Кіру немесе тіркелу

Рай



Эта история была подслушана мною, но не специально. Я ехал на верхней полке в поезде, который вез меня к морю. Здесь не стану вдаваться в подробности. В купе нас было трое, я, женщина по имени Ида и молодая девушка.

Я долго не мог уснуть и когда вроде начал засыпать меня вдруг разбудил громкий смех моих соседок. Они быстро нашли общий язык и все это время мило беседовали. Я открыл глаза и попытался понять причину их веселья. Ида (разрешите так мне ее называть) рассказывала историю о какой-то девушке, которая приехала к ним в город к другу своего брата. Мне вдруг стало интересно. Я лег на бок и начал внимательно слушать ее. Кстати, для полноты картины немного опишу Иду. С виду грозная женщина, но как только она начинала говорить, чувствовалось, что она говорит искренне, и у нее как-то получалось воплотиться из грозной на вид тетки в веселую и добрую тетушку, которая любит рассказать всякие разные веселые истории.

— Я хорошо помню тот день — продолжала Ида — Мы тогда жили в Ташкенте. Стояла жара и скоро должна была наступить пора арбузов и дыней. Папа как всегда занимался домашними хлопотами, когда в дом вошла мама, а за ней следом девочка лет 18. Стройная, красивая, с пухленькими щечками, но идеально чистыми. Она стояла на входе с опущенной головой и будто стеснялась ее поднять, хотя скорее всего так и было. Она была очень воспитанной девушкой. Мы все долго потом удивлялись, как такую девочку одну отпустили за три тысячи километров. В руках у нее была авоська. В эту авоську она положила небольшой чайник, который зачем-то купила на вокзале по приезду. Но самое интересное, что в этот чайник она прятала деньги и каждый раз, когда ей надо было за что-то оплатить она совала руку в этот чайник. Это выглядела смешно, потому что даже ее тоненькая ручка с трудом вмещалась в горлышко. Затем она пыталась отсчитать нужную сумму не высовывая руку. А когда доставала начинала оглядываться по сторонам, никто ли не увидел ее тайник.

— Это Жумак, она не успела купить билеты домой на поезд и ей негде остановиться — сказала моя мама

— Жумак, а что означает твое имя? — спросила я

— Рай — ответила она, не поднимая головы

— Доченька, ты не стесняйся, проходи — указывая на кресло сказала мама

Она на секунду подняла голову и прошла.

Через некоторое время мы сели за стол ужинать. Жумак достала из авоськи все, что было у нее съедобного и выложила на стол. Пол батона, еще не начатый кефир, яблоко и семечки.

— Вот, угощайтесь — сказала Жумак

— Спасибо доченька, оставь себе, тебе еще в дорогу — ответила моя мама

Мы не стали сразу расспрашивать ее, о том, как она здесь оказалась, но между делом задавали ей кое-какие вопросы. И если история, которую она рассказала не была необычной, то, как минимум, она была интересной. Сейчас такое встретишь очень редко.

Дело в том, что ее брат служил в армии на берегу Каспийского моря. Там с ним служил русский парень Саша, он был роддом из небольшой деревни недалеко от Ташкента. После возвращения брат часто рассказывал о своем друге. По рассказам брата Саша был очень хорошим парнем и Жумак однажды сказала маме и папе, что поедет в Ташкент в гости к Саше. Брат, когда узнал, что она собирается уезжать, сначала рассмеялся, а потом понял, что Жумак настроена серьезно и начал обдумывать ее поездку. Уговорив совместно родителей, они взяли билеты напрямую в Ташкент и через пару дней она уже ехала в поезде.

Путь лежал не близкий. Она провела в поезде почти трое суток и всего лишь пару раз выходила на стоянках поезда, так как ей строго настрого запретили выходить во время остановок. Но ей так хотелось вздохнуть свежего воздуха, что пришлось ослушаться родителей. Иногда в дороге она представляла, как впервые встречается с Сашей. Она представляла его в военной форме, высокий и светлый, с широкой улыбкой. Все, как на фотокарточки. Она часто думала о том, что скажет ему при встрече. До этого она уже отправляла ему несколько писем, но ответил он только на одно. Жумак долго переживала поэтому поводу, что, наверное, и решилась на эту поездку.

