахской забавой — чаи гоняют. И попробуй я там хоть кого-нибудь краешкем задеть. От меня даже очков не останется.

Да еще они мне в дороге устроили психологическую экзекуцию. С других купе значит всю дорогу прибегала вся их родня и сразу спрашивали — Мынау ма куші жо;? К;рініп тур ;ой, албасты екенін (Этот, что ли слабак? Видно же по лицу что гнила). и все значит — Я, осыгой, капір неме Да, этот, гнида)! И потом так на меня смотрят каждая по минут десять осуждающе. Короче морально они меня добили до состояний полного ничтожества. Никто так меня никогда не опускал в жизни.

Короче я до Кызылорды даже с полки не спускался;. И только когда они полностью выгрузились потихоньку собрав свои манатки рванул домой.



  • Бөлісу

Тәріздес шығармалар