Кіру немесе тіркелу

Экзотика для узкого круга



Глава 1 Идущий следом

Девушка с длинными, черными, распущенными волосами, в обтягивающих, до безумия, брюках, больше похожих на лосины, и в коротком полушубке, торопясь, шла через пустынный, ночной парк. Было темно. Тусклая луна не давала почти света, лишь изредка выглядывала из-за пышной кроны высоких, корявых карагачей. То ли крики то ли плач какой-то странной птицы доносились то тут то там. Неожиданно она почувствовала спиной чьи-то шаги. По спине поползли мурашки, холодный, липкий пот сковывал ее и без того медленные, как ей казалось, движения. Она ускорила свой шаг, почти побежала, на сколько это было возможно на высоких, тонких каблуках да еще и по вмерзшему намертво льду. Тот, кто шел за ней следом, не отставал. Своим затылком она почувствовала его учащенное, горячее дыхание. Она хотела повернуться, но... неожиданно чья-то крепкая, мозолистая рука зажала ей рот, а еще через секунду она увидела знакомое лицо.

— Тихо... тихо... Спокойно... Свои... Что, испугалась? — смеясь ей в лицо сказал он, отпуская ее.- Трусиха!

-Ты что сдурел? У меня чуть сердце не становилось! — наорала она на него,сделав шаг в сторону. Сердце всё еще билось и никак не успокаивалось.

— Ну, ладно-ладно... пошутил я... Что ты...- словно извиняясь за свою не удачную шутку пролепетал паренек, а потом, что-то вдруг вспомнив, бросил ей в спину. — Шлюха!

Услышав это оскорбление, она подошла к нему:

— Еще раз это услышу от тебя, все кости переломаю. — процедила она сквозь зубы и, смахнув вылетевшую было слезу, пошла прочь.

А он так и остался стоять на месте, не решаясь идти за ней следом.

Глава 2 Кошмар

Утром Бота проснулась рано. Долго, мечтая, валялась в кровати, завернувшись в теплое одеяло. Настроение было отличное. Наверное из-за того, что был долгожданный выходной и никуда бежать, сломя голову не надо. Ее гражданский муж спал рядом, сладко посапывая. Наконец, она встала и сварила себе горячий ароматный кофе. Сладкий аромат раздался по всей кухне. Через минуту, почувствовав сладкий аромат любимого кофе, проснулся и Даурен. Так и не надев штаны, в одной майке проковыляв на кухню, осушил залпом наполненную наполовину кружку.

— Как я люблю этот кофе! — сквозь сон простонал он.

Она набрала в пиалку холодной, водопроводной воды и, смеясь, вылила прямо на него.

— Ты еще спишь! — смеялась она. — Просыпайся! Уже полдень!

Даурен, нехотя открыв один глаз, посмотрел в окно. Солнце вовсю горело, ослепляя глаза так, что он со жмурился.

— Ну и.. ? — без понятия спросил он.

Она обняла его и почти в ухо прошептала:

— Разве мы не поедим куда-нибудь?

— Куда? У меня единственный выходной и я просто хочу выспаться... — ответил он и, почти уже засыпая, пошёл было спать дальше, но...

— Одевайся! — командным тоном заявила Бота, швыряя на его голову штаны и рубашку, первое, что попалось ей в руки, когда она открыла платяной шкаф.

— Куда? — пролепетал он.

— На море...

— Зимой...? — не понимал всё еще он.

— Ну да... В Индию. — пропела она.

— Послушай, мне завтра на работу. Я не могу опоздать и тем более отпроситься... — пытаясь убедить ее остаться начал было он, но его не захотели просто слушать.

Бота уже собрала чемодан и, хлопнув дверью, скрылась на лестничной площадке. Ему ничего не оставалось как следовать за ней.

— Вот так всегда... — сказал он самому себе и кое-как одевшись, проскакал по коридору в спальню и, запихав какие-то штаны и пару футболок и еще что-то в рюкзак, выбежал следом.

Самолет в Индию вылетал через полчаса. Покопавшись еще раз в телефоне, они выбрали понравившийся отель в Индии и забронировали номер.