Рано утром она ступила на землю солнечного города Ташкент. У нее была всего одна небольшая сумка и нарды, сделанные заключенными, которые брат заказал через друзей, работавших в тюрьме. Первым делом она направилась к телефонной будке, чтобы сообщить о своем благополучном прибытии. Жумак позвонила брату и еще раз переспросила адрес Саши. Затем позвонила маме и успокоила ее, сообщив, что поездка была хорошей, и соседи по плацкарту оказались добрые и веселые люди, и три дня пролетели с ними незаметно. Далее ей предстояла поездка до деревни, где жил Саша. Добраться до нее можно было только на автобусе, который выезжал ежедневно в десять часов утра. Но добирался он до этой деревни очень долго. Примерно от трех до четырех часов. Дорога была слишком не ровная, да и местность холмистая.

Как только она поговорила с родными, Жумак направилась на автовокзал, который находился рядом с железнодорожным вокзалом и купила билет. У нее было еще часа полтора в запасе, и она решила направиться на небольшой базар рядом с автовокзалом. Там то она и купила, тот самый чайник. Вообще она не планировала покупки, но этот чайник ей чем-то понравился. Хотя на вид он был самым обычным чайником, в котором заваривают чай. Он был белого цвета небольшими красными цветочками похожими на мак. В дорогу она еще купила водички и батончик шоколадки. Ровно в десять часов она зашла в автобус и села на место у окна. Иногда от того, что на больших кочках пассажиры подпрыгивали, Жумак приходилось прикрывать рот, чтобы они не заметили, как она над ними смеется. Но все остальные видимо привыкли к этой дороги и поэтому на их лицах она могла наблюдать только спокойствие. Это была небольшая деревня, где все друг друга знали. И пол дороги на Жумак смотрели с оглядкой. Не могли никак понять к кому едет эта миленькая девочка, но никто и не подумал, что она казашка, ее приняли за свою — узбечку. На ней легкое летнее желтое платьице в белый горошек, на ногах бежевые сандалики, волосы собраны в две косички. В деревне жили в основном узбеки, но не мало было немцев и русских.

Она выходила с автобуса последней и перед выходом спросила водителя, как добраться по нужному адресу. Водитель вышел с автобуса и показал все руками, указывая каждый поворот. И она направилась к Саше.

Шла она недолго. По дороге ей встречались местные жители, которые оборачиваясь провожали ее взглядом. Когда она проходила мимо дома с зелёными воротами ее окрикнула одна бабушка, которую все называли баба Маша и спросила, кого она ищет. Жумак ответила, что знает адрес и дорогу, но все равно сказала, что приехала к другу брата Саше и показала его фотографию. Бабушка сразу узнала Сашку и преподнесла Жумак неожиданную новость. Если бы бабушка знала всю историю, то вряд ли она бы так ответила. А сказала она, что Саша, как полгода переехал в соседнюю деревню, которая находилась еще в ста пятидесяти километрах от этой деревни. Когда Жумак услышала эту новость она чуть не разревелась. Она села на лавочку возле забора и закрыла лицо руками. Ей еле удалось сдержать слезы. Жумак поняла, что именно поэтому Саша не ответил ей на последние три письма. Они просто не доходили до него. Она сидела на лавочке и думала, как быть дальше. Жумак слишком сильно хотела увидеть его в живую, но не могла понять почему она хотела этого, но в тоже время ехать еще сто пятьдесят километров, да еще неизвестно куда. Она боялась, что он мог переехать еще куда-нибудь или вообще не вспомнит и не узнает ее. Жумак все-таки решила идти до конца, ведь она не зря сделала такой долгий путь. Жумак спросила у бабы Маши откуда здесь можно позвонить, и баба Маша сама лично проводила ее к магазину откуда за пару копеек можно было сделать один звонок. Жумак снова первым делом позвонила брату и сообщила ему все как есть. Брат сказал, чтобы она возвращалась, но Жумак была решительна. Брат снова не смог отказать сестренке и сказал, что родителям он скажет, что она добралась и встретилась с Сашей. Но сказал, что направит ей еще немного денег и попросил позвонить, как только доберется до той деревни.

