Кіру немесе тіркелу

Дела волшебные 5


5. Хозяин семи родников.



Куда идём, молчит, не разглашает,

Но явно с направлением знаком.

Спросить об этом лишь одно мешает,

Чтоб не отстать, держусь за ним бегом.


Шестую милю точно не достану.

Запас из сил скончался как-то весь.

Хриплю ему: «Подобно урагану

Идите вы, а мне неплохо здесь».


И где остановилась, там и села:

«Увольте, ноги больше не идут.

И бегать за обещанным не дело.

Обещанное, слышала я, ждут».


«Ну да, три года». — Был ответ с улыбкой.

«Не в этот раз. Надежду не смакуй.

И нечего прикидываться хлипкой.

Вставай давай, к мечте дорогу куй».


Схватил за руку, дёрнул, как морковку,

Чуть придержал — качаюсь на ногах:

«Подбодрим всё же у тебя сноровку,

А то удача сходит в ползунках».


Достал из-под плаща бутыль чего-то,

Воздал по чести славу двум глоткам,

Мне протянул. Хлебнула, как с болота,

Но сила припечаталась к ногам.


Вперёд него, забыв отдать бутылку,

Шагаю, обращая травы в пыль,

А сзади в спину мне через ухмылку:

«Ты главное не урони бутыль».


Догнал меня, идет не торопливо.

Забрал бутыль, промолвил не в укор:

«К подобному относится брезгливо

Хозяин родников семи и гор.


Он как хозяин, не из добрых точно

И ухо надо с ним держать в остро,

Иначе к нашим чаяньям бессрочно

Заявится стабильное зеро».


Не сразу поняла его, с разбегу,

Но подтвердила без обиняков:

«Да так всегда, к любому человеку...

А кто хозяин из себя таков?»


Ну вот зачем так сильно улыбаться,

Заточенный показывать абсурд?

Ответа не охота дожидаться,

Но он пришёл: «Дракон старейший Гурд».


На фоне откровенного оскала,

Который порождает в горле ком,

Которого страшнее не видала,

Дракон старейший виден пустяком.


А между прочим, слух о тех драконах,

Которых вроде около пяти,

Не добрый весь, по сути, об уронах

И их влечёт сторонкой обойти.


А тут мы прямиком к такому в гости,

Без приглашенья, не предупредив...

Собрать бы в кучу после встречи кости

Уже какой-то будет позитив.


Ещё десяток миль и мы на месте:

Стоим под стягом непреступных гор.

От лестницы, при всей возможной лести,

Бегут не только ноги, даже взор.


С каких времён она висит — не ясно:

Древесный мост, обвязанный пенькой.

Смотреть-то на неё уже опасно

Не то что взять трясущейся рукой.


Учителю огромное спасибо —

Его улыбка сделала своё:

И лестница рассыпчатого типа

Мне показалась вовсе не старьё.


Пятьсот дощечек и трясутся ноги.

Чуть отдышалась и наверх опять.

А высота уже — помилуй боги!

Попробуй кто-то лестницу отнять.


Карабкались наверх не меньше мили.

Со лба капель настойчивым дождём

И ноги подо мной уже вопили:

«Ползи без нас, иначе подведём...»


Скала сплошная рухнула к равнине,

Что перед взором разлеглась ковром

И только, где-то там, по середине

Возвышенность маячила бугром.


Путь до него нерадостно-далёкий,

Как добралась — не стоит вспоминать.

К бугру присела, вытянула ноги,

Щекой прижалась. Всё. Не кантовать.


У Цэра взгляд в сомнительной надежде,

Мол, что-то ты вот зря щекой сюда.

Ему глазами выдала: хоть ешьте,

Но час отсюда точно никуда!


Ухмылку подарил, пожал плечами,

Шагов на десять отошёл и вдруг

Разверзся непонятными речами:

«Юувтстевирп йом ончев йырдоб Друг!»


Бугор, прижатый мной, зашевелился,

Ответ пришёл откуда-то с верхов

(мой взгляд от удивленья округлился):

«И вам прожить во веки без врагов».


В порыве, безуспешном, встать на ноги,

Поскольку обе выпали в отказ,

Руками извинилась в жест широкий,

Уставившись в драконий жёлтый глаз.


Драконий лик, как грозовая тучка,

Прицельный взгляд, как молнии удар.

С испуга помахала ему ручкой:

«Анарим, познакомиться адар...»


«Какая прелесть!» — Пасть проговорила:

«Ты где её, мой друг, отковырял?

Так на моём крыле уселась мило,

Что даже я в сомнениях застрял».



  • Бөлісу

Тәріздес шығармалар