Благополучно вылетев из Алматы, они уже через каких-то пару минут пролетали над просторами необъятного океана. Казалось, что конца и края ему нет. Бота и Даурен уже предвкушали , мечтая о том, как они будут плескаться в бирюзовых, ласковых волнах, загорать на белом песку, слушать шум прибоя, как погода резко изменилась. Черные, непролазные тучи нависли прямо над головой, заволакивая всё небо, и засасывая в себя. Самолет бросало из одной стороны в другую. То тут, то там вспыхивали огненные, яркие вспышки молнии сопровождающие страшным, адским, грохотом.

Началась паника. Молоденькие стюардессы, пытались успокоить пассажиров, объясняя как надевать маски и как правильно дышать, не забывая повторять, что всё будет хорошо и мы все благополучно приземлимся на землю точно по расписанию.

Почувствовав тошноту, Бота встала и прошла в уборную.

Было закрыто.

— Откройте? — просила она — Иначе я вырву прямо здесь! — она тарабанила в дверь. Прибежавшая на помощь стюардесса пыталась ей что-то сказать, но Бота уже не слышала ее. Сползая по стенке на пол, она теряла сознание. Липкий и сладкий сон сковывал ее тело, веки слиплись так. что их было тяжело открыть.

Молния, затихая, ударила с новой силой, словно бомбардируя. Старенький самолет, летевший свой последний рейс, не выдержал этого напора и полетел вниз, словно раненная птица. Его правое крыло и хвост были подбиты и разгорались ярким, все пожирающим, пламенем всё больше и больше. Пассажиры, еле открыв дверь ломом, уже не слушая никого: ни стюардессу, ни капитана, выпрыгивали с парашютом и без, прямо за борт, в бездну, решив, что лучше так, чем сгореть заживо.

Хвост самолета, охваченный пламенем, обвалился и улетел вниз.

Закрыв салон, команда всё еще пыталась управлять самолетом. Они то и дело запрашивали разрешение на посадку в ближайшем аэропорту, но им не отвечали и уже через пару мгновений самолет, окончательно потеряв управление, рухнул прямо в океан.

...Марал -апа проснулась в холодном поту. Который раз снится ей этот сон и каждый раз, боясь за своих детей, она тут-же набирала знакомый номер и, удостоверившись, что всё хорошо, услышав родной голос своего сына и немного ворчливое негодование невестки( всё таки ночь на дворе) успокаивалась и снова ложилась спать. Но в этот раз, сон был более подробным до жути, до мелочей. Материнское сердце подсказывало ей, что это всё не к добру. К тому же она прекрасно занала, что сын и невестка давно копят деньги, чтобы куда-нибудь съездить и как бы апай не отговаривала их, не убеждала, дети просто не слушали. 21 век на дворе. Какая там мистика?

Заснуть Марал апа так и не смогла. Ворочались с боку на бок до самого утра. Дети жили в городе, своей жизнью. Всё у них было хорошо. Хоть они и не были официально женаты, она всё равно считала Боту своей снохой. Марал апа совсем не понимала эти современные новшества. Молодые люди не торопились обзаводиться семьей, растить детей для них это было обузой. Жили вместе, но не женились, ждали... Чего ждали, апашка не понимала. Она так думала, если нравится тебе человек, то женись, зачем тянуть, ждать, жизнь короткая, обернуться не успеешь как окажешься в дряхлом кресле, таким же дряхлым как и сама. Она давно уже мечтала поняньчить своих внуков, но видно не судьба. У молодых свои планы на этот счет.

Там в сундуке, в самом внизу сложенны аккуратно стопочкой детские вещи, купленные ей в тайне от других и бережно хранимые. " Для внука". В другой стороне детская распашонка ее сына Даурена. Совсем как новенькая. Она еще хранит его детский запах. Пахнет как мед с молоком. Никто не знал о ее маленьком секрете. Когда особенно скучает по своим детям, она перебирает бережно хранимые ею вещи и немного успокаивается. Одиночество коварная штука. мысли лезут из ниоткуда и совсем не уходят, не покидают.