Было примерно три часа дня. Автобус до той деревни куда переехал Саша отправлялся каждый день в двенадцать часов дня. Жумак расстроилась и не знала, что ей делать дальше. Баба Маша предложила Жумак переночевать у нее дома, сказав, что живет сейчас с внуком и никаких неудобств она не создаст. Так как выбора не было Жумак пришлось согласиться. Как обычно в это время года, летом, у бабы Маши гостил ее внук Стэфан, который приезжал из Германии в деревню к бабушке на летние каникулы. Баба Маша называла его ласково Степушка.

Стэфану было восемь лет, кругленький, рыжий и не высокого роста. У него явно был излишний вес, которого он не особо стеснялся. Стэфан был практически безобидным ребенком, но часто попадал в неприятные истории, и не редко в смешные. Однажды они с соседским мальчуганом подожгли сено. Благо успели вовремя потушить, но сам он не поджигал, да и вообще был против этого. Но его друг все-таки поджег и быстро сбежал с места преступления, а Стэфан начал тушить пожар и одновременно звать на помощь бабушку, крича изо всех сил. Пожар потушили, а Стэфан все равно получил втык, но друга он не выдал. Сказал, что игрался со спичками, но поджигать не хотел, потому что знал, что сено — это важная еда для коров и лошадей. Он так и сказал:

- Бабушка, честное слово я не поджигал, я же знаю, что сено для коров, это как для нас хлеб.

Баба Маша очень любила внука и все прощала ему.

Баба Маша старалась не баловать внука, но все равно никогда не могла устоять перед его капризами. Обычно, когда Стэфан просыпался он начинал звать бабушку. Баба Маша тут же быстрым шагами шла в комнату и выносила его оттуда на своей спине, относила на кухню и аккуратно спускала его на стул. А за столом уже было полно домашней еды. Творог, сметана, только что выпеченный хлеб из печи, виноград, молоко. И Стэфан все это поедал, и никто его за это не ругал. А баба Маша дальше шла делать домашнюю работу. После того, как он заканчивал с утренней трапезой он выбегал на улицу к бабушке, обнимал и прижимал ее сильно. Так они стояли примерно минуту, а потом он убегал играться.

Когда Жумак и баба Маша подходили к крыльцу дома из курятника выбежал Стэфан, весь потрепанный.

- Эй, Степушка, ты опять кур моих гоняешь? — крикнула баба Маша

- Этот твой петух, я точно его поймаю, отрублю ему голову и попрошу сварить мне из него суп — отряхаясь сказал Стэфан

Жумак и баба Маша засмеялись.

- Вот, поздоровайся с Жумак, она сегодня останется у нас, завтра поедет в соседний поселок — сказала баба Маша.

- Жумак — вслух произнес Стэфан ее имя, как будто пытался сам понять перевод. — Странное имя, ты, наверное, не узбечка, а то у нас тут одни Гульчехры да Гульноры — он с трудом произнес эти имена.

Лет 10 назад сын бабы Маши переехал в Германию и там женился на немке. Затем у них родился Стэфан. Баба Маша съездила к ним в Германию и уже тогда у нее появилась какая-то необъятная любовь к внуку. Она взяла с сына обещание, что тот каждое лето будет отправлять к ней Стэфана или приезжать вместе с ним. Но сама она и не думала переезжать туда, уж слишком дорог был ей родной край.

- Сынок — говорила баба Маша — я не смогу бросить свой дом. Я просто не смогу уснуть, зная, что там осталась моя коровка Марфа, моя собачонка Пальма. Я уже старенькая.

Сын обещания сдержал и каждое лето приезжал со всей своей семьей в деревню к бабушке, а когда Стэфан подрос оставлял его на все лето одного.

