Кіру немесе тіркелу

Снеговички


Когда ещё люди не боялись людей, я могла задерживаться на улице допоздна. Нет, конечно, родители беспокоилсь обо мне и тогда. Но не за то, что дочку украдут или убьют на улице, а за то, что вовремя не поела или замёрзла (перегрелась).

Новый год мы отмечали тогда, конечно, в семье. Но перед этим я играла с своей компанией во дворе и могла задерживаться вплоть до 11 часов! Как и многим подросткам, с компанией мне было лучше — ведь семью мы не выбираем

В предпоследний день 1990 года мы сговорились, что 31 декабря вылепим каждый своего снеговичка и вложим в него заранее заготовленные пожелания. А в последний день пошли лепить снеговичков.

Снеговиков лепили кто каких, но конфликт аккуратности и фантазии был налицо у всех. У меня победила, конечно, фантазия

Я слепила снеговичка (первого и последнего в жизни!) и положила своё желание ему в голову. На следующий день ни одного снеговика на месте уже не было. Наташа (которую в компании называли «Малечкой» из-за тонких пальцев), переживала, что снеговичков сломал её враг Вадик — первый хулиган во дворе, и прочитал её пожелание. Я особо за это не переживала, потому что там ничего тайного не было. Я в то время была пацифисткой, поэтому пожелала, чтобы прекратились навсегда все войны.

А потом нагрянул 1991 год, и тогда многие из нас поняли, что есть вещи пострашнее войны. Люди стали бояться людей, родители стали бояться отпускать детей поздно, и это был последний Новый год, который я встретила в компании друзей.

С тех пор к снеговичкам у меня особое отношение.



  • Бөлісу

Тәріздес шығармалар


Филипп Траум 31 Желтоқсан 2019 20:48

Очень трогательный рассказ. Напомнило:
"Только теперь не умом, а сердцем поняла Фай Родис всю неизмеримость цены, заплаченной человечеством Земли за его коммунистическое настоящее, за выход из инферно природы. Поняла по-новому мудрость охранительных систем общества, остро почувствовала, что никогда, ни при каких условиях, во имя чего бы то ни было нельзя допускать ни малейшего отклонения к прежнему. Ни шага вниз по лестнице, обратно в тесную бездну инферно. За каждой ступенькой этой лестницы стояли миллионы человеческих глаз, тоскующих, мечтающих, страдающих и грозных. И море слез."