Утром подоив корову, вскипятив молоко,она присела было на стул как к ней прибежала соседка. Обычные разговоры о том, о сем и апашка, сама не зная как, выболтала ей о своих снах.Вернее, о том самом, повторяющимся много раз, сне.

— Знаешь, я думаю, это неспроста... — озадаченно заявила Куляш, знающая Марал апай с самой молодости, с того самого дня, как она, закончив техникум, приехала сюда на практику в этот отдаленный аул и так и осталась жить, выйдя за местного пастуха.

— Ой... — чуть испуганно вымолвила Марал апа, поняв, что проболталась.

Куляш, же поняла это по-своему и, решив, что Марал тоже с ней согласна, начала еще больше упирать на эту тему:

— Это плохой знак, я тебе точно говорю.... — и шепотом добавила, чтобы никто не слышал, хотя в доме кроме них никого не было,- Тут, в соседнем ауле, есть одна знахарка. ее по телевизору показывали. Она там часто выступает, прямо через телевизор лечит. Я тебе дам ее адрес, ты к ней сходи. У нее народа всегда много, но ты скажи, что от меня и тебя сразу впустят без очереди. — сказав это, Куляш вырвала клочок бумаги от газеты " Ак жол" и начеркала мелким, неразборчивым почерком незнакомый апашке адрес.

— Ты на самом деле так думаешь? Неужели всё это так серьезно? — переспросила ее Марал апа.

— Ну, конечно! Ты дома сидишь, ничего не видишь! А там, на улице, такое творится! Люди ни с того ни сего с ума сходят, вешаются, убивают друг друга!!

— Тьфу- тьфу-тьфу.. — сплюнула три раза Марал апа.- До сохранит нас Всевышний!

Посмотрев на часы, висевшие на стене, Куляш что-то вспомнила и, попрощавшись, обещая еще зайти как-нибудь позже, выскочила из кухни, где они мило беседовали, захлопнув за собой дверь.

Марал апа, взяв очки, еще раз прочитала адрес и, аккуратно сложив вдвое, положила в карман.

Глава 3 Происшествие

Очередное убийство произошло накануне, в парке. Утром, выгуливая собаку, некто Степанов, наткнулся на обезображенное тело молодой девушки.

— Ну, значит, я гуляю себе по парку. Ну, с собакой. Она у меня охотничья, породистая. Днем понимаете, не могу, всё таки работа. Я тут, на местном рыбкомбинате работаю. А тут пес ка-ак вырвется и ка-ак побежит! Да в сторону этих кустов. Я сначала подумал, что собачьи дела, но он стал рычать. Я и пошел за ним, посмотреть, что там такое.

Записав данные, следователь дал ему еще раз прочесть и подписать, а затем отпустил его.

Девушка лежала на животе, на спине зияла кровавая, рваная рана, одежда вся в в крови.

— Осмотрев место преступления Даурен, понял что ее убили не здесь.

— Слишком уж мало крови. Ее перенесли... Но откуда? — Он осмотрелся вокруг, но следов, чтобы тащили тело, не нашел. Был ужасный гололед, так, что следов просто нет.

Как показала судмедэкспертиза — смерть наступила от удара ножом в спину. На теле также нашли множество ссадин и синяков, как-будто ее избивали долго и какой-то палкой диаметром в 3 см.

— Возраст, примерно, двадцать- двадцать пять лет. Красный шарфик вокруг шеи. Под шарфиком была еле заметная красная борозда, как раз подходящая под этот шарфик, как-будто бы ее кто-то душил, но так, слабо, либо не пытаясь убить, либо жертва просто выкрутилась и сбежала, а потом ее выследили...

Весть об этом разлетелась сразу же, как бы не старались следователи скрыть это. Люди боялись выпускать на улицу своих детей, молодые девушки этого возраста и не только этого, но и постарше, позже шести вечера старались не выходить из дома.

— Скорей всего убили на почве ревности или что-то в этом роде... Осталось найти кто...