— И что же означает твое имя? — спросил Стэфан

— Рай — ответила Жумак — я казашка.

Хоть она была и застенчивой, ей как-то легко было найти общий язык со Стэфаном.

Баба Маша накормила их вкусным обедом и ушла заниматься делами. А Стэфан пошел показывать Жумак деревню. Но перед этим Жумак предложила свою помощь, баба Маша любезно отказалась, сказав, что практически все закончила.

- Рай, можно я буду тебя называть Рай — спросил Стэфан

— Так меня никто никогда не называл, но я разрешу только тебе — ответила Жумак

— Как ты здесь оказалась, меня вот папа привез на все лето, а тебя? — продолжал свои расспросы Стэфан

— Я еду к другу брата, его зовут Саша — ответила Жумак

— Рай, ты что его любишь?

Жумак покраснела и не смогла ответить на этот вопрос даже себе.

— Да, точно, любишь, зачем же ты тогда едешь к нему?

— Я просто хочу с ним познакомиться

— А что в нем интересного — спросил Стэфан

Жумак снова задумалась и начала вспоминать, что ей рассказывал о нем брат. Саша всегда всех смешил, он никогда не рассказывал анекдоты, но ему удавалось всех смешить. При этом он сам всегда улыбался. Брат говорил, даже во время утреннего подъема они в спешке все одевались и Саша в том числе, но делал он это с улыбкой. И когда у него спрашивали, почему он смеется он всегда отвечал, а что мне плакать что ли. Брат Жумак был спокойным парнем, и Саша часто подсиживался к нему задавая кучу вопросов. Особенно он расспрашивал о его девушке. Ждет или не ждет, любит или не любит. Он всегда говорил:

— Да как, чтобы такого красавца и не дождаться — и трепал его волосы по-братски.

Так они и подружились. Они даже дали обещания, что обязательно будут на свадьбе друг у друга.

Жумак со Стэфаном обошли всю деревню и каждому встречному Стэфан говорил:

— Здравствуйте, это Рай, она казашка, она едет к другу брата, его зовут Саша.

Он это произносил так, как будто сейчас у них заладится серьезный разговор и его начнут расспрашивать о ней. Но ему только улыбались в ответ и кивали головой. В деревне все знали и любили Стэфана и каждый пытался его чем-то угостить. Он же, не стесняясь брал и старался изящно кланяться, как кланяются джентльмены своим дамам. Но выглядело это довольно-таки смешно, потому что Стэфан был совсем не пластичный и когда он кланялся, казалось, что он что-то уронил и резко наклонялся, чтобы быстро поднять это с земли. И всем это нравилось, кто-то даже дал ему прозвище Лорд.

Они возвратились, когда были сумерки. Скот возвращался домой. Стэфан побежал к ним и начал гнать их подальше от дома. Но животные все равно направлялись в сторону дома. Он никак не мог понять, как они понимали, что именно это их дом. Он даже нервничал от не до понимания всего этого.

— Ну бабуль, ну как они приходят сами домой — топая ногами спрашивал Стэфан

— А бабушка не могла сдержать смеха то ли от того, что это так тревожит Стэфана, то ли от того, что сама и не представляет, откуда они знают, где их дом.

На ужин пришла соседка тетушка Орзу, так ее называл Стэфан. Она говорила на русском, но с очень смешным акцентом.

— Досенька, Жумак, я вижу ты красивый девушка, зачем тебе Сашка, он же жениться уехал, вон мой Шухрат тоже красивый мальчик, хочешь мы поедем с тобой домой и попросим тебя у родителей, приедешь и будем вместе жить, внуков мне подаришь, и Степушка тоже приезжать будет. Я смотрю вы с ним подружились.

Жумак даже испугалась ее слов и не знала, что сказать.

Но тут Стэфан пришел на подмогу:

— Нет, ей не нужен Шухрат, он совсем не красивый. Она поедет к Саше. Ну и что, что он женат, ей вон, нарды отвести ему надо. Брат ее передал. Тетушка Орзу, Шухрат нравится Гульчехра. Он мне сам это говорил.

Все женщины, сидящие за столом, засмеялись. Тетушка Орзу была доброй женщиной. Да и вообще, Жумак казалось, что в этой деревне все люди добрые. За все время, которое она пробыла у бабушки, она увидела много людей, и узбеков, и немцев, и русских, которые проходя мимо дома бабушки, всегда здоровались с ней или приносили ей что-то, а когда узнавали, что у нее остановилась девушка казашка, да еще и неземной красоты, односельчане специально приходили мимо дома бабы Маши, в надежде лично увидеть Жумак.

Тетушка Орзу принесла с собой небольшую сумку и попросила Жумак взять ее собой, и передать ее дальнему родственнику, который жил в той же деревне. Они сидели до позднего вечера и разговаривали с Жумак, о том, как ей живется на родине, хороший ли они собирают урожай, как плодится их скот. Расспрашивали о ее семье. Жумак на какое-то время даже забыла, что она далеко от дома. А Баба Маша и тетушка Орзу рассказывали ей свои истории из жизни. Они рассказали, что живут по соседству уже 25 лет. Когда тетушка Орзу переехала к ним в деревню она вообще не знала русский язык и баба Маша помогала ей обосновываться на новом месте. Помогала с едой, одеждой, по хозяйству. А Стэфан в это время, когда уже совсем потемнело вышел на улицу и сидел на лавочке. Он смотрел на небо и считал звезды. И когда насчитал двадцать, понял, что их бессчётное количество и посчитать их все не получится. Мысли Стэфана не были мыслями восьмилетнего мальчика. Он думал всегда о чем-то глобальном. Простые детские игры его совсем не интересовали, поэтому он практически не бегал с местными мальчуганами по деревне, не лазил в чужой огород, не пинал мяч, не пытался прокатиться на баране, не ходил на речку. Он чаще ходил один, взяв в руки какую-нибудь палку и разговаривал сам с собой. Или заходил кому-нибудь во двор дома и беседовал с ними. Особенно ему нравилось заходить к узбекам, которые плохо говорили на русском. Ему казалось, когда они пытаются с ним говорить на его языке, таким образом он учит их русскому языку. Иногда он демонстрировал свой немецкий. Он первое время даже разговаривал только на немецком, чтобы показать, что он из другой страны.

Уже было одиннадцать часов вечера. Тетушка Орзу ушла домой, а баба Маша и Жумак вышли к Стефану посидеть с ним на лавочке.

— Что ты тут сидишь Степушка, кажется пора спать? — сказала баба Маша

— Бабушка, я звезды считаю — ответил внук.

— И сколько ты их насчитал — спросила Жумак

— Много, двадцать, но мне кажется их еще больше, я просто дальше не умею считать.

— Каждая звезда на небе — это одно сделанное добро — начала баба Маша. — Сегодня на небе очень много звезд, значит сегодня было сделано много добра. А бывает небо чистое, значит люди забыли сделать какое-нибудь добро. Так, что, чтобы небо было всегда красивое надо делать много добра, Степушка. Среди них есть и твои звезды. И знай, что звезды не сгорают и не исчезают, они остаются в небе, чтобы, когда тебе понадобиться найти правильную дорогу они могли светить тебе. Запомни, чем больше добра, тем светлее будет твоя дорога.

Стэфан посмотрел на небо и начал искать свои звезды, но они все были одинаковыми, и он сам выбрал себе несколько звезд.

Когда все уже легли спать Жумак снова начала представлять Сашу, как он выходит к ней навстречу, обнимает и целует в щечку все с той же его фирменной улыбкой, точь-в-точь, как на фотографии. Она все больше понимала, что она едет к нему, как к брату. Ей хотелось познакомиться с его женой и ребенком.Вся его семья ей представлялась такой же светлой и такой же улыбчивой. Она уже начала засыпать с этими мыслями, как у порога комнаты услышала голос Стэфана.

— Рай — шепотом произнес Стэфан. — Ты уснула?

— Нет — ответила Жумак

Тогда Стэфан прошел к кровати и сел на ее край.