Ответ витал где-то в воздухе, но быстро растворился в утреннем, морозном тумане. Подул сильный, порывистый, холодный ветер и, подняв воротник, Даурен зашагал прочь отсюда быстрыми, торопливыми шагами, словно убегая от всего этого.

Бесконечная рутина сильно изматывала его. Они с любимой уже давно мечтали поехать на острова отдыхать, но постоянно откладывали. И всё из-за него. Вот и в этот раз придется отложить свой очередной трудовой отпуск. Предвидя не довольство своей половинки, он в уме искал оправдания в свою пользу и, не найди ничего лучшего, забежал в ближайший супермаркет, купил шоколад в качестве презента.

— Одно и тоже! Всё одно и тоже! Хватит! Довольно! Я по горло сыта твоими отговорками! Мы даже не расписались! Не сделали пышную свадьбу! Ничего! Мне стыдно смотреть в глаза родным! Ты хоть раз обо мне подумал?! Хватит! Довольно! Я тоже хочу жить! Хочу, чтобы всё было как у людей! — кричала в бешенстве любимая и, собрав чемодан, ушла, оставив его одного в пустой квартире.

Глава 4. На сеансе у мага высшей категории

Всё еще гадая: стоит ли идти или нет, Марал апа включила телевизор. Шла какая-то передача. В телевизоре сидела хорошенькая, молоденькая девушка и, сильно жестикулируя руками, словно ловя воздух, что-то шептала:

— Шух-шукх-шух... Чарах-чарах-чарах... Тьфу-тьфу-тьфу.. — на последнем слове она снова поймала воздух и как-будто выкинула его куда-то в сторону, как ненужный хлам, и снова прошептала — Шух-шухх-шух...

Тут сеанс прервался, так не к стати, из-за рекламы. А после него на экране появились цифры номера телефона и мелкими субтитрами пробежал адрес ее магического центра, где она принимала всех. Сощурив глаза, Марал-апа смогла прочитать лишь название местности и не поверила своим глазам. Название было таким же как тот, что писала соседка на клочке бумаге.

— Точно... Это самое... — она взяла адрес и еще раз прочитала его. — Ты смотри-ка, и вправду по телевизору показывают! Значит, стоит того!

Собравшись с духом апашка, пошла по указанному ею адресу.

На удивление бабушки знахаркой оказалась та ж самая, что и в телевизоре, совсем молоденькая девушка, годящаяся ей в дочери, красивая блондинка с маленькой родинкой на верхней губе. Комната, где она принимала, была увешена всеми всевозможными регалиями и сертификатами в позолоченных рамках. На полках и на столе рядышком стоили и коран, и иконы Святого Николая-Чудотворца, дальше от них красовалась статуя Будды. И еще очень много зажженных свечей. Так много, что они стояли везде, где только можно: на полках, на столе, на стульях, на подоконнике и даже на полу, образуя легкий сладковатый туман. В центре комнаты был большой круг, на котором был изображен шестиугольник и какие-то не понятные знаки на нем.

Чуть ли не с самого порога, просверлив апашку взглядом, целительница сходу заявила, что у апашки порча, родовое проклятье и что если не поторопиться, то ...

— Если сейчас не проведем сеанс, то невозможно будет убрать точку не возврата! Времени осталось совсем мало! — говорила она апашке, смотря ей прямо в глаза и назвала сумму, по которой можно удалить родовое проклятье.

Шокированная этой суммой, апашка только и могла вымолвить, что у нее нет таких денег и сроду никогда не было.

Но знахарка, международный космический маг, не отпускала ее, добавив еще три диагноза:

— Родовое проклятье, порча, приворот на крови, на смерть, безденежье! Счастье вашего сына в Ваших руках! Всего-то за тридцать тысяч долларов!

— Да где же я такие деньги возьму? — запричитала старушка, уже представляя как выносят его сына и сноху в гробах и как хоронят их в холодной могиле.- И-и-и! — плакала она, упав на стул.