— Однажды я видел в небе совсем одну звезду, прямо около Луны. Как думаешь, чье это добро? Я обрадовался, что это была моя звезда, но потом вспомнил, что пролежал весь день дома с температурой. Бабушка тогда не отходила от меня. Почему в небе не было ее звезд? Я думаю, это была именно ее звезда. Но почему их так мало для такого огромного неба?

— Иногда звезды загораются позже, чтобы объединиться с другими звездами. Когда их много они лучше освещают тебе дорогу.

— Рай, разреши мне поехать с тобой к Саше. Я тоже хочу познакомиться с ним. Я буду нести сумку тетушки Орзу.

— Баба Маша не отпустит тебя. Ей нужно помогать по домашним делам — сказала Жумак.

— Да какая от меня помощь, я только могу коров гонять. Но они и то, сами знают дорогу.

— Стэфан, дорогой, надо идти спать, а утром ты спросишь у бабушки. Но сразу говорю, это плохая идея и баба Маша будет зла на тебя хоть и очень любит тебя — она сказала это, как можно мягче, чтобы Стэфан не расстроился.

Утром Жумак разбудил Стэфан, он вбежал в комнату и начал трясти ее. Он радовался, что бабушка отпустила его. Ему удалось уговорить свою любимую бабушку. Баба Маша просто не могла отказать своему любимому внуку хоть вначале и была против. Он приводил ей всякие причины, о том, что хочет познакомиться с Сашей, что хочет посмотреть, как живут люди в другой деревне, а в конце заявил, что, если вдруг Жумак захотят украсть замуж, он ее никому не отдаст. Баба Маша просто не смогла найти свои причины, чтобы не пустить его с Жумак. Она всегда знала, что ее Степушка особенный и роль его на этой Земле особенная. И если он видит в этой поездке свою особую роль пусть она не помешает ему в этом.

Стэфан тщательно подготовился к поездке. Набрал две бутылки воды, одну Жумак вторую себе. Выстирал свою белую кепку и повесил ее на солнце, чтобы она высохла до отъезда. Для Саши он подготовил подарок. Это был самый обычный камень похожий на дельфина. Камень и вправду был похож на дельфина. Он нашел его еще в Германии и с тех пор возил его всегда с собой. Баба Маша волновалась, но успокаивала себя тем, что поездка недолгая. Она несколько раз была в той деревне и даже хорошо знала председателя колхоза. Поэтому попросила Жумак, чтобы они вместе со Степушкой его нашли и передали большой привет от бабы Маши. Она проводила их до автобуса и когда он тронулся еще долго махала им вслед платком, а Стэфан смотрел с заднего окна автобуса и махал ей кепкой. Ему всегда трудно было расставаться с бабушкой, но всегда шепотом проговаривал себе, что скоро обязательно вернется. Тоже самое он сделал и сейчас. Потом, когда дорожная пыль полностью поглотила бабушку он сел и достал из сумки рисунок, на котором они с Жумак стояли, держась за руки. Он нарисовал их в ночи, где светила Луна и было много звезд.

- Рай, это тебе. Пусть звезды всегда светят тебе, пусть они освещают твою дорогу. Теперь ты моя старшая сестра.

Жумак обняла и поцеловала Стэфана. Она сказала, что теперь и он ее младший брат и, что он обязательно должен приехать к ней в гости.

Всю остальную дорогу они молчали. Жумак, чем ближе они подъезжали к Саше, все больше волновалась. Постоянно прокручивала в голове их встречу. Стэфан всю дорогу смотрел в окно с бутылкой воды в руках. Он, наверное, думал о звездах, о том, что на небе должно быть всегда много звезд, чтобы они освещали дорогу каждому.

С Сашей они так и не познакомились. Он жил в этой деревне всего месяц, а потом уехал в Ташкент с семьей на заработки. Стэфан тогда сильно расстроился, ведь он так готовился к этой встрече. Жумак отнеслась к этому стойко. Хоть она так и не встретилась с ним. Она решила для себя, что так суждено, и что Саша все равно останется для нее все таким же, высоким и красивым, с широкой улыбкой.

— Вот такая вот история — сказала Ида, нарушив тишину в купе.

За время рассказа я не заметил, как спустился и оказался рядом с ней. Мне хотелось продолжения, но я стеснялся спросить, что было дальше. Как они вернулись домой? Что стало со Стэфаном? Где сейчас Жумак? И еще десятки вопросов. Я посмотрел на бабушку и понял, что на этом история закончилась. Мы посидели в полной тишине еще несколько минут. Не представляю, о чем думали мои попутчицы, но я в голове пытался представить продолжение. Я не успел далеко убежать в своих фантазиях, как молодая девушка заявила:

— Я дочь Жумак.

Меня словно облили холодной водой. Мне вдруг резко стало душно, и я вышел из купе. Дочь Жумак — проговорил несколько раз я у себя в голове, я не мог представить себе это, я думал такое может произойти только в кино. Я никак не мог внушить себе, что в одном купе из миллионов людей может оказаться именно дочь Жумак и Ида, женщина, которая когда-то тоже приютила Жумак. Я сделал несколько вздохов и выдохов и зашел обратно в купе. Там до сих пор стояла тишина. Я снова сел напротив молодой девушки и уставился на нее, пытаясь разглядеть в ней ту самую Жумак. Стройная, красивая, идеально чистое лицо. Не хватало только косичек. Когда Ида наливала себе воды я попросил ее налить и мне. Я ждал продолжения, но теперь уже от этой девушки, от дочери Жумак.

Она словно понимала, что мы требуем продолжения и сама начала рассказывать о себе.

- Меня зовут Мария, мама назвала меня в честь бабы Маши. Мама всю жизнь проработала в скорой помощи. Она часто рассказывала мне эту историю, точь-в-точь, как рассказали мне вы. Я тоже никак не могла понять, как ее тогда отпустили родители, а теперь сама еду одна к своему парню — сказала Мария улыбаясь.

Дочь Жумак действительно была красивой девушкой с не менее красивой улыбкой.

- Баба Маша еще жива — продолжила девушка — нопередвигается очень тяжело, поэтому сыну пришлось забрать ее в Германию. Она согласилась, но с условием, что похоронят ее в родной деревне. Мама до сих пор общается с ней и ее сыном. Мы даже ездили с мамой в ту самую деревню, когда мне было лет 5. Тогда баба Маша еще ходила и могла заниматься домашними делами, хоть уже и с трудом.

— А где Стэфан, Степушка, наверное, большим человеком стал — не удержавшись спросила Ида.

Мария сделала паузу, а потом еле слышно произнесла

— Он умер, когда ему было десять лет.

Меня снова будто облили холодной водой и мое сердце начало почему-то биться быстрее. Мне казалось, что это все сон, что нет никакой Жумак, нет бабы Маши и нет Степушки, а если они и есть, то все они живы и счастливы.

— А что случилось со Степушкой? — спросила Ида

- Его как обычно привез папа не летние каникулы. В один из дней местные ребята уговорили Стэфана пойти с ними на речку. Он сказал, что плавать не умеет, но пойдет с ними и просто побудет на берегу. Когда они уже собирались уходить один из мальчиков начал тонуть. И Стэфан единственный, кто побежал его спасать. Мальчики говорили, что перед тем, как броситься спасать, он некоторое время смотрел на небо. Он даже не доплыл до тонущего мальчика, как его самого затянуло в воронку. Когда его нашли его глаза были открыты и смотрели они прямо в небо.

Я больше не мог слушать дальше эту историю. Мне вдруг захотелось, чтобы Стэфан был жив, но еще больше мне хотелось с ним познакомиться, как, наверное, однажды он хотел познакомиться с Сашей. Я залез к себе на верхнюю полку, посмотрел в окно и начал искать свою звезду. Их оказалось много. Я вдруг представил Стэфана, считающего звезды.

Сегодня звездное небо — подумал я — А значит они светят мне, чтобы указать мне правильную дорогу.



  • Бөлісу

Тәріздес шығармалар