— Без денег снимать порчу не буду.- твердо стояла на своём целительница. — Это я через себя буду всё пропускать! Буду умолять Высшие силы! Молиться за Вас и Ваших детей сразу всем богам!- она вскинула к небу руки, как-будто собиралась прямо сейчас умолять каменные небеса. — Это столько энергетических затрат! Вам решать! Будет он счастлив или помрет скоро!

После последней фразы, зная об опасной работе своего сына, апашка еще сильнее поверила ей и, решив, достать эти деньги, подобрала свою сумочку лежавшую тут же на полу и вышла почти бегом на улицу.

А к целительнице зашла очередная дама всё с тем же вопросом: решить ее проблемы.

У нее маг увидела целый набор болезней плюс ко всему еще и венец безбрачия.

— Так я же давно замужем...- не понимала хорошо одетая дама.

— Я не о Вас, о вашей дочери...

— Да-да.. Никак выйти замуж не может.... Уже двадцать девять лет...

— Деньги принесли?

— Да, вот возьмите.- протянула дама толстый конверт.

— подпишите, пожалуйста,- попросила целительница и добавила — Просто формальности...

На бумаге было написано:

" Я, пропуск, отдаю свои деньги безвозмездно магу высшей категории, знахарке и целительнице, обладательнице гран-при «Битвы чудотворцев» Неоновой В. И. Отдаю даром и по своей воле." Дальше нужно было поставить свою фамилию и подписаться.

Прочитав документ, дама сразу же, не задумываясь о последствиях, поставила под ним свою фамилию и подпись, после чего вернула его назад. Неонова В. И, попросила ее стать в центр круга и начала читать заклинания, бормоча что-то совсем невнятное. Она читала долго, закрыв глаза. Одно время, даме показалось, что целительница сейчас упадет в обморок, обессиленная сражениями с черными силами, которые, как она сказала окружают её и ее семью. После сеанса целительница сказала, что нужен оберег от черных сил и порекомендовала ей купить магический кристалл и еще какой-то препарат собственного изготовления, который нужно пить постоянно. Естественно лечение на этом не закончилось и нужно было пройти полное очищение, а это еще три сеанса.

Придя домой, Марал апа включила телевизор, снова на тот же канал. Там шли новости, очень не хорошие и печальные: об убийствах, катастрофах и прочие. Переключив его, она попала на " Битву чудотворцев". Чудотворцы, обладающие волшебной силой распутывали с легкостью запутанные дела, находили пропавших без вести людей по одной фотографии и ручались, что вылечат от неизлечимой болезни.

У Марал апа в доме уже висел один амулет. Вообще-то, это был коран, но он был проколот цыганскими иглами и обмотан нитками. Его дал самый сильный молда — Азиз, приезжий, откуда она уже и забыла. Амулет висел давно, но толку от него не было. Только, заметила, что стала болеть чаще. Сам амулет был ужасно дорогой. Что там внутри находится, сын не знал, поверив маме на слово. Этот амулет должен был принести семье счастье и спасти сына от бед, но так как сын не особо в это верил, то амулет так и висел на стене в родительском доме.

Просмотрев передачу, Марал апа еще больше загрустила. Она боялась, что так и не увидит своих внуков и горько заплакала.

Вечером, как и обещала, пришла Куляш с тарелкой только что испеченного собственноручно ею пирога.

— Смотри, что принесла, — сказала она, поставив тарелку с пирогом на стол. И заметив, что хозяйка не в духе, пыталась успокоить ее, — Ну, не плачь... Всё наладится... А? Не плачь, ладно? Я же есть.. Помогу чем смогу...

— Внуков.. внуков не увижу же.. И-и-и-и... — зарыдала в голос апашка.

Куляш обняла ее и, вспомнив про свое неудачное замужество, про мужа-алкаша, тоже заплакала, не выдержав ударов судьбы, жалея и себя, несчастную горемыку, и свою подругу. Они вместе плакали еще долго, потом успокоившись поставили чайник и заварив свежего, ароматного чая, сели за стол чаевничать, а телевизор, чтобы не портил настроение, просто выключили.

Глава 5. Скользкий уж.



  • Бөлісу

Тәріздес шығармалар